Оспаривание договора цессии при банкротстве
Shedevr-24.ru

Юридический портал

Оспаривание договора цессии при банкротстве

Цессия должника: как ее оспорить

Андрей Ларин рекомендует:

Оспорить цессию и пополнить конкурсную массу

Если должник уступил требование, чтобы вывести активы и оставить кредиторов без денег, цессию можно оспорить. Как сформулировать просительную часть заявления и от чего зависит выбор формулировки. Если он добросовестный — взыскивайте неосновательное обогащение.

По общему правилу, при неплатежеспособности, все, что передал должник по недействительной сделке, возвращается в конкурсную массу. Значит, в нее возвращают и права требования, которые он передал по недействительному договору цессии.

Сложности возникают, если к моменту оспаривания уступки он уже выплатил долг цессионарию — если был удовлетворен иск , ему придется платить второй раз. Президиум ВАС указал: если суд признал соглашение об уступке права недействительным, а он уже исполнил обязательства перед цессионарием, такое исполнение считается надлежащим. Обязательство должника по договору прекратилось, и его нельзя заставить исполнить его повторно.

Вывод ВАС прямо влияет на то, как сформулировать просительную часть в заявлении о признании договора цессии недействительным. Не просите суд вернуть имущество в конкурсную массу и восстановить дебиторскую задолженность. Он откажет и приведет к неосновательному обогащению.

Привлекайте цессионария к участию в обособленном споре как заинтересованное лицо, а должника — как третье лицо. Просите суд признать договор цессии недействительным и взыскать с цессионария уплаченную сумму долга.

Пример формулировки «1. Признать недействительным договор цессии, заключенный Обществом, А (общество-неплатежеспособно) и Обществом Б. 2. Взыскать с Общества Б в пользу Общества, А неосновательное обогащение в размере _____ руб.» Например, заимодавец и заемщик заключили договоры займа. Заимодавец передал права требования третьему лицу, которому заемщик перечислил деньги. Впоследствии заимодавца признали несостоятельным. Суд указал: если должник надлежаще исполнил денежное обязательство новому кредитору, первоначальный кредитор вправе получить деньги с нового кредитора.

Что делать если должник недобросовестный

Если недобросовестный — просите восстановить требование. Если он знал или должен был знать, что у цессии противоправная цель, но все равно исполнил обязательство новому кредитору, действуют другие правила. В этом случае просите суд признать договор цессии недействительным и восстановить права требования.

Пример формулировки «1. Признать недействительным договор цессии, заключенный Обществом, А (общество-неплатежеспособно) и Обществом Б. 2. Применить последствия недействительности сделки и восстановить права требования Общества, А к Должнику по договору от № в размере _____ руб.» Суд удовлетворит заявление, если сможете подтвердить недобросовестность должника. Доказать это сложно — в практике нет единого подхода к обстоятельствам, которые должен проверить суд. Попробуйте сослаться на то, что договор цессии заключили с нарушением закона о несостоятельности или цель уступки — вывод активов должника.

Например, в ходе конкурсного производства общество уступило цессионарию право требования к гостинице. Гостиница выплатила долг новому кредитору. Конкурсный управляющий потребовал признать договор цессии недействительным и взыскать с гостиницы всю сумму долга. Первая инстанция и апелляция удовлетворили заявление частично. Сделку признали ничтожной, но деньги взыскали с цессионария, а не с гостиницы, решив, что она надлежащим образом исполнила обязательства.

Суд округа возвратил спор на новое рассмотрение. Стороны договора знали о конкурсном производстве, но совершили сделку в обход закона и злоупотребили правом. При этом суды не исследовали, был ли добросовестен должник, когда платил долг новому кредитору. На новом круге рассмотрения суд восстановил право требования общества к гостинице.

Если не сможете обосновать недобросовестность — задолженность не будет восстановлена. В одном деле две инстанции признали сделку недействительной, но восстановить требование отказались. Управляющий подал кассационную жалобу. Суд округа оставил ее без удовлетворения: заявитель не доказал, что должник злоупотребил правом, когда исполнял обязательство новому кредитору.

В такой ситуации суд может только взыскать с цессионария то, что уплатил ему должник. Бесполезно ссылаться на то, что должник по первоначальному договору должен был проверить, действительно ли соглашение об уступке. В законе такой обязанности нет. Напротив, должник обязан исполнить свою обязанность новому кредитору. Кроме того, заявитель обязан доказать, что стороны знали о противоправности сделки — как сторона, которая на это обстоятельство ссылается.

ВС реабилитировал цессию как сделку в деле о банкротстве

Для установления факта недействительности сделки в деле о банкротстве судам нужно «обладать информацией как о стоимости имущества, переданного должником по сделке, так и о стоимости полученного за данное имущество предоставления», объяснила коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ. Однако нижестоящие суды не установили цену переданных прав, указал ВС, отменяя их акты о признании недействительными договоров цессии между входящей в холдинг «Миэль» ЗАО «Миэль-Новостройки» и «ТГК. Юридическая практика».

Спор между компаниями разгорелся в 2013 году, когда Анна Мариничева, конкурсный управляющий оказавшейся в процедуре банкротства «Миэль-Новостройки», обнаружила заключенные в период подозрительности договоры цессии. По ним в 2012 году компания уступила права требования на 136,4 млн руб. к ООО «Стройсимвол» компании «ТГК. Юридическая практика» за 1,86 млн руб.[1] Мариничева сочла сделку недействительной и обжаловала. Три инстанции с ней согласились.

Однако ни одна из них, прежде чем признавать сделку недействительной, не разобралась в равноценности или неравноценности встречного исполнения по сделке, следует из определения ВС (Ольга Киселева, Елена Золотова и Наталья Чучунова), опубликованного 21 июня. Члены экономколлегии обратили внимание на то, что спорящие стороны представили в суд по два отчета о рыночной стоимости уступленных прав. По отчетам «ТГК. Юридическая практика» цена по договорам цессии была рыночной, в связи с чем состоявшееся предоставление можно признать равноценным. Из отчетов конкурсного управляющего следовало, что рыночная цена уступленных прав более чем в 60 раз была выше фактически заплаченной за них.

«Существование четырех отчетов об оценке, обусловливающих совершенно разную стоимость предмета оценки, должно было вызвать у суда разумные сомнения в достоверности сведений, содержащихся в каждом из таких отчетов», — говорится в определении ВС. Члены экономколлегии указали, что суды должны были предложить сторонам провести судебную экспертизу по спорному вопросу. «Однако суд не только не поставил перед сторонами вопрос о назначении судебной экспертизы, но и отказал «ТГК. Юридическая практика» в удовлетворении соответствующего ходатайства, чем существенно нарушил нормы процессуального права», — резюмировала коллегия ВС.

Также она обратила внимание на то, что нижестоящие суды оставили без внимания довод «ТГК. Юридическая практика» о том, что ранее была введена процедура конкурсного производства в отношении заемщика «УКМ». К ней «Стройсимвол» в 2011 году переуступил права требования компании «Миэль-Новостройки».

В связи с этим ВС сделал вывод о «преждевременности» применения судами п.1 ст.61.2 Закона о банкротстве о признании сделки недействительной, а также ст.10 и 168 ГК, так как «наличие злоупотребления в действиях сторон мотивировано исключительно фактом вывода дорогостоящих активов также по заниженной цене».

Не все цессии — намеренный вывод имущества

Ключевым в рассматриваемом деле нужно считать не вопрос права, а вопрос факта: «является ли цена уступки рыночной», считает юрист юридической компании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов.

Однако он не соглашается с обоснованием судьями своей позиции. По его мнению, «у ВС РФ было и другое, более подходящее, основание для отмены, как, например, выяснение вопроса соответствия цены уступки рыночным ценам». «В цену входит не только небольшая фиксированная сумма, но и премия в размере 80% от взысканной впоследствии суммы. То есть, сравнивая цену отчуждения с рыночной, суд, по сути, принимал во внимание лишь ее небольшую часть, что могло привести к вынесению неправильного решения, — считает эксперт. — Именно в этом заключалась ключевая ошибка нижестоящих судов при рассмотрении этого дела, и именно ее следовало исправить ВС РФ».

С выводом экономколлегии о необходимости проведения экспертизы согласна адвокат коллегии адвокатов «Клишин и Партнеры» Мария Хохлова. Она отмечает, что сегодня не существует универсальных, общепринятых оценочных методик для оценки прав требований. По ее мнению, с учетом наличия нескольких экспертиз с различными результатами оценки, при наличии ходатайства со стороны одной из сторон суды должны были назначить судебную экспертизу для определения рыночной стоимости уступаемого права требования.

По мнению юриста юридической фирмы Vegas lex Татьяны Светловой, сегодняшняя практика ВС формирует устойчивую позицию, «направленную на блокирование схем по выводу имущества должника в преддверии несостоятельности», данным же решением «суд поддерживает позицию должника, указывая на то, что не все цессии, заключенные в преддверии банкротства, означают намеренный вывод имущества, а низкая цена не всегда свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны должника и контрагента».

Читать еще:  Утерян договор купли продажи квартиры как восстановить

Светлова считает, что по договору цессии цедент всегда «сталкивается с риском понести убытки», ведь в первую очередь уступаемое требование — это имущественное право. Здесь суды не учли «финансовое положение должника по цессиям», считает она, а также «фактически оценивали уступленные права по номиналу, что является сомнительным с учетом необходимых временных и финансовых затрат на фактическое взыскание долгов». «Данное решение Верховного суда несомненно имеет прецедентное значение, позволяет несколько «реабилитировать» цессию как сделку, на сегодняшний день одну из самых оспариваемых в процессе банкротства», — считает Светлова.

Высший арбитражный суд РФ исходил из того, что при выяснении эквивалентности размеров переданного права (требования) и встречного предоставления необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела, напоминает Хохлова (п.10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса РФ»). В таких случаях суд должен исходить из конкретных обстоятельств дела, должны учитываться платежеспособность должника, степень спорности передаваемого права требования, а также иные обстоятельства, влияющие на действительную стоимость уступаемого права требования, являющегося предметом договора уступки.

1. В 2006 году ЗАО «Миэль-Недвижимость» предоставило ЗАО «УКМ» заем 124,35 млн руб., через три года переуступило право на остаток в 83,9 млн рублей ООО «Стройсимвол». Ранее, в августе 2008 года, «Стройсимвол» предоставил «УКМ» еще один заем на 90 млн руб. В августе 2011 года он за сумму невыплаченного остатка по займам переуступил права требования по ним компании «Миэль-Новостройки».

ВС: как надо оспаривать цессию в преддверии банкротства должника

Промсвязьбанк уступил права требования по кредитам неплатежеспособного должника компании, которая сама вскоре была признана банкротом. Ее управляющий пошел в суд оспаривать договор цессии и добился своего в кассации округа. Но у экономколлегии ВС оказалось иное мнение по этому вопросу.

В марте 2011 года Промсвязьбанк выдал ЗАО “Рускон” два кредита на общую сумму 53,8 млн руб., заключив также в качестве обеспечения исполнения обязательств договоры поручительства.

В конце февраля 2012 года банк переуступил права требования по кредитам и обеспечительным сделкам ЗАО “Отечество-Агро” также за 53,8 млн руб. Последнее заплатило эти деньги Промсвязьбанку спустя месяц – 23 марта, получив прямо в тот же день как новый кредитор эту сумму от “Рускон”.

Однако еще до этого, 2 марта 2012 года, в отношении “Рускон” было возбуждено дело о банкротстве (№ А12-3373/2012), в рамках которого перечисление последним 53,8 млн руб. обществу “Отечество-Агро” было признано недействительным как сделка с предпочтением. Суд обязал “Отечество-Агро” вернуть эту сумму, но компания отказалась, а в августе 2014 года сама была признана несостоятельной по упрощенной процедуре отсутствующего должника (№ А12-24106/2014).

Конкурсный управляющий “Отечество-Агро” потребовал в суде признать недействительным договор цессии с Промсвязьбанком от 2011 года. Компания не получила по этой сделке равноценное встречное исполнение, настаивал управляющий: она приобрела низколиквидные требования к обществу “Рускон”, которое на момент уступки уже находилось в «неудовлетворительном финансовом состоянии», и Промсвязьбанк об этом знал. Все это причинило убытки “Отечество-Агро”, который из-за этого не смог расплатиться с другими кредиторами.

Поручительство против прикрываемых сделок

Первые две инстанции оснований для признания договора цессии недействительным не нашли. При его заключения Промсвязьбанк не мог знать о долгах “Отечество-Агро”, рассудили они. Наличие же признаков неплатежеспособности у «Рускон» само по себе не свидетельствует о невозможности погашения кредитов, так как “Отечество-Агро” были переданы и права по обеспечивающим сделкам поручительства, указали суды.

Кассация округа с таким подходом не согласилась, признав спорную сделку недействительной и обязав Промсвязьбанк вернуть деньги. По ее мнению, банк вел себя недобросовестно и просто переложил все риски на “Отечество-Агро”. При этом, пришла к выводу коллегия, счет “Отечество-Агро” использовался как транзитный: создавалась лишь видимость участия компании в отношениях по выкупу требований, в действительности же заемщик – “Рускон” – просто погашал задолженность перед Промсвязьбанком.

Выход за пределы

Спором решила заняться экономическая коллегия Верховного суда, которая в итоге поддержала Промсвязьбанк и позицию двух первых инстанций.

Как говорится в недавно опубликованном определении тройки ВС (Иван Разумов, Денис Капкаев и Сергей Самуйлов), суд первой инстанции и апелляция пришли к правильному выводу о недоказанности управляющим самого факта причинения вреда имущественным правам кредиторов «Отечество-Агро».

Уступленные банком требования обеспечивались поручительствами, а значит, их ликвидность не могла определяться лишь финансовым состоянием основного должника без оценки реальной возможности истребования задолженности с поручителей,

– говорится в определении ВС.

По мнению экономколлегии, окружной суд, констатировав взаимосвязанность договора цессии и всех расчетных операций и признав их притворными, вышел за пределы заявленных требований. Конкурсный управляющий оспаривал только сделку уступки и не просил признать недействительными две последовательные расчетные операции.

Более того, обратила внимание «тройка», «Отечество-Агро» могло сослаться на эти обстоятельства в деле о банкротстве “Рускон” (№ А12-3373/2012), где операция по перечислению последним 53,8 млн руб. обществу «Отечество-Агро» была признана недействительной. Однако этого сделано не было, и тем самым фактический переход требований от банка к обществу «Отечество-Агро» был признан состоявшимся.

Ошибки конкурсного управляющего

Экономколлегия правильно указала, что для оценки ликвидности уступленного актива необходимо оценивать в том числе реальную возможность получения удовлетворения за счёт существующих поручителей, комментирует спор Сергей Коновалов, юрист практики разрешения споров “Некторов, Савельев и Партнеры: “В противном случае поручительство просто бы игнорировалось, что нивелировало бы сущностное значение этого института”. Согласен Коновалов и с выводом ВС о том, что окружной суд вышел за пределы иска. “Процессуальное законодательство не предоставляет суду право изменять по своему усмотрению заявленные требования с целью использования более эффективного способа защиты”, – указывает он.

Это дело в очередной раз продемонстрировало значительную сложность оспаривания сделок должника в рамках процедуры банкротства, говорит Алексей Толстов, партнер адвокатского бюро “Бобров, Толстов и партнеры”. Спорные сделки действительно выглядят крайне подозрительно, обращает внимание юрист: уступка заключена в предбанкротный период, расчеты совершены после начала процедуры банкротства заемщика и при этом в один день, а в заключении договора цессии отсутствовал экономический смысл. “Однако процессуальные ошибки конкурсного управляющего не позволили ВС в полной мере высказаться по ключевому вопросу. “А был ли сговор и злоупотребление между всеми участниками сделок?” – отмечает Толстов.

Вполне распространенная схема

ВС в этом деле сформулировал два важных подхода о признании уступки и соответствующих платежей недействительными, указывает Николай Покрышкин, партнер “Кульков, Колотилов и партнеры”. Во-первых, для применения ст. 170 Гражданского кодекса (“Недействительность мнимой и притворной сделки”) уступка и платежи должны оспариваться в качестве единой притворной сделки в рамках дела о банкротстве. Во-вторых, для применения альтернативного основания недействительности (ст. 61.2 закона о банкротстве – “Оспаривание подозрительных сделок должника”) необходимо доказать причинение вреда кредиторам должника, который не может быть установлен без исследования как платежеспособности самого должника по уступаемому праву, так и возможности взыскания долга по обеспечительным сделкам с третьих лиц.

При этом, обращает внимание Покрышкин, уступка банками прав требований к неплатежеспособным должникам в пользу третьих лиц вполне распространенная схема. Она позволяет усложнить признание недействительными погашений через «прослойку» в преддверии банкротства должника, а если такие погашения организовать не удалось, допускает банкам избежать обязательного создания резервов в суммах, эквивалентных размеру безнадежной задолженности, рассказывает Покрышкин.

Уступлено право требования – не нужен и резерв, а продолжать взыскание можно и от имени подконтрольного цеденту цессионария,

Схемы с уступкой прав требования в предвидении банкротства должника иногда используются именно для целей переноса рисков оспаривания сделок при банкротстве с одного хозяйствующего субъекта на другого, подтверждает и Роман Зайцев, партнер Dentons. “Нельзя исключать, что это определение ВС может способствовать развитию этой практики в предвидении банкротства, – рассуждает он. – В связи с чем остается ожидать иных разъяснений высшей судебной инстанции, препятствующих развитию подобных злоупотреблений”.

Уступка требования в банкротстве – оспаривание сделки

Признание цессии недействительной. Уступка права требования при банкротстве. Оспаривание договора цессии. Практика признания цессии недействительной.

Читать еще:  Обязательно ли заключать договор на оказание услуг

Цессия или уступка права требования является способом перемены лиц в договоре. Количество судебных дел, связанных с оспариванием уступки, в том числе в рамках процедуры банкротства, в судах на протяжении достаточно длительного периода времени остается существенным.

Закон о несостоятельности содержит ряд специальных норм для оспаривания сделки при банкротстве. Эти основания позволяют оспаривать сделки даже при соблюдении их формы, условий о возмездности и иных условий, содержащихся в ГК РФ.

Основными аргументами недействительности договора цессии являются: совершение сделки в условиях неплатежеспособности; безвозмездность договора, вытекающая из технического характера банковской проводки; преимущественное положение требований цессионария по сравнению с иными кредиторами; неравноценное встречное предоставление – т.е. обстоятельства, являющиеся предметом доказывания при оспаривании сделок в рамках дела о банкротстве. Особенности оспаривания договора цессии рассмотрим на примере судебных актов по делу № А27-22402/2015.

Фабула дела:

АО «Кузбасэнерго» уступило МП «ССК» право требования долга к МП «ГТК». Исполнение договора со стороны МП «ССК» происходило посредством самостоятельных сделок. В результате исполнения МП «ССК» обязанностей в пользу АО «Кузбасэнерго» были уступлены права требования к АО «Кузнецкая ТЭЦ» и к Комитету жилищно- коммунального хозяйства, часть задолженности была погашена посредством проведения зачетов.

ООО «Дудук», ООО «Стройград» в рамках дела о банкротстве МП «ССК» обратилось с заявлением о признании не соответствующим закону исполнения договора уступки МП «ССК» в пользу АО «Кузбасэнерго», применении последствий недействительности в виде взыскания с последнего в пользу МП «ССК» денежных средств. С аналогичными требованиями обратились также ФНС, ООО «Сибирская энергетическая компания».

Определением АС Кемеровской области от 22.03.2019 в удовлетворении объединенного заявления было отказано. Суд первой инстанции посчитал, что кредиторами не доказана совокупность оснований, предусмотренных п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, для признания договора недействительным, ввиду заключения его за пределами трехгодичного срока, предшествующего подаче заявления о признании должника банкротом.

Постановлением апелляции определение оставлено без изменения.

ФНС и ООО «Сибирская энергетическая компания» подали кассационную жалобу. Обосновывая жалобу, ее податели указали на то, что договор уступки и исполнение по нему совершены с противоправной целью, направленной на вывод имущества должника, в ущерб интересам кредиторов. Суды не учли, что на дату исполнения договора должник отвечал признаку неплатежеспособности, доказана совокупность условий, предусмотренных п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Кассация отменила принятые судебные акты.

Судебный акт: Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.09.2019 по делу № А27-22402/2015

Выводы суда:

1. Законодательством предусмотрен правовой механизм оспаривания сделок, совершенных в целях причинения вреда правам кредиторов. Подобные сделки могут быть признаны недействительными на основании ГК РФ и Закона о банкротстве. По общему правилу, сделка, совершенная исключительно с намерением причинить вред другому лицу, совершена со злоупотреблением правом и квалифицируется как недействительная по статьям 10 и 168 ГК РФ.

В тоже время, Законом о банкротстве установлены специальные основания для оспаривания сделок, совершенных должником в целях причинения вреда правам кредиторов. Такая сделка оспорима и может быть признана судом недействительной по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, в котором установлены признаки, подлежащие установлению (противоправная цель, причинение вреда правам кредиторов, осведомленность другой стороны об указанной цели должника), а также презумпции, выравнивающие процессуальные возможности сторон обособленного спора.

2. В данном случае нормы ст. 10 и 168 ГК РФ не подлежат применению, зато подлежат применению специальные нормы Закона о банкротстве. Исходя из заявленных кредиторами пороков оспариваемых сделок, суды обоснованно не применили к подозрительным сделкам, не имеющим других недостатков, общие положения о ничтожности (злоупотреблении правом). Суды справедливо отметили, что отсутствует трехлетний период подозрительности (спорный договор был заключен в 2012 году).

3. Заявителями оспаривается не сам договор, а сделки, связанные с его исполнением. Конструкция оспариваемых сделок свидетельствует о наличии схемы, направленной на погашение задолженности МП «ГТК» перед АО «Кузбасэнерго», в условиях неплатежеспособности МП «ГТК», за счет имущества должника, и, как следствие, доведение его до банкротства в результате совершенных им сделок по погашению долга при отсутствии какой-либо экономической целесообразности приобретения прав требования по номиналу.

Выгода от исполнения приобретенного права требования отсутствовала, поскольку по результатам процедуры банкротства МП «ГТК» требования должника удовлетворены в размере 0,05% от суммы, включенной в реестр.

4. Обстоятельства того, что у должника были долговые обязательства перед иными кредиторами и бюджетом в период исполнения по договору уступки судами не выяснялись, доводы о противоправной цели заключения спорных сделок в ущерб интересам кредиторов не проанализированы; судами не исследовано, был ли осведомлен должник о реальном финансовом состоянии МП «ГТК» при аффилированности сторон.

Комментарии:

1) В рассматриваемой деле суд сформировал важный подход о признании уступки и исполнения по ней недействительными. Раньше судами выносились решения, согласно которым и уступка и исполнение должны были оспариваться как единая сделка.

2) При оспаривании подозрительной сделки должника предполагается, что кредитор, являющийся стороной по этой сделке, является недобросовестным лицом, поскольку информация о признании должника банкротом общеизвестна, следовательно, кредитор знал о том, что заключением данной сделки причиняется имущественный вред иным кредиторам.

3) Основанием для оспаривания сделки является не только неравноценное встречное исполнение по ней, но также формальное установление равноценного исполнения при условии, что кредитор знал о невозможности исполнения обязательства должником из-за недостаточности его имущества.

4) Неравноценность встречного исполнения может выражаться в таких действиях как: уступка права требования по номинальной стоимости с просроченным исполнением обязательства; отсутствие обеспечения; сомнительная возможность взыскания ввиду нахождения должника в процедуре банкротства и т.д.

У нас также есть аудиоподкасты. Это выпуски по 2-5 минут. Посвящены одному спору, конфликту или новости. Их можно слушать прямо на нашем сайте, на сайте подкаст-площадки или скачать себе на компьютер, смартфон и пр. Выпуск 1 (о субсидиарной ответственности); Выпуск 2 (оспаривание договора по мотиву злоупотребления правом); Выпуск 3 (расторжение договора по инициативе продавца, что учесть?). Еще пара десятков по ссылке.

Вы не поверите, но для любителей коротких и полезных видео, у нас появились видеоподкасты. Например, видеоподкаст на тему «Налоги. Оптимизация. Перевод сотрудников в ИП» можно посмотреть по ссылке.

Обратим внимание, что юридическая фирма «Ветров и партнеры» в 2018 году отмечена отраслевым рейтингом юридических компаний Право.ру-300 в номинации «Арбитражное судопроизводство». Это позволило нам войти в ТОП-50 региональных компаний по всей России в данной номинации.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Оспаривание договора цессии при банкротстве

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос «Оспаривание договора цессии при банкротстве». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

Хоть в судебной практике по подобным делам, суд редко становится на сторону должника, наличие одного или нескольких оснований из данного перечня, позволит признать пакт цессии недействительным.

Однако ни одна из них, прежде чем признавать сделку недействительной, не разобралась в равноценности или неравноценности встречного исполнения по сделке, следует из определения ВС (Ольга Киселева, Елена Золотова и Наталья Чучунова), опубликованного 21 июня. Члены экономколлегии обратили внимание на то, что спорящие стороны представили в суд по два отчета о рыночной стоимости уступленных прав. По отчетам «ТГК. Юридическая практика» цена по договорам цессии была рыночной, в связи с чем состоявшееся предоставление можно признать равноценным. Из отчетов конкурсного управляющего следовало, что рыночная цена уступленных прав более чем в 60 раз была выше фактически заплаченной за них. Разрешение по существу требования Иброхима Исмоили не исключает возможности в дальнейшем оспорить сделку, лежащую в основе данного требования, по правилам главы III.1 Закона о банкротстве и при наличии условий, установленных главой 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обратиться с заявлением о пересмотре судебного акта по новым обстоятельствам.) Пункт 2 части 3 статьи 311 АПК РФ позволяет нам рассмотреть дела по новым обстоятельствам такие как отказ отказ в иске, установление в реестр, оспаривание торгов и т.д. Дело об отказе в удовлетворении заявления ввиду ухудшения положения должника (определение Арбитражного суда Воронежской области от 26.01.2017 г. по делу № А14-16837/2015). Сугубо от мнения судьи зависит.

Читать еще:  Договор ответственного хранения с правом реализации образец

Оспаривание сделок в банкротстве: обзор практики вас рф и вс рф за 2014–2016 гг.

Суд признал, что такое поведение говорит об уклонении от погашения долга и ущемлении прав кредитора (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 09.07.2018 № Ф02-2413/2018 по делу № А19-9515/2017).

Аффилированность поручителя и основного должника в подтверждение мотивов выдачи поручительства может быть фактической. Отсутствие встречного исполнения со стороны залогодержателя (кредитора) не может порочить сделку.
Например, управляющий банкротством оспорил подозрительную сделку уступки права, по которой компания-банкрот могла стребовать дебиторскую задолженность. Выписка из ЕГРЮЛ, которую представил суду управляющий, показала, что сделку совершили связанные лица.

Цессия при банкротстве должника

Право оспорить договор цессии с позиции должника – шаткое. Соглашение на трансферт, предполагает сделку между юридическим лицами, предметом сделки при этом, является кредит. Юридические лица именуются далее – цедентом и цессионарием. Цель цедента – выставить такие условия трансферта, при которых должник не сможет выплатить долг до срока, выгодного юр. лицу. Цессионарий же, создает условия для того, чтобы заемщик мог выплатить кредит. Данное юр. лицо отвечает и за процент скидки для должника. Определением Арбитражного суда Саратовской области от 19.01.2015 к участию в деле привлечено МО «Город Саратов», в лице комитета по финансам Администрации муниципального образования «Город Саратов».

Также она обратила внимание на то, что нижестоящие суды оставили без внимания довод «ТГК. Юридическая практика» о том, что ранее была введена процедура конкурсного производства в отношении заемщика «УКМ». К ней «Стройсимвол» в 2011 году переуступил права требования компании «Миэль-Новостройки».
Передача в качестве отступного активов, ставших для должника непрофильными в рамках его основной деятельности, кредитору, заменившему должника на соответствующем товарном рынке, может квалифицироваться как сделка, совершенная в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Вс: как надо оспаривать цессию в преддверии банкротства должника

Для установления факта недействительности сделки в деле о банкротстве судам нужно «обладать информацией как о стоимости имущества, переданного должником по сделке, так и о стоимости полученного за данное имущество предоставления», объяснила коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ.

Правовая позиция. Наличие картотеки неисполненных платежных документов уже само по себе свидетельствует о том, что сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности».

Все эти обстоятельства позволили суду признать сделку уступки права недействительной (постановление АС Уральского округа от 12.05.16 по делу № А76-20870/2014).

НП «АБ «ЮРКОМ», не согласившись с принятым судебным актом, обратилось с апелляционной жалобой и пояснениями к ней, в которых просит отменить определение Арбитражного суда Саратовской области от 15.12.2015, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Оспаривание договора цессии при банкротстве

Однако, в случае недобросовестности цессионария, договор можно оспорить и признать недействительным. При нарушении запрета на уступку права требования – суд признает соглашение ничтожным. Также, по закону, должник может, доказать, что сделка не совершалась. Исход такой же – документ признают недействительным. Возникновение трудностей связано, в том числе, с отсутствием в ФЗ «О банкротстве» №127 положений о правопреемстве. При рассмотрении дела приходится руководствоваться статьей 48 АПК РФ.

Договор цессии – это процесс, при котором, третьему юридическому лицу уступают права требовать долг. Соглашения должника не обязательно, достаточно уведомить его. Дальнейшая судьба заемщика зависит от двух лиц – цедента и цессионария. О том, как происходит признание договора цессии недействительным – читайте далее.

Гостиница выплатила долг новому кредитору. Конкурсный управляющий потребовал признать договор цессии недействительным и взыскать с гостиницы всю сумму долга. Первая инстанция и апелляция удовлетворили заявление частично.
По закону, у должника мало способов оспорить договор цессии. Основанием может послужить признание договора незаключенным, в случае невозможности идентификации уступленного права по условиям соглашения.
Ему нужно «приобрести» по договору цессии задолженность организации, которая платить не может. То есть выкупить обязательство, которое не будут исполнять.
Спор между компаниями разгорелся в 2013 году, когда Анна Мариничева, конкурсный управляющий оказавшейся в процедуре банкротства «Миэль-Новостройки», обнаружила заключенные в период подозрительности договоры цессии. По ним в 2012 году компания уступила права требования на 136,4 млн руб. к ООО «Стройсимвол» компании «ТГК.

Участник общества-банкрота и лицо, которое заключило сделку от имени цедента, состояли в супружеских отношениях. Кроме того, стоимость сделки не соответствовала размеру долга, который приобретала компания-банкрот. Деятельность компании-цедента проанализировали, и выявили неплатежеспособность.

Александр, спасибо за вопрос. Дискуссия была об ОХД банка-должника, но кредитор тоже был банком (это случайность). Иногда, действительно, при банкротстве банков на предмет ОХД рассматривают деятельность кредитора. При этом даже буквальный текст ст. 61.4 ЗоБ говорит об обратном. Есть проблематика «объективизации» критерия ОХД, но в любом случае в отношении «среднего предпринимателя», подобного должнику, а не кредитору.

Попробуйте сослаться на то, что договор цессии заключили с нарушением закона о банкротстве или цель уступки — вывод активов должника. Например, в ходе конкурсного производства общество уступило цессионарию право требования к гостинице.

На недобросовестно должника укажут, в частности, такие обстоятельства:

  • должник-цессионарий заключает договор, где присутствует большой долг (например, задолженность выше 50% балансовой стоимости активов),
  • между цессионарием и цедентом есть связь.

Оспаривании цессии кредитора в рамках дела о банкротстве

Применить последствия недействительности сделки и восстановить права требования Общества, А к Должнику по договору от № в размере руб.» Суд удовлетворит заявление, если сможете подтвердить недобросовестность должника.
Недобросовестные должники и кредиторы задействуют инструмент уступки права (требования) при угрозе банкротства одной или другой стороне. Должник, который желает, чтобы банкротство шло по его сценарию, будет добиваться, чтобы долги оказались у дружественных кредиторов.

Податель апелляционной жалобы настаивает на фактическом исполнении договора на оказание консультационных услуг от 01.02.2012, на котором основан оспариваемый договор цессии б/н от 14.04.2013, заключенный между должником и НП «АБ «ЮРКОМ». Также податель апелляционной жалобы считает недоказанным, что другая сторона сделки — НП «АБ «ЮРКОМ» знало или должно было знать о цели должника причинить вред имущественным правам кредитора. По мнению заявителя, судом первой инстанции не учтено, что на дату совершения оспариваемой сделки в отношении должника не была введена процедура банкротства; процедура наблюдения в отношении должника введена 28.02.2014.Если кредитор помешает незаконной уступке права, это не даст компании-должнику вывести активы таким способом. Банкрот не старается выкупить настоящую дебиторскую задолженность, которую перед ним реально будут погашать.

Члены экономколлегии указали, что суды должны были предложить сторонам провести судебную экспертизу по спорному вопросу. «Однако суд не только не поставил перед сторонами вопрос о назначении судебной экспертизы, но и отказал «ТГК. Юридическая практика» в удовлетворении соответствующего ходатайства, чем существенно нарушил нормы процессуального права», — резюмировала коллегия ВС.

Определением Арбитражного суда Саратовской области от 15.12.2015 заявление удовлетворено: признан недействительным договор цессии от 14.04.2013, заключенный между ЗАО «УК «Центр-Дом» и НП «Адвокатское бюро «ЮРКОМ»; с НП «Адвокатское бюро «ЮРКОМ» в пользу ЗАО «УК «Центр-Дом» для включения в конкурсную массу взысканы денежные средства в сумме 11400000 руб.

Недавно в заседании в АСГМ по делу об оспаривании погашения кредита столкнулся с путанным подходом представителя АСВ: последний упорно обосновывал отсутствие ОХД клиента банка наличием «скрытой картотеки» неисполненных платежей в банке-должнике.
В ситуации, когда задолженность небольшая (от 5 000 до 100 000 рублей), банкам чаще лучше уступить такой долг коллекторам, чем самостоятельно судиться и тратиться на работу юристов, оплачивать госпошлину, подключать приставов и годами получать в лучшем случае 50% от официального дохода, чтобы неизвестно когда закрыть этот долг. Вместо этого банк собирает тысячи этих «проблемных» договоров, и по договору уступки права требования (цессии) продает их коллекторам.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector