Добросовестный приобретатель недвижимого имущества ГК РФ
Shedevr-24.ru

Юридический портал

Добросовестный приобретатель недвижимого имущества ГК РФ

В ГК РФ появилась презумпция добросовестности приобретателя недвижимости, полагавшегося на сведения из ЕГРН

С 1 января 2020 г. вступили в силу поправки в ГК РФ о добросовестном приобретении и приобретательной давности. В частности, теперь в нем содержится презумпция того, что для признания приобретателя добросовестным ему достаточно проверить сведения в ЕГРН. Эту презумпцию по-прежнему можно оспорить в суде.

Президент РФ подписал закон, касающийся добросовестных приобретателей и срока приобретательной давности (Федеральный закон от 16.12.2019 № 430-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»). Он вступил в силу 01.01.2020.

Изначально в проекте содержались только поправки, направленные на защиту добросовестных приобретателей приватизированных жилых помещений при обращении государственных органов и органов местного самоуправления с исками об истребовании этих помещений. Дело в том, что в п. 1 ст. 302 ГК РФ предусмотрено правило о том, что собственник вправе истребовать помещения у добросовестных приобретателей в случае, когда имущество выбыло из владения собственника помимо его воли. В итоге получалось, что если лицо приобретало жилое помещение в порядке приватизации у органа власти, который не имел права на отчуждение, то у такого приобретателя суд мог истребовать квартиру. Но в окончательную редакцию документа включили общее положение, которое касается добросовестных приобретателей любого недвижимого имущества, то есть не только приватизированных квартир.

Добросовестный приобретатель недвижимого имущества

В статье 8.1 ГК РФ теперь предусмотрено, кто является добросовестным приобретателем недвижимого имущества.

Приобретатель недвижимого имущества, полагавшийся при его приобретении на данные государственного реестра, признается добросовестным (статьи 234 и 302), пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на него.

Таким образом, в ГК РФ теперь закреплено положение о том, что при приобретении недвижимости достаточно проверить сведения из ЕГРН. Если приобретатель это сделал, то он будет считаться добросовестным. А значит, изъять у него приобретенную недвижимость не получится. В то же время возможно опровержение этой презумпции. Иные лица вправе представить другие доказательства того, что приобретатель знал или должен был знать о том, что продавец не вправе был отчуждать это недвижимое имущество. Такими обстоятельствами могут быть наличие притязаний третьих лиц, частая смена собственников недвижимости за короткий срок и т.д.

Приобретательная давность

Также в ГК РФ появилась норма о том, что течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы (в соответствии со ст. 301 и 305 ГК РФ), начинается со дня поступления вещи в открытое владение добросовестного приобретателя, а в случае, если было зарегистрировано право собственности добросовестного приобретателя недвижимой вещи, которой он владеет открыто, — не позднее момента государственной регистрации права собственности такого приобретателя. Сейчас срок приобретательной давности (пять лет для движимого имущества и 15 лет для недвижимости) начинается не ранее истечения срока исковой давности по требованию об истребовании вещи из чужого незаконного владения, то есть фактически составляет восемь лет для движимого имущества и 18 лет для недвижимости с момента, когда законный владелец вещи узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Суд будет отказывать в удовлетворении требования РФ, субъекта РФ или муниципального образования об истребовании жилого помещения у добросовестного приобретателя во всех случаях, если после выбытия жилого помещения из владения истца истекло три года со дня внесения в ЕГРН записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя жилого помещения. При этом бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности приобретателя, или обстоятельств выбытия жилого помещения из владения истца должен нести орган власти.

Людмила Степанова, юрист практики по недвижимости и инвестициям «Качкини Партнеры»

О добросовестном приобретателе

По вопросу доказывания добросовестности приобретателя существовали различные подходы. В изначальной редакции п. 38 совместного постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление № 10/22) было указано, что по спорам об истребовании имущества из чужого незаконного владения приобретатель должен доказывать свою добросовестность. При этом в судебной практике были сформулированы достаточно жесткие требования к «стандарту добросовестности» приобретателя недвижимой вещи. Учитывались наличие записи в ЕГРН о праве собственности отчуждателя объекта, факт осмотра объекта до его приобретения, ознакомление приобретателя со всеми правоустанавливающими документами на недвижимость и выяснение оснований возникновения у продавца права собственности (см., например, Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утв. Президиумом ВС РФ 01.10.2014).

Однако в 2015 г. приведенный абзац Постановления № 10/22 был исключен, что позволило некоторым исследователям на основании ст. 10 ГК РФ делать вывод о презумпции добросовестности приобретателя по соответствующей категории споров.

В соответствии с принятыми изменениями для действия презумпции добросовестности лицу при приобретении недвижимой вещи достаточно ознакомиться с данными ЕГРН в отношении объекта и убедиться, что его собственником является отчуждатель и какие-либо обременения/отметки, исключающие право отчуждателя, отсутствуют. При этом сохраняется возможность опровержения добросовестности приобретателя в судебном порядке. Данный подход соответствует принципу публичной достоверности реестра и снимает с приобретателя риск невозможности установления правомерности приобретения объекта предшествующими обладателями.

О приобретательной давности

В соответствии с ранее действующей редакцией п. 4 ст. 234 ГК РФ течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. 301 и 305 ГК РФ (по правилам о виндикации), начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям.

Данная норма вызывала критику (см., например, Концепцию развития гражданского законодательства РФ, одобренную в 2009 г.). Во-первых, она удлиняла общий срок, необходимый для приобретения права собственности по давности владения (исковая давность в три года + срок приобретательной давности 5/15 лет). Во-вторых, делала неопределенным момент, с которого начинает течь срок приобретательной давности (он привязан к моменту истечения срока исковой давности по виндикационному иску собственника, который, в свою очередь, начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком).

В соответствии с новой редакцией п. 4 ст. 234 ГК РФ течение срока приобретательной давности в указанном случае начинается со дня поступления вещи в открытое владение добросовестного приобретателя (в случае регистрации права добросовестного приобретателя на недвижимую вещь в ЕГРН, во всяком случае, не позднее такой регистрации).

Как можно видеть, отмеченные ранее недостатки нормы устранены. При этом новая редакция предполагает иное соотношение срока исковой давности по виндикационному иску собственника и срока приобретательной давности: эти сроки текут параллельно, являются различными, и момент начала течения данных сроков определяется также по-разному.

Отметим, что в соответствии с внесенными изменениями в п. 1 ст. 234 ГК РФ закреплена возможность установления отличающихся от общих сроков и условий приобретения права собственности по давности владения, однако сами такие случаи в настоящее время не предусмотрены ст. 234 ГК РФ.

Статья 302. Истребование имущества от добросовестного приобретателя

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

Комментарий к Ст. 302 ГК РФ

1. В отличие от добросовестности владения, представляющей собой продолжительный психический процесс, добросовестность приобретения означает, как правило, одномоментную оценку приобретателем своего поведения как не нарушающего чьи-либо права. Впрочем, если совершение сделки по приобретению спорного имущества растянуто во времени (например, когда непосредственному заключению договора предшествуют длительные преддоговорные споры или консультации), на квалификацию приобретения влияет наличие у приобретателя любой информации о сделке, ставшей для него доступной в течение всего указанного периода. Так, покупатель не может быть признан добросовестным приобретателем, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых покупателю было известно, и если эти притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными (п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ N 8).

Добросовестным считается приобретение, соединенное с отсутствием у приобретателя как достоверных сведений о нелегитимности сделки по отчуждению имущества (не знал), так и оснований сомневаться в ее легитимности, очевидных для всякого нормального участника гражданского оборота исходя из общих представлений о требуемых от него заботливости и осмотрительности и с учетом обстоятельств, в которых совершается сделка (не мог знать). Как недобросовестное может быть квалифицировано приобретение имущества по неоправданно низкой цене или по сделке, совершение которой скрывается от окружающих, либо приобретение имущества, которое заведомо не может принадлежать отчуждателю, и т.д. Обстоятельства неосторожного недобросовестного приобретения для такой его квалификации должны быть в каждом конкретном случае самым подробным образом проанализированы судом с учетом особенностей личности приобретателя, наличия у него специальных навыков и познаний, обстановки, в которой совершалась сделка, и т.д. Если приобретатель — юридическое лицо, то для опровержения подозрений в неосторожной недобросовестности его приобретения практически неприемлемы ссылки на отсутствие специальных юридических познаний, сведений о состоянии рынка и т.п. (исключения могут быть сделаны лишь в отдельных случаях для общественных и религиозных организаций, деятельность которых не связана с постоянным участием в гражданском обороте).

2. Пленум ВАС РФ в п. 24 Постановления N 8 рекомендует судам возлагать бремя доказывания добросовестности приобретения на самого приобретателя. Такая позиция в принципе противоречит сформулированной в п. 3 ст. 10 ГК РФ презумпции добросовестности осуществления участниками гражданских правоотношений своих субъективных прав, однако ее использование продиктовано соображениями практического характера. Приобретатель, противостоящий собственнику в виндикационном процессе, может быть совершенно незнаком собственнику, и сведениями об обстоятельствах совершения им сделки по приобретению спорной вещи последний не располагает; поэтому возложение на собственника обязанности представлять доказательства недобросовестности приобретения парализовало бы рассмотрение большинства виндикационных споров. Во всяком случае, с собственника не должна сниматься обязанность представления суду известных ему сведений об обстоятельствах приобретения истребуемого имущества, а при отсутствии у него таковых — доступных ему доказательств нелегитимности сделки по отчуждению спорной вещи, которые вне зависимости от обстоятельств ее совершения следуют из характеристик самой вещи, сведений о личности ответчика и т.д.

Читать еще:  Передача особо ценного имущества между бюджетными учреждениями

3. Формулируя условия удовлетворения виндикационного иска, законодатель исходит из сопоставления интересов собственника спорной вещи и ее приобретателя. Интересы недобросовестного приобретателя охране не подлежат как достигавшиеся противоправными действиями. При сравнении интересов добросовестного безвозмездного приобретателя и собственника предпочтение отдается последнему, поскольку безвозмездный приобретатель в случае изъятия у него спорной вещи не получает ухудшения своей имущественной сферы по сравнению с ее первоначальным состоянием. В случае добросовестного возмездного приобретения ранее похищенной или утраченной вещи поведение обеих сторон юридически безупречно, и интересам собственника отдается предпочтение в силу того, что его абсолютное право пострадало до того, как имело место последующее приобретение. И только в случае добровольного делегирования собственником правомочия владения вещью другому лицу, которое неправомерно отчуждает вещь, неблагоприятные последствия в виде невозможности виндикации вещи у добросовестного возмездного приобретателя возлагаются на собственника в качестве своеобразной санкции за неосмотрительность в выборе контрагента. По смыслу закона у добросовестного приобретателя в этом случае возникает право собственности на приобретенную вещь.

4. Дискуссионный характер на определенном этапе приобрел вопрос о соотношении виндикационного требования и требования о применении последствий недействительной сделки. В практике арбитражных судов и в особенности судов общей юрисдикции были распространены решения о применении последствий недействительности ряда сделок, совершенных с имуществом, изначально отчужденным по недействительной сделке, и о возврате таким образом спорного имущества отчуждателю даже тогда, когда для этого приходилось изымать имущество у добросовестного возмездного приобретателя. Наибольшую актуальность этот вопрос имел для практики по делам об оспаривании результатов приватизации в сфере арбитражного производства и по спорам о жилых помещениях — в общеюрисдикционной сфере. Высший Арбитражный Суд РФ изложил свою позицию о недопустимости удовлетворения иска о применении последствий недействительности сделки в случаях, когда спорное имущество не подлежит виндикации, в п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ N 8. Верховный Суд РФ эту позицию вполне однозначно не комментировал, в связи с чем ситуация попала в поле зрения Конституционного Суда РФ.

В Постановлении от 21 апреля 2003 г. N 6-П КС РФ констатировал отсутствие противоречия Конституции РФ установленного ст. 167 ГК РФ общего порядка применения последствий недействительности сделок, рассматривая при этом возможность виндикации вещи, перешедшей к третьему лицу после отчуждения ее по недействительной сделке, как специальное последствие недействительности сделки. Если условия для удовлетворения виндикационного требования отсутствуют, общий механизм приведения сторон в первоначальное положение посредством реституции, предполагающий лишение третьего лица возмездно и добросовестно приобретенного имущества, востребован быть не может.

Следует считать, что при определенных обстоятельствах может быть виндицировано у возмездного добросовестного приобретателя имущество, первоначально отчужденное собственником по сделке, если она была совершена под влиянием заблуждения, обмана, угрозы, стечения тяжелых обстоятельств, т.е. когда воля на совершение сделки претерпела влияние деформирующих ее факторов, или если сделка была совершена под влиянием насилия, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной; с превышением полномочий органа юридического лица; недееспособными и ограниченно дееспособными субъектами, поскольку во всех этих случаях речь может идти о выбытии спорного имущества из владения собственника помимо его воли.

5. Не подлежат виндикации у добросовестного приобретателя деньги и ценные бумаги на предъявителя, даже если приобретение было безвозмездным. У недобросовестного приобретателя их можно истребовать при наличии каких-либо индивидуализирующих их признаков.

Не может быть истребовано спорное имущество у лица, ставшего его собственником в результате проведения судебным исполнителем торгов, которые не признаны недействительными по иску заинтересованной стороны (п. 22 письма Президиума ВАС РФ N 13).

Статья 302 ГК РФ. Истребование имущества от добросовестного приобретателя

Ст 302 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

Комментарий к статье 302 ГК РФ:

1. Комментируемая статья приняла один из двух подходов к проблеме виндикационного иска, разработанных историческим опытом мировой цивилистики.

В римском праве пределы виндикационного иска не ограничивались. Собственник всегда имел право виндицировать свою вещь в соответствии с принципом “где я нахожу мою вещь, там я ее и виндицирую”.

Противоположный подход был выработан правом ряда средневековых городов (главным образом германских). Там собственник был лишен права истребовать свою вещь, если ее продал неуправомоченный отчуждатель. Приобретатель получал защиту от собственника в соответствии с принципом “Hand muss Hand wahren” (“рука должна обеспечивать руку”). Эти города жили торговлей, и смысл этого изъятия состоял в том, чтобы защитить клиентуру местных купцов, приезжавших за покупками в город. Если приезжий приобрел вещь у лица, открыто торговавшего на городском рынке, то он мог не беспокоиться о том, что потом вдруг объявившийся собственник эту вещь у него виндицирует. На поверхности это выглядит как защита приобретателя. Однако в конечном счете этот подход обеспечивает экономические интересы прежде всего торговых посредников, а также других продавцов товаров, так как содействует сбыту и, следовательно, ускорению оборота капитала.

Исторический опыт цивилистики показывает, что интересам рыночной экономики соответствует как неограниченная, так и ограниченная виндикация. В праве современных стран с развитой рыночной экономикой, как правило, комбинируются оба подхода. Виндикация недвижимого имущества является неограниченной, а виндикация движимого ограничивается. В сфере недвижимости во главу угла ставятся интересы защиты права собственности, а в области движимости – интересы содействия обороту. Сказывается, что в этих странах столетиями существует налаженная система регистрации прав на недвижимость.

Комментируемая статья не проводит различия между недвижимым и движимым имуществом: виндикация любой вещи является ограниченной в пользу добросовестного приобретателя вещи от неуправомоченного отчуждателя. В результате Россия оказалась едва ли не единственной страной, где собственник лишен права виндицировать свою недвижимость, если владельцем является добросовестный приобретатель. Между тем система государственной регистрации прав на многие важные виды недвижимости возникла в нашей стране сравнительно недавно и продолжает развиваться и совершенствоваться.

Однако комментируемая статья такова, как она есть, и она подлежит применению. К сожалению, как отмечено в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 N 6-П , “нормы статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации истолковываются и применяются судами общей юрисдикции неоднозначно, противоречиво”. Конституционный Суд РФ указал, что правила комментируемой статьи подлежат применению в соответствии с их текстом, и установил, что исключается “любое иное их толкование в правоприменительной практике”.

2. Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Он, естественно, вправе истребовать вещь также и у лица, которое намерено ее отчуждать, не имея на это права. При этом собственник может предъявить соответствующий иск в любой момент, пока вещь находится во владении неуправомоченного отчуждателя.

Это последнее обстоятельство определяет содержание понятия приобретения имущества, употребленного комментируемой статьей. Имущество не является “приобретенным”, пока оно находится во владении лица, которое не имеет права его отчуждать. Только в момент перехода вещи во владение приобретателя неуправомоченный отчуждатель перестает быть ее владельцем и, следовательно, потенциальным ответчиком по виндикационному иску. Таким образом, под приобретением имущества в комментируемой статье следует понимать передачу вещи (ст. 224 ГК), совершаемую неуправомоченным отчуждателем добросовестному приобретателю в связи с возможным договором между ними.

Отсюда следует, что одного условия в этом договоре о переходе права собственности на вещь недостаточно, чтобы вещь признавалась “приобретенной” в смысле комментируемой статьи. Если, например, в договоре указано, что право собственности на продаваемую вещь переходит к добросовестному приобретателю в момент заключения договора, но она продолжает находиться во владении неуправомоченного отчуждателя, то ее собственник вправе отыскивать ее у последнего, основываясь на ст. 301 ГК. Для приведения в действие комментируемой статьи требуется не переход права собственности, а передача вещи во владение добросовестного приобретателя. Она защищает владение последнего.

Федеральный закон от 30.12.2004 N 217-ФЗ “О внесении изменений в статью 223 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный закон “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” установил, что недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю (п. 1 ст. 302 ГК) на праве собственности с момента регистрации в порядке ст. 223 ГК, за исключением случаев, предусмотренных ст. 302 ГК, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя. В случае если речь идет о недвижимости, одного ее перехода во владение недостаточно. Требуется еще регистрация владения, которая предполагает судебную проверку всех обстоятельств дела.

3. Разъяснения по применению комментируемой статьи даны Пленумом ВАС РФ в Постановлении от 25.02.1998 N 8.

В п. 24 указанного Постановления предусмотрено распределение бремени доказывания между истцом и ответчиком при рассмотрении виндикационного иска. Иск собственника об истребовании имущества у приобретателя, который приобрел имущество по возмездной сделке у лица, не имевшего права его отчуждать, может быть удовлетворен, если имущество утеряно собственником или лицом, которому оно было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. При этом собственник должен доказать, что имущество выбыло из его владения или владения лица, которому имущество было передано собственником во владение, в силу указанных обстоятельств. Приобретатель должен доказать, что он приобрел имущество возмездно и что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение.

Покупатель не может быть признан добросовестным приобретателем, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых покупателю было известно, и если эти притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными (п. 24).

Читать еще:  Нереализованное имущество в банкротстве

Если по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество. Если собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате имущества, переданного покупателю, и при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю, в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано. Решение суда является основанием для регистрации перехода права собственности к покупателю, если такое право подлежит государственной регистрации (п. 25 указанного Постановления Пленума ВАС РФ).

Подлежит удовлетворению иск собственника об истребовании имущества у лица, приобретшего спорное имущество в результате публичных торгов, проведенных в порядке, установленном для исполнения судебных актов и актов других органов, указанных в ст. 1 Закона об исполнительном производстве. В случае если проданное с торгов имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли, согласно комментируемой статье собственник вправе истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (п. 26 указанного Постановления Пленума ВАС РФ).

Добросовестный приобретатель: судебная практика

Довольно распространенной на рынке недвижимости является ситуация, когда покупатель, законно приобретший недвижимость, заплативший за нее не малую сумму денег, вдруг получает повестку в суд, по которой он привлекается в качестве ответчика по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения в порядке статьи 301 Гражданского Кодекса России. Ничего не подозревающий покупатель в итоге выясняет, что он является уже вторым или третьим собственником этого имущества, которое выбыло из владения своего настоящего хозяина без его ведома, а покупатель в этом случае получает статус добросовестного приобретателя.

Кто такой добросовестный приобретатель?

Понятие «добросовестный приобретатель» вводит Гражданский Кодекс России. Статья 302 ГК определяет его как лицо, которое на возмездной основе приобрело имущество у лица, не имевшего законных оснований его отчуждать, о чем приобретатель знать не мог.

Если приобретателю движимого и недвижимого имущества, которым является квартира, автомобиль, земельный участок, было известно, что продавец завладел имуществом незаконно и не имел права его отчуждать, то такого приобретателя нельзя назвать добросовестным.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что статус «добросовестного» у приобретателя появляется в двух случаях:

  • в случае приобретения имущества (автомобиля, квартиры, участка) у лица, которое не имело права его отчуждать;
  • в случае, если приобретатель имущества не знал и не мог знать об отсутствии права на отчуждение имущества у лица, которое являлось продавцом.

Содержание понятия добросовестного приобретателя определяется наличием обоих указанных выше факторов. Именно они подлежат доказыванию в судебном порядке в случае возникновения спорных ситуаций.

Следует заметить, что судебная практика признает принцип «презумпции добросовестности», который предполагает, что приобретатель всегда является законным, пока не доказано обратное. Однако добросовестность приобретателя резюмируется наравне с владельцем недвижимого имущества.

Возникает противоречие, которое приводит к спорной ситуации. Обзор судебной практики показывает, что, принимая решение о добросовестности или недобросовестности того или иного приобретателя, суды исходят из того, проявлял ли покупатель разумную осторожность, заключая сделку купли-продажи.

Разумная осторожность при заключении сделки может заключаться в следующем:

  • принимал ли покупатель меры для того, чтобы выяснить являются ли права лица, которое отчуждает имущество законными;
  • производил ли покупатель осмотр квартиры, земельного участка, автомобиля перед приобретением;
  • соответствует ли цена приобретения недвижимости рыночной или же является заниженной.
  • знал ли приобретатель имущества о существовании притязаний третьих лиц на приобретаемую недвижимость.

В свою очередь истец должен доказать наличие у него прав собственности на спорное имущество, а также тот факт, что имущество находится у незаконного владельца.

Обзор судебной практики

Приобретателям, получившим в собственность спорное имущество, следует учитывать, что существует достаточное количество правовых инструментов, которые могут помочь им в защите своих прав. В качестве примера приведем некоторую судебную практику, рассмотрение которой даст возможность приобретателю определить и использовать конкретные обстоятельства для защиты своих законных прав и восстановления справедливости.

В обзоре судебной практике, который был утвержден Президиумом Верховного суда РФ 01 октября прошлого года, описаны несколько конкретных правовых ситуаций, которые связаны с истребованием у добросовестных приобретателей имущества. Как пример в пользу добросовестного приобретателя было отмечено Постановление ЕСПЧ от 06 декабря 2011 года по делу «Гладышева против России». В нем было указано, что необходимость проверки подлинности документов, которые касаются приватизации жилья, обязано проводить государство, а не граждане, и в этом случае истребование у добросовестного приобретателя квартиры является незаконным. В данном случае речь идет об ошибках государственных органов, которые они допустили в процессе приватизации жилья, и поэтому, в случае признания приватизации незаконной, все риски должно нести государство.

В защиту правовой позиции, которая определяет презумпцию добросовестности, говорит и Постановление КС России от 21 апреля 2003 года № 6-П, в котором указывается, что к числу имущественных прав относятся и права добросовестных приобретателей, поскольку лицам, которые владеют, пользуются и распоряжаются вещью (квартирой, земельным участком, автомобилем) должна гарантироваться государственная защита их прав. В этом постановлении также указывается, что права владения, распоряжения и пользования имуществом должны отвечать требованиям справедливости, должны быть пропорциональными, адекватными и соразмерными, и не иметь обратной силы, то есть не ограничивать пределы основного содержания конституционных норм. Данная правовая позиция изложена в контексте презумпции добросовестности приобретения. Пунктом 3.2 этого постановления в контексте статьи 167 ГК РФ говорится, что положение о последствиях недействительности сделки, которая касается обязанности каждой из сторон возвращения другой стороне всего полученного по сделке, не могут распространяться на добросовестного приобретателя.

Исходя из обзора судебной практики по неосновательному обогащению, можно сделать вывод, что таковым является получение имущественного права лицом без установленных законом, правовыми актами или сделкой оснований. Поскольку добросовестный приобретатель получает имущественное право по сделке, которая на момент ее совершения является законным основанием для перехода прав, то положения статей о необоснованном обогащении не могут применяться как правовое основание для истребования имущества у добросовестного приобретателя.

Способы защиты или как уберечься от приобретения спорного имущества

Для того, чтобы не оказаться в статусе добросовестного приобретателя, хотелось бы дать будущим собственникам несколько рекомендаций:

  • до того, как оформлять сделку и подписывать договор купли-продажи недвижимости, проведите полную юридическую проверку приобретаемого имущества, лучше привлечь для этого соответствующих специалистов;
  • поинтересуйтесь историей продаж: как давно последний раз отчуждалось имущество;
  • проведите проверку дееспособности лица, которое отчуждает вам имущество, сведения о дееспособности или частичной дееспособности лица может получить нотариус по своему запросу;
  • если права на объект, который вы хотите приобрести, вам собираются передать по доверенности, настаивайте на том, чтобы встретиться с собственником и удостовериться в его согласии на отчуждение имущества;
  • в договоре купли-продажи указывайте реальную сумму, за которую приобретаете имущество;
  • денежную сумму в оплату имущества передавайте с обязательным составлением расписки, к которой также укажите реальную сумму передаваемых средств, расписку составляйте в присутствии двух свидетелей.

Если вы все-таки оказались в подобной ситуации, можем посоветовать:

  • не ждите, что ситуация разрешится сама собой, обращайтесь к юристу, имеющему опыт работы по аналогичным категориям дел;
  • застрахуйте приобретенное имущество от риска потери прав собственности, в некоторых случаях это может стать дополнительным инструментом для защиты своих прав;
  • в обязательном порядке наложите запрет на операции регистрационного характера со своим имуществом, в случае если их попытаются произвести без вашего участия.

Подводя итог вышесказанному, хочется заметить, что единственный способ, который может сохранить имущество, приобретенное от лица, не имеющего права его отчуждать — это покупка или продажа такого имущества по решению суда. Во всех остальных случаях если действительный собственник имущества, потерявший права на него помимо своей воли, будет действовать грамотно, то очень велики шансы, что он истребует свое имущество у добросовестного приобретателя. И честному покупателю в этом случае останется только возможность предъявления иска к лицу, продавшему ему недвижимость, не имея на то должных оснований, о возмещении убытков, нанесенных такой сделкой, и требований о возмещении упущенной выгоды, в случае если эти факты и обстоятельства будут доказаны должны образом.

Статья 302. Истребование имущества от добросовестного приобретателя

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

4. Суд отказывает в удовлетворении требования субъекта гражданского права, указанного в пункте 1 статьи 124 настоящего Кодекса, об истребовании жилого помещения у добросовестного приобретателя, не являющегося таким субъектом гражданского права, во всех случаях, если после выбытия жилого помещения из владения истца истекло три года со дня внесения в государственный реестр записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя жилого помещения. При этом бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности приобретателя, или обстоятельств выбытия жилого помещения из владения истца несет субъект гражданского права, указанный в пункте 1 статьи 124 настоящего Кодекса.

Комментарий к ст. 302 ГК РФ

1. Вводя ограничения на виндикацию и обеспечивая этим баланс интересов собственника и добросовестного приобретателя, закон исходит из принципа “наименьшего зла”. В основе установленного порядка виндикации лежит несколько взаимосвязанных критериев: а) добросовестность (недобросовестность) приобретателя; б) возмездность (безвозмездность) приобретения имущества; в) характер выбытия имущества из владения собственника.

2. Так, во всех случаях у добросовестного и возмездного приобретателя имущество подлежит виндикации, если оно выбыло помимо воли собственника. Такое правило основано на предположении, что добросовестный приобретатель может защитить свои интересы, предъявив соответствующие требования к отчуждателю, личность которого ему либо известна, либо больше вероятности, что будет установлена.

В свою очередь, правила о виндикации в отношении недобросовестного приобретателя применяются вне зависимости от того, приобретено ли имущество безвозмездно и ввиду каких обстоятельств выбыло из владения собственника. Объясняется это тем, что недобросовестность приобретателя исключает наличие каких-либо преимуществ по сравнению с собственником.

Если же имущество приобретено безвозмездно, виндикация допускается безотносительно таких критериев, как недобросовестность и обстоятельства выбытия. Считается, что в случае с безвозмездным приобретателем интересы собственника признаются приоритетными, поскольку при истребовании имущества незаконный владелец не несет никаких имущественных потерь, обусловленных приобретением вещи, а ст. 303 ГК гарантирует возмещение расходов по содержанию имущества.

Читать еще:  Подлежит ли разделу имущество полученное по наследству?

3. Однако в описанном порядке безусловной виндикации установлены следующие ограничения.

Во-первых, из п. 1 комментируемой статьи следует, что если имущество, приобретенное добросовестно и возмездно, выбыло из владения собственника по его воле, в том числе в результате заключения договоров аренды, хранения и т.п., виндикация невозможна (п. 19 письма ВАС N 13). Предполагается, что в таких случаях собственник несет риск выбора ненадлежащего контрагента, ввиду чего приоритет отдается защите интересов приобретателя.

Во-вторых, п. 3 комментируемой статьи установлен запрет на виндикацию добросовестно и, главное, безвозмездно приобретенных денег и ценных бумаг на предъявителя. Считается, что причинами введения данного правила являются, в частности, необходимость обеспечения стабильности гражданского оборота с учетом высокооборотности указанных вещей; трудности с индивидуализацией имущества (например, деньги признаются сугубо родовыми вещами, а виндикация возможна только в отношении индивидуально-определенного имущества). Правда, это правило сформулировано неоправданно жестко. Если допустить, что в конкретном случае деньги или ценные бумаги на предъявителя были изначально определенным образом индивидуализированы (в том числе посредством запечатывания в конверт и т.п.) и такая индивидуализация на момент предъявления иска сохранилась, то вряд ли можно усмотреть объективные препятствия для виндикации.

В-третьих, сопоставление п. п. 1 и 2 комментируемой статьи позволяет сделать вывод, что правило о возможности виндикации при безвозмездном приобретении имеет еще одно исключение, когда возникает цепочка добросовестных приобретателей, а вещь виндицируется у лица, которое безвозмездно получило ее у добросовестного возмездного приобретателя (например, в результате дарения, наследования и т.п.). В указанном случае решение вопроса о виндикации должно основываться на положениях п. 1 комментируемой статьи об истребовании имущества у возмездного приобретателя, поскольку иначе последний необоснованно ограничивался бы в распоряжении вещью.

4. Следует отметить, что применение правил о виндикации затруднено в связи с невозможностью законодательно формализовать содержание используемых критериев. Так, понятие “недобросовестность” раскрыто в ГК через такие оценочные и субъективные признаки, как “(не) знал или (не) должен был (мог) знать”. Поэтому при оценке недобросовестности должны приниматься во внимание все имеющие значение конкретные обстоятельства дела (в частности, характеристики вещи, цена, время и место приобретения и т.п.).

Например, судебная практика исходит из отсутствия добросовестности, когда к моменту совершения возмездной сделки имелись притязания третьих лиц, впоследствии признанные обоснованными, если приобретателю о них было известно (абз. 4 п. 24 Постановления ВАС N 8). Однако ввиду закрепления в законодательстве презумпции добросовестности (п. 3 ст. 10 ГК) приобретатель не обязан доказывать наличие обстоятельств, подтверждающих его добросовестность. Поэтому сложно согласиться с противоположным выводом, сделанным в абз. 3 п. 24 Постановления ВАС N 8.

Равным образом в ГК не раскрывается понятие “выбытие имущества помимо воли собственника”. Законодатель ограничивается указанием на отдельные примеры (в частности, потеря, похищение вещи) и приданием перечню открытого характера. Очевидно, что это не способствует единообразному и адекватному правоприменению, особенно в условиях, когда высшие судебные инстанции уклоняются от дачи соответствующих разъяснений (см. п. 26 Постановления ВАС N 8). Так, нет единства мнений, следует ли считать “иными случаями” выбытие имущества помимо воли, к примеру совершение сделок по отчуждению имущества без получения необходимого согласия (одобрения) органов опеки и попечительства, органов юридического лица и т.п. Поэтому в настоящее время указанную проблему следует решать в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств, притом что собственник должен доказать обстоятельства выбытия имущества из его владения (абз. 2 п. 24 Постановления ВАС N 8).

Судебная практика по статье 302 ГК РФ

50. Заявитель утверждал, что вмешательство в его имущественные права не соответствовало действовавшему законодательству. По его мнению, власти г. Москва не могли на основании статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации истребовать у него квартиру, поскольку он был добросовестным покупателем. Власти г. Москвы решили добровольно уступить право собственности на квартиру и передать его К. Они проверили и разрешили совершение всех сделок в отношении квартиры. Заявитель считал, что его ситуация близка к ситуации, рассмотренной Европейским Судом в деле Гладышевой (упоминавшееся выше, §§ 77 – 83). В частности, он утверждал, что утрата имущества представляла собой непропорциональное вмешательство в его права, предусмотренные статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Власти возложили на него чрезмерное бремя. Хотя он являлся добросовестным покупателем, они не обеспечили справедливого равновесия между своим решением истребовать имущество у него и его личными интересами. Он также утверждал, что государственные органы несли ответственность за мошеннические сделки в отношении квартиры, приобретенной им позже. Власти были обязаны проверить соответствие этих сделок действовавшему законодательству. Однако они не смогли сделать это своевременно и надлежащим образом, и им удалось истребовать имущество у него только при грубом пренебрежении его интересами. Наконец, заявитель утверждал, что он был лишен своего имущества без предоставления какой-либо компенсации.

34. Постановлением от 22 июня 2017 года N 16-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Предметом рассмотрения являлось оспоренное положение, предусматривающее право собственника истребовать принадлежащее ему имущество от добросовестного приобретателя в случае, когда это имущество выбыло из владения собственника помимо его воли, – применительно к случаям истребования жилого помещения, являвшегося выморочным имуществом.

Исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные доказательства, руководствуясь статьями 11, 12, 166, 168, 209, 301, 302, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс), статьями 15, 20 – 24, 45, 60, 62 Земельного кодекса Российской Федерации (далее – ЗК РФ), положениями Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации” (далее – Закон N 137-ФЗ) и разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав” (далее – Постановление N 10/22), суды после очередного рассмотрения спора удовлетворили заявленные требования, придя к выводам, что орган местного самоуправления не мог распоряжаться спорными земельными участками, так как право постоянного (бессрочного) пользования Компании не было прекращено в установленном законодательством порядке; договоры аренды (субаренды) земельных участков, заключенные Комитетом с физическими лицами и Обществом, а также Обществом с физическим лицом, являются недействительными (ничтожными) сделками с момента их совершения, не влекущими юридических последствий.

В силу пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Отменяя судебные акты первой и апелляционной инстанций, суд округа при новом рассмотрении дела руководствовался положениями статей 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, данными в пункте 35 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”.

Применительно к статьям 301, 302 ГК РФ срок давности по иску об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что недвижимое имущество выбыло из его владения.

ПРАВ СТАТЬЯМИ 196, 301, 302 И 740 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

ПРАВ ПУНКТОМ 1 СТАТЬИ 302 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 декабря 2016 года решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое судебное решение, которым исковые требования по первоначальному иску были удовлетворены, а спорная квартира, как признанная выморочным имуществом, на основании статьи 302 ГК Российской Федерации истребована из незаконного владения Литвиненко А.Е. Как указал суд, квартира выбыла из владения города Москвы помимо воли собственника на основании поддельного завещания и ничтожного свидетельства о праве на наследство, о которых город Москва в лице уполномоченных органов не знал и не мог знать, по какой-либо сделке либо в результате административного акта спорную квартиру Шаталиной Т.Д. не передавал; добросовестный приобретатель вправе обратиться к лицу, продавшему ему квартиру, с требованием о возмещении убытков (при том что Шаталина Т.Д. письменно обязалась выплатить покупателю 5 800 000 рублей в случае расторжения договора купли-продажи квартиры по ее вине или по ее инициативе).

Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли (п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, если право на вещь, отчужденную должником по сделке, после совершения этой сделки было передано другой стороной сделки иному лицу по следующей сделке (например, по договору купли-продажи), то заявление об оспаривании первой сделки предъявляется по правилам статьи 61.8 Закона о банкротстве к другой ее стороне. Если первая сделка будет признана недействительной, должник вправе истребовать спорную вещь у ее второго приобретателя только посредством предъявления к нему виндикационного иска вне рамок дела о банкротстве по правилам статей 301 и 302 ГК РФ.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector