Использование заведомо подложного документа пленум верховного суда
Shedevr-24.ru

Юридический портал

Использование заведомо подложного документа пленум верховного суда

Статья 327. Подделка, изготовление или оборот поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей или бланков

1. Подделка официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования или сбыт такого документа либо изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей или бланков –

наказываются ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Подделка паспорта гражданина или удостоверения, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях их использования или сбыт таких документов –

наказываются ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

3. Приобретение, хранение, перевозка в целях использования или сбыта либо использование заведомо поддельных паспорта гражданина, удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, штампов, печатей или бланков –

наказываются ограничением свободы на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до одного года.

4. Деяния, предусмотренные частями первой – третьей настоящей статьи, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, –

наказываются принудительными работами на срок до четырех лет либо лишением свободы на тот же срок.

5. Использование заведомо подложного документа, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи, –

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

Комментарий к ст. 327 УК РФ

Основной объект преступления – нормальная деятельность органов государственной власти и управления. Дополнительный объект – права и законные интересы граждан и юридических лиц.

Предметом преступления являются удостоверение и другие официальные документы, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей, поддельные государственные награды РФ, РСФСР, СССР, штампы, печати, бланки. Понятие указанных предметов (за исключением понятия бланка и удостоверения) было дано при рассмотрении состава преступления, предусмотренного ст. 324 УК РФ.

Бланк представляет собой лист бумаги с оттиском на нем штампа. Оттиск может быть угловым или центральным. Изображение штампа осуществляется типографским способом, но может быть выполнено и с использованием штампа. Бланк используется для изготовления документа. Бланки могут быть обычные и строгой отчетности (номерные).

Удостоверение – это документ, которым подтверждаются личность физического лица и (или) его статус или право. Удостоверение выдается уполномоченным на то органом, заверяется надлежащим лицом, может также заверяться и печатью (например, водительские права, охотничий билет, удостоверение сотрудника милиции, военный билет и т.д.).

Объективная сторона преступления может быть выполнена совершением трех видов альтернативных действий:

– подделка удостоверения либо иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей;

– сбыт указанных предметов;

– изготовление или сбыт поддельных государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков.

Подделка представляет собой незаконное изменение удостоверения или иного официального документа. Способ подделки не влияет на квалификацию деяния и может быть любым: подчистка, дописка, подделка подписи, заверение поддельной печатью, переклеивание фотографии. Подделка может касаться всего подделываемого документа или его части, например только изменения фамилии в удостоверении. Подделкой признается и полное изготовление фальшивого документа.

Сбытом является отчуждение предмета преступления, при котором изменяется его владелец. Как и при подделке, способ сбыта не имеет значения для состава преступления. Сбыт может быть совершен путем продажи, обмена, дарения, при передаче в уплату долга и пр.

Изготовление дубликатов государственных наград, штампов, печатей бланков представляет собой их полное создание или внесение в них таких изменений, которые меняют статус предмета, например изменение ордена “За заслуги перед Отечеством” II степени на орден “За заслуги перед Отечеством” I степени. Незаконность означает изготовление указанных предметов в нарушение существующих правовых предписаний.

Если подделка официального документа является приготовлением к совершению хищения, например мошенничества, деяние следует квалифицировать по ч. 1 ст. 30, ст. 159 УК РФ. Подделка официального документа должностным лицом или государственным служащим или служащим органов местного самоуправления, не являющимися должностными лицами, при наличии соответствующих признаков может быть квалифицирована по ст. 292 УК РФ как служебный подлог.

Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента подделки в целях использования сбыта указанных в диспозиции статьи предметов или их изготовления.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла и специальной целью – использовать или сбыть подделанный или изготовленный предмет преступления.

Субъект преступления общий – вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 327 УК РФ) предусматривает ответственность за совершение рассматриваемого деяния с целью скрыть другое преступление либо облегчить его совершение. Например, виновный подделывает документы с целью скрыть совершенное хищение.

Использование заведомо подложного документа (ч. 3 ст. 327 УК РФ) является самостоятельным составом преступления. Использование означает, что виновный извлекает или пытается извлечь полезные свойства документа, например поступление на работу с использованием поддельного диплома о высшем образовании, бесплатный проезд на транспорте и др. Использование документа осуществляется в форме его предъявления, вручения, передачи и т.п.

В ч. 3 ст. 327 УК РФ отсутствует указание на уголовно-правовой запрет использования именно официального документа. Поэтому предметом этого преступления следует признать также и личный документ.

Использование заведомо подложного документа лицом, совершившим его подделку, охватывается ч. 1 ст. 327 УК РФ, и дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ не требуется.

Заведомо подложный документ может быть использован и при совершении преступлений различного рода. При этом квалификация деяний осуществляется в зависимости от содержания состава преступления. Так, например, действия призывника или лица, проходящего альтернативную гражданскую службу, подделавших официальный документ и использовавших его в целях уклонения от призыва на военную службу или увольнения с альтернативной гражданской службы, подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответственно ч. 1 или ч. 2 ст. 328 и ч. 1 ст. 327 УК РФ. Если указанные лица лишь использовали заведомо подложный официальный документ, то содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 328 и ч. 3 ст. 327 УК РФ.

Лицо, подделавшее по просьбе призывника или лица, проходящего альтернативную гражданскую службу, официальный документ в целях уклонения от призыва на военную службу или увольнения с альтернативной гражданской службы, подлежит ответственности по ч. 5 ст. 33, ч. 1 или ч. 2 ст. 328 и ч. 1 ст. 327 УК РФ.

Хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенное с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ и соответствующей частью ст. 159 УК РФ.

Если лицо подделало официальный документ, однако по независящим от него обстоятельствам фактически не воспользовалось этим документом, содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст. 327 УК РФ. Содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умыслом лица охватывалось использование подделанного документа для совершения преступлений, предусмотренных ч. 3 или ч. 4 ст. 159 УК РФ.

В том случае, если лицо использовало изготовленный им самим поддельный документ в целях хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло изъять имущество потерпевшего либо приобрести право на чужое имущество, содеянное следует квалифицировать как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327, а также ч. 3 ст. 30 УК РФ и в зависимости от обстоятельств конкретного дела – соответствующей частью ст. 159 УК РФ.

Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенное с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ.

В тех случаях, когда лицо в целях уклонения от уплаты налогов и (или) сборов осуществляет подделку официальных документов организации, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, а также штампов, печатей, бланков, содеянное им при наличии к тому оснований влечет уголовную ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 198 или ст. 199 и ст. 327 УК РФ.

Частями 1 и 2 ст. 327 УК РФ не установлена ответственность за сбыт поддельного личного документа. В этой связи сбыт такого документа следует признать его использованием и квалифицировать действия виновного по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

Состав использования заведомо поддельного документа формальный. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Субъект преступления общий – вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет. Как правило, это лицо, не являющееся изготовителем поддельного документа.

Судебная практика по статье 327 УК РФ

25.05.2006 г. Кировским областным судом по ч. 4 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. “ж” ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 327 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам 1 месяцу лишения свободы, освобожден 31.12.2009 г. по отбытию срока наказания,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, прекращено на основании ч. 1 ст. 28 УПК РФ в связи с деятельным раскаянием и в соответствии с ч. 1 ст. 75 УК РФ он освобожден от уголовной ответственности.

Мамедов И.А. . судимого 11 сентября 2013 года по ч. 3 ст. 327, ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам 1 месяцу лишения свободы,
осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года N 26-ФЗ) к 5 годам лишения свободы.

– 27 ноября 2015 года по ч. 3 ст. 327, ч. 1 ст. 158 УК РФ на основании ч. 2 ст. 69, ч. 1 ст. 70 УК РФ к 1 году 7 месяцам лишения свободы;
– 4 декабря 2015 года по п. “в” ч. 2 ст. 158 УК РФ на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы,

– по ч. 3 ст. 327 УК РФ к обязательным работам сроком на 360 часов,
– в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, – к 13 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом 600 000 рублей, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с ограничениями и обязанностями, указанными в приговоре.

Читать еще:  Заказные перевозки пассажиров автобусами документы

ч. 2 ст. 327 УК РФ к 2 годам лишения свободы,
п. п. “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,
ч. 4 ст. 159 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

по ч. 1 ст. 327 УК РФ на 9 месяцев.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений Ткачеву А.Ю. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

– по ч. 2 ст. 327 УК РФ – к 3 годам лишения свободы;
– по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159.1 УК РФ – к 3 годам 6 месяцам лишения свободы;
– по ч. 4 ст. 33, п. “к” ч. 2 ст. 105 УК РФ – к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев;

– по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 327 УК РФ (в отношении В.) на 3 года лишения свободы;
– по ч. 4 на ст. 159 УК РФ (в отношении В.) на 7 лет лишения свободы;

осужден: по п. “а” ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 327 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, по п. “а” ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: три раза в месяц являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, для регистрации, не менять место жительства и не выезжать за пределы территории муниципального образования без согласия этого органа.

Алиев З.Г. признан также виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ, по которой назначен 1 год лишения свободы, но в соответствии с ч. 8 ст. 302 УПК РФ он освобожден от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Разъяснение по статье 325 УК РФ и статье 327 УК РФ

Уголовный кодекс Российской Федерации содержит ряд статей, предусматривающих уголовную ответственность за незаконные приобретение или сбыт официальных документов, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей (ст.324 УК РФ); за похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, совершённые из корыстной или иной личной заинтересованности, а также похищение паспорта или другого важного личного документа (ст.325 УК РФ); за подделку, изготовление или сбыт поддельных официальных документов, использование заведомо подложного документа (ст.327 УК РФ).

Общим для всех указанных выше составов преступлений является то обстоятельство, что документы, являющиеся предметом этих преступлений, должны в обязательном порядке предоставлять права либо освобождать от обязанностей.

Судебная практика свидетельствует о том, что наиболее часто данные преступления совершаются в целях избежания ответственности за совершённый прогул (подделка и предоставление подложного листка нетрудоспособности), для устройства на работу при отсутствии соответствующего образования и профессиональных навыков (предоставление поддельных дипломов и аттестатов) и т.д. Не редко совершение указанных преступлений является предпосылкой для совершения более опасных преступлений, в первую очередь таких, как мошенничество.

Лица, непосредственно подделывающие, изготовляющие или сбывающие поддельные официальные документы подлежат привлечению к уголовной ответственности вне зависимости от того, воспользовались ли этими документами их приобретатели. Важен сам факт изготовления документа при отсутствии для этого законных оснований (например, постановка печатей и штампов на не заполненные бланки), внесение в документы сведений, не соответствующих действительности, а равно их сбыт (продажу, передачу и т.п.) иным лицам. В отличие от них приобретатели подложных документов несут ответственность только в случае их использования (ст.327 ч.3 УК РФ). Под «использованием» понимаются действия лиц по извлечению пользы, выгоды, эффекта или других полезных свойств документа путём его предъявления, представления (демонстрации), предоставления и т.п.

Очевидно, что в ряде случаев лица, намеревающиеся в дальнейшем использовать подложные документы, хотя лично и не принимают участие в подделке, однако без их содействия совершение данного преступления было бы невозможным. Так, для изготовления поддельного больничного листа необходимо располагать анкетными данными и сроком предполагаемой болезни, и эти сведения сообщает именно то лицо, которое в дальнейшем поддельный документ использует. Верховный Суд Российской Федерации считает правильным такие действия квалифицировать как пособничество в подделке официальных документов. Ответственность в этом случае наступает по ст.33 ч.5, 327 ч.1 УК РФ (санкция: ограничение свободы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет) и является более строгой, чем за использование заведомо подложного документа (санкция ст.327 ч.3 УК РФ – штраф в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательные работы на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев).

Более строгая ответственность предусмотрена и за подделку или сбыт подложенного документа с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (санкция ст.327 ч.2 УК РФ – принудительные работы на срок до четырех лет либо лишение свободы на тот же срок).

В тех случаях, когда поддельный документ изготавливается тем же лицом, которое в дальнейшем совершает другое преступление, уголовная ответственность наступает за каждое преступление.

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» разъяснено:

«Если лицо подделало официальный документ, однако по независящим от него обстоятельствам фактически не воспользовалось этим документом, содеянное следует квалифицировать по части 1 статьи 327 УК РФ. Содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с частью 1 статьи 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умыслом лица охватывалось использование подделанного документа для совершения преступлений, предусмотренных частью 3 или частью 4 статьи 159 УК РФ. В том случае, если лицо использовало изготовленный им самим поддельный документ в целях хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло изъять имущество потерпевшего либо приобрести право на чужое имущество, содеянное следует квалифицировать как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 327 УК РФ, а также частью 3 статьи 30 УК РФ и, в зависимости от обстоятельств конкретного дела, соответствующей частью статьи 159 УК РФ. Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации по статье 327 УК РФ».

Специальной нормой уголовного закона предусмотрена ответственность за внесение в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, совершённое должностным лицом либо государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом. Такие действия образуют состав преступления, предусмотренного ст.292 УК РФ – служебный подлог.

Использование подложного документа

Использование подложного документа

Использование заведомо подложного документа – достаточно распространенное преступление на территории Российской Федерации, в том числе и в г. Москве. При его квалификации зачастую возникают вопросы, которые остаются дискуссионными как в теории уголовного права, так и на практике.

В частности, остается не вполне ясным, за использование каких именно документов наступает уголовная ответственность по ч. 3 ст. 327 УК. Одни ученые и практики считают, что речь при этом идет только об официальных документах, указанных в ч. 1 этой же статьи. Другие исследователи полагают, что предмет рассматриваемого преступления следует понимать широко, т.е. как любой используемый лицом документ, в том числе, не предоставляющий каких-либо прав и не освобождающий от обязанностей.

Не останавливаясь на всех спорных вопросах относительно понятия “официальный документ”, полагаем возможным определить его как информацию, зафиксированную в виде текста и (или) изображения общеобязательным способом (способами), предусматривающим определенные реквизиты, позволяющие ее идентифицировать. Данная информация имеет юридическое значение, исходит от государственных органов, органов местного самоуправления или от иных физических или юридических лиц, действующих по полномочию названных органов.

Примером узкого понимания предмета преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, в качестве которого рассматриваются исключительно официальные документы, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей, является постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 27 января 1993 г. по делу Р. Он был признан судом первой инстанции виновным в подделке и использовании заведомо подложного документа для доступа к архивным материалам и публикациям советских и зарубежных изданий. Президиум городского суда по протесту Председателя Верховного Суда РФ отменил приговор ввиду отсутствия в действиях Р. состава преступления. В обоснование своих выводов президиум указал, что уголовная ответственность за подделку и использование поддельных документов наступает только в случае, если указанные в документах (бланках) обстоятельства устанавливают какие-либо юридические факты, т.е. предоставляют права или освобождают от обязанностей.

В теории уголовного права и судебной практике под использованием подложного документа обычно понимается его представление или предъявление (в соответствующие учреждения или должностным и иным лицам) для получения неположенных прав или незаконного освобождения от возложенных на лицо обязанностей. Использование поддельного документа (как и сама подделка) в иных целях не образует состава данного преступления.

Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, является порядок пользования официальными документами, являющийся структурной частью обращения официальных документов.

Судья Верховного Суда РФ С.А. Ворожцов, комментируя содержание ч. 3 ст. 327 УК РФ и также приводя в пример дело по обвинению Р., прямо указал: “Предметом этого преступления является подложный документ, т.е. официальный документ, содержащий ложную информацию”.

Таким образом, указанные авторы при понимании предмета преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК, исходят из содержания ч. 1 этой же статьи, где говорится о подделке удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права и освобождающего от обязанностей.

На наш взгляд, решение президиума Санкт-Петербургского городского суда об отмене приговора в отношении Р. за отсутствием в его действиях состава преступления по существу является правильным. Однако мотивировка этого решения представляется небесспорной. Учитывая установление судом фактов составления ученым-историком Р. на бланках учреждений подложных заявок с просьбами о его допуске в архивы для работы с находящимися в них материалами исключительно в научных целях, нельзя не прийти к выводу, что в его действиях отсутствует какая-либо общественная опасность. Поэтому в мотивировочной части решения президиума следовало бы, на наш взгляд, указать, что данные действия Р. формально содержат признаки деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности (т.е. сослаться на ч. 2 ст. 14 УК РФ). Это является основанием для прекращения уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Читать еще:  Как оформляются документы при покупке квартиры?

Узкое понимание предмета преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК, не основано на законе и далеко не всегда находит поддержку в судебной практике. В диспозиции этой части рассматриваемой статьи УК уголовная ответственность установлена за “использование заведомо подложного документа”. Однако в законе нет никаких указаний на то, что документ этот непременно должен быть официальным, предоставлять какие-либо права или освобождать от обязанностей. В частности, в судебной практике широко распространены случаи осуждения за использование подложного паспорта гражданина Российской Федерации. При этом паспорт как таковой не предоставляет каких-либо прав и не освобождает от обязанностей. Он всего лишь удостоверяет личность гражданина России на ее территории (п. 1 Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 8 июля 1997 г. N 828). Преступник может иметь точно такой же подлинный паспорт и, прибегая к подлогу, вовсе не стремится заполучить какие-то особые права, этим паспортом предоставленные. Он лишь пытается обмануть кого-либо в части идентификации его личности.

Другой пример – факты использования подложного диплома о высшем образовании. Б.Д. Завидов утверждает, что таковой “предоставляет право заниматься определенным видом профессиональной деятельности”. С подобным утверждением сложно согласиться, поскольку диплом сам по себе не предоставляет каких-либо прав и не освобождает от каких-либо обязанностей. Он лишь удостоверяет квалификацию его обладателя. Тем не менее лица, использующие подложные дипломы, подлежат уголовной ответственности по ч. 3 ст. 327 УК РФ. В подобной ситуации преступник извлекает полезные (удостоверительные) свойства документа (официального или иного, предоставляющего права или не предоставляющего прав) путем его представления уполномоченным лицам. А эти лица, в свою очередь, введенные в заблуждение содержанием зафиксированной в документе информации, могут предоставить предъявившему его лицу какие-либо права или освободить его от обязанностей, даже если сам по себе документ этих прав и обязанностей не предоставляет. Именно поэтому такое деяние может рассматриваться в качестве преступления против порядка управления. В целом же деяния, связанные с использованием любых подложных документов, в том числе и не являющихся официальными, нередко представляют значительную социальную опасность. При этом лицо действует с умыслом и прибегает к квалифицированному виду обмана, овеществленного в документе.

В рассмотренных ситуациях паспорт и диплом хотя и не предоставляют прав и не освобождают от обязанностей, однако являются документами официальными. Тем не менее на практике довольно широко распространено осуждение по ч. 3 ст. 327 УК РФ лиц, использовавших документы, которые нельзя отнести к категории официальных. Например, Л. был осужден Пермским областным судом за ряд преступлений, в том числе по ч. 3 ст. 327 УК РФ за предоставление в уголовно-исполнительную инспекцию справки о прохождении курса лечения от наркомании. Люлина Л.В. осуждена Черемушкинским районным судом г. Москвы 5 апреля 2007 г. за предоставление в банк для получения кредита поддельной справки о заработной плате. Нередко ч. 3 ст. 327 УК применяется в случае использования иных подложных документов, выданных гражданами (например, доверенностей) и коммерческими организациями, в том числе и негосударственными. Подобных примеров можно привести немало.

При таких обстоятельствах широкое определение в качестве предмета преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, любого документа следует признать правильным. Это не ошибка законодателя, а его разумная позиция, вполне отвечающая реальным потребностям общества.

Представляется, что при таких обстоятельствах непосредственным объектом ч. 3 ст. 327 УК РФ следует считать порядок пользования документами любого рода (не только официальными или лично важными, но и иными), которые при определенных условиях могут быть полезными для получения благ или освобождения от обязанностей, хотя сами по себе таковых не предоставляют. Важно то, что лицо, использующее подложный документ, осознает его подложность и надеется с его помощью добиться каких-либо выгод для себя или другого лица, причинить кому-либо вред.

В любом случае, очевидно, что отсутствие в практике единообразия в понимании предмета преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК, не способствует укреплению правопорядка. С учетом постоянно усложняющегося документооборота, в том числе и в рамках частноправовых отношений, когда документ приобретает все большее значение для защиты прав и законных интересов граждан и организаций, ограничительное толкование ч. 3 этой статьи вряд ли можно признать правильным (тем более, что в законе основания для такого ее толкования отсутствуют).

Дело № 201-УДП16-1

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 февраля 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Дербилов Олег Анатольевич
Электронная копия решения Скачать
Решение
г. Москва 25 февраля 2016 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Воронова А.В.,
судей Дербилова О.А. и Замашнюка А.Н.
при секретаре Замолоцких В.А.

с участием прокурора отдела управления Главной военной прокуратуры Мацкевича Ю.И., защитника – адвоката Семилетова Г.В. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению замести­ теля Генерального прокурора Российской Федерации – Главного военного прокурора Фридинского С.Н. на апелляционное постановление Московского ок­ ружного военного суда от 24 февраля 2015 г. и постановление президиума этого же суда от 16 декабря 2015 г., которыми бывший военнослужащий Управления ФСБ России майор запаса Варкам В Ю , несудимый, признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ.

I Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дербилова О.А., мнение прокурора Мацкевича Ю.И., поддержавшего доводы кас­ сационного представления, объяснения защитника-адвоката Семилетова Г.В., возражавшего против удовлетворения кассационного представления, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приговором Московского гарнизонного военного суда от 12 декабря 2014 г.

Варкан В.Ю. признан виновным в использовании заведомо подложного документа, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ), и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 50 000 рублей.

Апелляционным постановлением Московского окружного военного суда от 24 февраля 2015 г. указанный приговор отменён, уголовное дело прекращено за отсутствием в деянии состава преступления и за Варканом В.Ю. признано право на реабилитацию.

Постановлением судьи Московского окружного военного суда от 19 июня 2015 г. в передаче кассационного представления Московского городского военного прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 11 ноября 2015 г. кассационное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации – Главного военного прокурора Фридинского С.Н. вместе с уголовным делом передано для рассмотрения в президиум Московского окружного военного суда.

Постановлением президиума Московского окружного военного суда от 16 декабря 2015 г. кассационное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации – Главного военного прокурора Фридинского С.Н. на апелляционное постановление Московского окружного военного от 24 февраля 2015 г. оставлено без удовлетворения.

В кассационном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации – Главный военный прокурор просит отменить апелляционное постановление и постановление президиума Московского окружного военного суда ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права, направив уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение.

Ссылаясь на определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 г. № 534-0-0 и 575-0-0, от 22 ноября 2012 г. № 2039-О, а также на судебную практику Верховного Суда Российской Федерации, автор представле­ ния настаивает на том, что предметом преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, является подложный документ, который используется лицом в каче­ стве подлинного, имеющего свойства предоставлять те или иные права или осво­ бождать от обязанностей, то есть устанавливающего юридически значимые фак- ты, которые имеют непосредственное отношение к обстоятельствам конкретного дела.

Законодатель наделил правоприменителя в каждом конкретном случае оце­ нивать свойства документа и признавать его либо предоставляющим права (осво­ бождающим от обязанностей), либо нет и в зависимости от этого привлекать или не привлекать к ответственности за использование документа как подложного.

Варкан В.Ю. представил в Московский гарнизонный военный суд в связи с рассмотрением в отношении него дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ, заведомо подложный документ, имею­ щий все необходимые реквизиты и свидетельствующий о том, что использование Варканом В.Ю. подложных государственных регистрационных знаков на личном автомобиле было обусловлено служебной крайней необходимостью.

Представление подложного документа повлекло вынесение Московским гарнизонным военным судом постановления от 19 мая 2014 г. о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении Бар­ кана В.Ю. в связи с тем, что он якобы действовал в состоянии крайней необходи­ мости.

Поскольку Варкан В.Ю. при использовании заведомо подложного докумен­ та действовал с прямым умыслом, он незаконно освобождён от уголовной ответ­ ственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, что не отвечает назначению и основополагающим принципам уголовного судо­ производства.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2016 г. кассационное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации – Главного военного прокурора Фридинского С.Н. вместе с уголовным делом передано для рассмотрения в Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации.

Рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению, Судебная коллегия учитывает, что в соответствии со ст. 401 УПК РФ пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осуждённого, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 9 по­ становления от 28 января 2014 г. № 2 «О применении норм главы 47 УПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», решение о повороте к худшему не может быть принято судом кассационной инстанции по истечении годичного срока и в тех случаях, когда постановление о передаче кассационных жалобы, представления на рассмотрение суда кассационной инстанции было вынесено до его истечения. При этом суд кассационной инстанции оставляет жалобу, представление без удовлетворения.

С учётом изложенного, поскольку на момент рассмотрения дела в Верховном Суде Российской Федерации истёк годичный срок, предусмотренный ст. 401 УПК РФ, Судебная коллегия полагает необходимым оставить без удовлетворения кассационное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации – Главного военного прокурора Фридинского С.Н. об отмене апелляционного постановления Московского окружного военного суда от 24 февраля 2015 г. и постановления президиума того же суда от 16 декабря 2015 г. в отношении Варкана В.Ю. 13 14 Руководствуясь ст. 401 и п. 1 ч. 1 ст. 401 УПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

определила:

кассационное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации – Главного военного прокурора Фридинского С.Н. на апелляционное постановление Московского окружного военного суда от 24 февраля 2015 г. и постановление президиума этого же суда от 16 декабря 2015 г. в отношении Варкана В.Ю. оставить без удовлетворения.

327 УК РФ использование заведомо подложного документа

В эпоху автоматизированной системы электронного документооборота, множество преступлений, которые раньше никак не расследовались, стали возбуждать без особых проблем. Купил человек, например, временную регистрацию по интернету, или справку в школу для бассейна, или больничный лист на работу — и уже образовался состав преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 (ч. 5 ст. 327 в новой редакции) УК РФ.

Фальсификация документов

«Использование заведомо подложного документа —
наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев».

Данная статья не предусматривает лишение свободы, как правило в 90% случаев за нее дают штраф. Но штраф всё равно означает судимость со всеми вытекающими последствиями для обвиняемого и его ближайших родственников.
Но и по этой статье можно работать эффективно, выйти на судебный штраф без судимости (ст. 25.1 УПК РФ). Это сложно, так как здесь нет конкретного потерпевшего, а так называемым “потерпевшим” является государство. А наши суды неохотно идут на назначение судебного штрафа именно в ситуации, когда нет потерпевших граждан.

Если мы хотим выйти на судебный штраф, то основная тактика защиты — это полное признание вины, особый порядок и возмещение вреда. Если потерпевшим является государство, хорошо подойдет для этого благотворительный взнос в какой-нибудь государственный детский дом, благотворительный фонд.
В моей практике был похожий случай по 2-м эпизодам. Нам удалось убедить судью в необходимости применения именно судебного штрафа, и это результат, который обеспечил моему доверителю отсутствие судимости — пятна на всей его биографии.

АППЕЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Москва 2019 года

Резолютивная часть оглашена 2019 года.

Судья Дорогомиловского районного суда г. Москвы Таланина Г.Н., при секретаре Очировой И.О., рассмотрев в апелляционном порядке, в открытом судебном заседании с участием: государственного обвинителя – помощника Дорогомиловского межрайонного прокурора г. Москвы Кирилюка С.П., ****а М.Г., его защитника в лице адвоката Анцупова Д.В., предоставившего удостоверение № и ордер № от 2019 года, уголовное дело № по апелляционному представлению государственного обвинителя Кирилюка С.П. на постановление мирового судьи судебного участка № 210 района Филевский парк г.Москвы Томилиной Н.Ю. от 2018 года, которым уголовное дело и уголовное преследование по ч.3 ст.327, ч.3 ст.327 УК РФ, в отношении:

****а, паспортные данные…. гражданина РФ, зарегистрированного по адресу: …, фактически проживающего по адресу: …, с высшим образованием, не работающего, разведенного, имеющего малолетних детей 2006, паспортные данные, не судимого,

прекращено на основании ст.25.1 УК РФ; ****у М.Г. назначена мера уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 50000 рублей,

УСТАНОВИЛ:

Уголовное дело было возбуждено 28 июля 2018 года по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ в отношении ****а М.Г.

29 августа 2018 года первым заместителем Дорогомиловского межрайонного прокурора города Москвы было утверждено обвинительное постановление в отношении ****а М.Г. по признакам преступлений, предусмотренных ч.3 ст.327, ч.3 ст.327 УК РФ, поступивший вместе с делом к мировому судье 04 сентября 2018 года.

Постановлением мирового судьи от 06 сентября 2018 года по уголовному делу в отношении ****а М.Г., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.327, ч.3 ст.327 УК РФ, назначено предварительное слушание в закрытом судебном заседании.

Постановлением мирового судьи от 11 сентября 2018 года по итогам проведения предварительного слушания по данному уголовному делу назначено открытое судебное заседание в особом порядке судебного разбирательства.

Постановлением мирового судьи от 13 сентября 2018 года уголовное дело и уголовное преследование в отношении ****а М.Г., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.327, ч.3 ст.327 УК РФ, прекращено по основаниям ст.25.1 УК РФ. ****у М.Г. назначена мера уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 50 000 рублей, срок оплаты штрафа установлен в течение 1 месяца, до 13 октября 2018 года. Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении ****а А.Г. отменена. ****у М.Г. разъяснены последствия неуплаты судебного штрафа в установленный срок.

На данное постановления мирового судьи государственным обвинителем подано апелляционное представление, в котором он просит отменить постановление мирового судьи, направить уголовное дело на новое рассмотрение, поскольку суд, применив к ****у М.Г. меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, необоснованно сослался на возмещение им ущерба в виду перечисления денежных средств в ФГБУ «Сергиево-Посадский дом интерната слепоглухих детей и молодых инвалидов», что не свидетельствует о заглаживании ****ом М.Г. причиненного преступлением вреда, ввиду отсутствия причиненного ущерба по преступлениям, предусмотренным ч.3 ст.327 УК РФ. Кроме того судом первой инстанции данное постановление вынесено в совещательной комнате, при этом судом не было поставлено на обсуждение ходатайство стороны защиты о применении к ****у М.Г. меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, сторона обвинения была лишена возможности высказать свою позицию по данному вопросу.

В судебном заседании апелляционной инстанции государственный обвинитель поддержал указанное апелляционное представление по изложенным в нем основаниям.

**** М.Г. и его защитник возражали против удовлетворения апелляционного представления государственного обвинителя, считая постановление мирового судьи законным и обоснованным, поскольку у государственного обвинителя была возможность высказаться относительно заявленного защитой ходатайства о применении ****у М.Г.меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа – он возражал против его удовлетворения; отсутствие потерпевших по делу, которым необходимо возместить ущерб, не является основанием для отказа в удовлетворении данного ходатайства; по инкриминируемой ****у М.Г. статье в любом случае могло быть назначено наказание в виде штрафа; назначенный судом штраф **** М.Г. оплатил сразу же в полном объеме, в содеянном раскаялся. Просили оставить постановление мирового судьи без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя – без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления, выслушав мнение участников процесса, суд не находит оснований для отмены судебного решения по изложенным в представлении доводам.

Как усматривается из представленных материалов, дело судом рассмотрено в порядке особого судопроизводства, при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что обвинение, с которым согласился **** М.Г., подтверждается собранными доказательствами по уголовному делу. При этом суд обоснованно согласился с предложенной квалификацией его преступных действий, которая ****ым М.Г. и его защитником не оспаривалась.

Как следует из протокола судебного заседания от 13 сентября 2018 года, вопреки доводам апелляционного представления, мнение по заявленному стороной защиты ходатайству о применении к ****у М.Г. меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в ходе судебного заседание было высказано всеми участниками процесса, в том числе подсудимым, который просил суд удовлетворить данное ходатайство, и государственным обвинителем, который просил суд отказать в удовлетворении данного ходатайства.

В соответствии с положениями ст. 76.2 УК РФ и ст. 25.1 УПК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.

Как следует из представленных материалов, судом установлено, что **** М.Г. ранее не судим, обвиняется в совершении преступлений небольшой тяжести, загладил причиненный преступлением вред, что подтверждено документально, просил прекратить уголовное дело и назначить меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, соглашаясь с доводами ходатайства своего защитника.

Принимая во внимание указанные выше обстоятельства, в целях реализации принципов справедливости и гуманизма, мировой судья обоснованно пришел к выводу, что каких-либо препятствий для прекращения уголовного дела в отношении ****а М.Г. на основании ст. 25.1 УПК РФ не имеется.

Согласно положениям ч.2 ст. 25.1 УК РФ, прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа допускается в любой момент производства по уголовному делу до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

Размер судебного штрафа судом первой инстанции определен в соответствии с требованиями ст. 104.5 УК РФ, с учетом тяжести совершенных преступлений, имущественного положения ****а М.Г., наличия у него иждивенцев.

При этом, вопреки доводам апелляционного представления, отсутствие по инкриминируемым ****у М.Г. преступлениям потерпевших, не является основанием для применения к обвиняемому положений ст.25.1 УК РФ.

Учитывая вышеуказанное, по мнению суда апелляционной инстанции, постановление мирового судьи от 13 сентября 2018 года о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении ****а М.Г. на основании ст.25.1 УК РФ и применении к нему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа следует оставить без изменения, а апелляционное представление без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь п.1 ч.1 ст. 389.20 УПК РФ, суд

П О С Т А Н О В И Л:

Постановление мирового судьи судебного участка №210 района Филевский парк г. Москвы Томилиной Н.Ю. от 2018 года в отношении ****а — оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя Кирилюка С.П. – оставить без удовлетворения.

Настоящее постановление может быть обжаловано в Московский городской суд в порядке, установленном главой 47-1 УПК РФ.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector