Неприкосновенность имущества собственника ""
Shedevr-24.ru

Юридический портал

Неприкосновенность имущества собственника

Частная собственность: священна и неприкосновенна?

Право частной собственности охраняется законом (ч. 1 ст. 35 Конституции РФ). Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ). Однако на практике в спорах о праве собственности суды все чаще встают на сторону органов госвласти и местного самоуправления, а не граждан и юридических лиц – даже если последние зарегистрировали право на спорное помещение, и основания такой регистрации никто не оспаривал. Рассмотрим конкретный пример.

Арбитражный суд г. Москвы

Департамент имущества города Москвы обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании права собственности на нежилое помещение. В обоснование требований истец указал, что спорное помещение относится к муниципальной собственности и с 1998 года передано им в пользование третьему лицу на основании договора аренды.

Узнайте об учете госучреждением полученного недвижимого имущества до регистрации прав на него из “Энциклопедии решений. Бюджетная сфера” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

При этом, согласно выписке из ЕГРП, за ответчиком, которым является юридическое лицо, с 2003 года зарегистрировано право собственности на спорный объект. Основанием для регистрации является договор купли-продажи с правопредшественником истца от 31 марта 1995 года.

Арбитражный суд г. Москвы пришел к выводу, что ответчиком не представлено надлежащих доказательств возникновения права собственности на спорный объект. По мнению Суда, при заключении договора купли-продажи помещения были нарушены нормы законодательства о приватизации, в силу чего договор является ничтожной сделкой. Имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества (ст. 217 ГК РФ). Так, Арбитражный суд г. Москвы признал право собственности города Москвы на указанное нежилое помещение (решение Арбитражного суда г. Москвы от 5 апреля 2011 года № А40-130855/10 54-829).

Девятый арбитражный апелляционный суд

Не согласившись с принятым решением, ответчик обратился с апелляционной жалобой в Девятый арбитражный апелляционный суд. Ответчик также заявил, что Арбитражный суд г. Москвы не известил его надлежащим образом о дате, времени и месте судебного заседания, что является безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции (п. 2 ч. 4 ст. 270 АПК РФ). Апелляционный суд установил, что нарушение правил о судебных извещениях действительно имело место, отменил решение нижестоящего суда и перешел к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции (определение Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 февраля 2016 года по делу № А40-130855/10).

Реквизиты решения: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 марта 2016 года № 09АП-54532/2015 по делу № А40-130855/10.

Требования заявителя: Отменить решение суда первой инстанции, перейти к рассмотрению гражданского дела по правилам производства в суде первой инстанции и отказать в удовлетворении требований о признании права собственности города Москвы на нежилое помещение.

Суд решил: Решение суда первой инстанции отменить, перейти к рассмотрению гражданского дела по правилам производства в суде первой инстанции и признать право собственности города Москвы на нежилое помещение.

Девятый арбитражный апелляционный суд выяснил, что здание, в котором расположено спорное нежилое помещение, включено в Перечень объектов, относящихся к муниципальной собственности (утв. постановлением Московской городской Думы от 20 мая 1998 года № 47), и внесено в Реестр объектов недвижимости, находящихся в собственности города Москвы. Так, Суд пришел к выводу, что спорное нежилое помещение является муниципальной собственностью (п. 1, п. 2 Приложения № 3 к постановлению Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 года № 3020-1). При этом права на недвижимое имущество, возникшие до 29 января 1998 года, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации (п. 1 ст. 6 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”; далее – закон о государственной регистрации). Что касается исполненного договора купли-продажи, Суд указал, что данный договор нарушает требования закона и посягает на права и охраняемые интересы третьих лиц, поэтому является ничтожным (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Заявление ответчика о применении срока исковой давности отклонено Судом со ссылкой на ст. 208 ГК РФ и п. 58 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав” (далее – Постановление № 10/22). Согласно данным нормам, лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. Исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения.

На основании изложенного, Девятый арбитражный апелляционный суд постановил отменить решение Арбитражного суда города Москвы и удовлетворить требование о признании права собственности г. Москвы на нежилое помещение (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 марта 2016 года № 09АП-54532/2015 по делу № А40-130855/10). Данное решение суда является основанием для регистрации уполномоченным органом права собственности на недвижимое имущество.

Взгляд со стороны

Юридическое сообщество очень настороженно отнеслось к новой судебной практике.

Антон Толмачев, генеральный директор компании “ЮрПартнерЪ”:

“На мой взгляд, в данном деле истец избрал ненадлежащий способ защиты. Единственным доказательством существования зарегистрированного права является государственная регистрация. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке (абз. 2 ч. 1 ст. 2 закона о государственной регистрации). Как следует из устойчиво сложившейся правоприменительной практики арбитражных судов, оспаривание зарегистрированного права собственности на недвижимое имущество означает оспаривание правоустанавливающих документов и действий по государственной регистрации, основанных на этих документах (Определение ВАС РФ от 7 ноября 2008 г. № 13934/08, Определение ВАС РФ от 12 марта 2009 г. № ВАС-2110/09, Определение ВАС РФ от 31 марта 2009 г. № ВАС-3050/09). Таким образом, надлежащим способом защиты права истца в случае, если истец считает, что его права как собственника нарушены, будет являться иск о признании договора купли-продажи недействительной сделкой. Несмотря на это, арбитражные суды удовлетворили требования истца, что мне представляется неправильным”.

Ольга Косец, президент МОО поддержки и защиты малого и среднего бизнеса “Деловые люди”:

“Если внимательно прочитать решение Арбитражного суда г. Москвы и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, становится понятно, что они выполнены как будто под копирку. Таким образом, апелляционный суд лишь исправил нарушения арбитражно-процессуального законодательства, допущенные судом первой инстанции. В общем – иллюзия рассмотрения жалобы, ничего нового. К большому человеческому сожалению”.

Денис Мурашов, управляющий партнер юридической компании Murashov & Assistants:

“Истец никогда не обращался в суд с иском о признании договора купли-продажи помещения ничтожной сделкой. При вынесении решений по иску суды фактически вышли за пределы исковых требований, признав полностью исполненную истцом и ответчиком сделку купли-продажи спорного помещения ничтожной и фактически применив последствия ее недействительности – вернув истцу перешедший по сделке ответчику титул собственника. При этом суды не применили по заявлению ответчика срок исковой давности (ст. 181 ГК РФ) и почему-то забыли применить последствия недействительности сделки в отношении исполненного ответчиком – не обязали истца вернуть ответчику все полученное по сделке, а это 46,8 млн руб. в 1995 году и 430 млн руб. в 2000 году. В итоге сложилась ситуация, при которой лишенный помещения ответчик не сможет даже истребовать свои деньги у истца, поскольку срок исковой давности для заявления ответчиком требования о применении последствий недействительности сделки истек. Сожалею, что “бумажка о собственности” потеряла свою ценность как средство правовой защиты прав собственника теперь и в арбитражных судах”.

Анастасия Расторгуева, адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы “Барщевский и Партнеры”:

“В апелляционном постановлении суд ссылается на п. 58 Постановления № 10/22, согласно которому лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. При этом спорный объект находится во владении третьего лица, а не истца. Поэтому я считаю, что указанная ссылка суда несостоятельна”.

Алексей Гордейчик, адвокат, управляющий Коллегии адвокатов “Гордейчик и партнеры”:

“Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда очень непоследовательно. Больше всего меня возмутила логическая конструкция, в соответствии с которой Суд пришел к выводу, что в силу ст. 208 ГК РФ исковая давность на данный спор не распространяется. Если спорный объект находится в незаконном владении другого лица, собственник вправе истребовать объект у такого лица путем подачи виндикационного иска, на который исковая давность распространяется (п. 32, п. 38 Постановления № 10/22; решение Арбитражного суда Хабаровского края от 2 июля 2012 года по делу № А73-7292/2011)”.

Таким образом, эксперты портала ГАРАНТ.РУ сошлись во мнении, что практика оспаривания права собственности на недвижимость изменилась. Раньше стороны сначала признавали в суде недействительным договор купли-продажи, который явился основанием для государственной регистрации, а только после этого устанавливали в суде свое право собственности на спорный объект. Теперь получается, что для признания права можно сразу обратиться с указанным требованием в суд. Очевидно, такая практика не способствует усилению защиты частной собственности. Кроме того, вопрос применения либо не применения срока исковой давности при оспаривании права собственности также остается открытым.

Читать еще:  Договор аренды имущества между физическими лицами образец

Статья 35 Конституции России

Текст Ст. 35 Конституции РФ в действующей редакции на 2020 год:

1. Право частной собственности охраняется законом.

2. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

3. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

4. Право наследования гарантируется.

Комментарий к Ст. 35 Конституции Российской Федерации

1. Собственности как элементу экономической системы в Конституции России посвящена ч. 2 ст. 8. В комментируемой статье авторы Конституции РФ отдельно подчеркнули право иметь имущество в частной собственности как субъективное право человека. Таким образом, право частной собственности включено в состав основных прав и свобод человека и гражданина.

Охрана права частной собственности представляет собой закрепление в законодательстве ряда гарантий для частных собственников, позволяющих им беспрепятственно реализовывать свои права, а также защищающих их от незаконного изъятия собственности. Конституция РФ в части первой комментируемой статьи прямо указала на необходимость принятия федерального закона, устанавливающего гарантии защиты частной собственности. При этом важные гарантии прав собственника закреплены в частях второй и третьей ст. 35 Конституции РФ. Право частной собственности охраняется целым рядом федеральных законов — от Гражданского до Уголовного кодексов РФ.

2. Часть 2 комментируемой статьи раскрывает наиболее основные правомочия собственника. Со времени римского права известна классическая триада прав собственника — право владеть, право пользоваться и право распоряжаться своим имуществом. В России эта триада впервые была закреплена в 1832 г. в Своде Законов Российской Империи (ст. 420 т. X ч. 1) и с тех пор стала традиционной*(142).

Владение (от лат. jus possidendi) — основанная на законе, т.е. юридически обеспеченная и гарантированная возможность иметь то или иное имущество у себя в хозяйстве.

Пользование (от лат. jus utendi et jus fruendi) — основанная на законе, т.е. юридически обеспеченная и гарантированная возможность использования конкретного имущества путем извлечения в процессе его использования заключенных в нем полезных качеств, т.е. возможность осуществлять потребление данного имущества.

Распоряжение (от лат. jus disponendi) — основанная на законе, т.е. юридически обеспеченная и гарантированная возможность определять судьбу имуществ, выражающаяся в следующих формах: 1) путем изменения принадлежности имущества; 2) путем изменения состояния имущества; 3) путем изменения назначения имущества. Распоряжение включает в себя возможность уничтожения вещи, хотя это право может быть ограничено, например, в отношении памятников истории и культуры.

Следует отметить также, что Конституция России упоминает о возможности существования как частной собственности одного лица, так и общей собственности. Общая собственность представляет собой нахождение имущества в собственности двух или нескольких лиц. При этом ст. 244 Гражданского кодекса РФ предусматривает возможность существования двух видов общей собственности: с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность). Кроме того, совместное владение, пользование и распоряжение имуществом может осуществляться путем создания юридических лиц, отсутствие упоминания которых в Конституции РФ, как мы уже отмечали, является существенным пробелом. Дело заключается и в том, что частная собственность — это собственность физических и юридических лиц, и отсутствие упоминания о них в комментируемой статье Конституции РФ может быть истолковано как нераспространение на них установленных этой статьей гарантий, что в условиях рыночной экономики недопустимо.

Формула «каждый вправе», употребляемая Конституцией РФ, означает, что Конституция РФ не ограничила круг субъектов права частной собственности, включив в них как граждан России, так и иностранных граждан и лиц без гражданства. Вместе с тем ограничение иностранных граждан и лиц без гражданства (в том числе, учредивших в иностранном государстве юридические лица) в праве иметь в частной собственности стратегически важные для России объекты, например месторождения полезных ископаемых, не противоречит Конституции РФ, в силу лаконичности ее нормы (ведь Конституция РФ не говорит о том, что в частной собственности может быть «любое имущество»)*(143).

3. Часть 3 комментируемой статьи закрепляет важные гарантии прав собственника. Следует отметить, что общий принцип экономической системы государства — принцип неприкосновенности частной собственности — не нашел прямого закрепления в Конституции РФ. Гарантия, предусмотренная рассматриваемой нормой, является его частью, посвященной вопросам перехода имущества из частной собственности в государственную.

Часть 3 комментируемой статьи рассматривает две возможности:

лишение собственника имущества на основании решения суда;

2) принудительное отчуждение имущества для государственных нужд по решению административных органов, однако при соблюдении условий предварительного и равноценного возмещения.

В первом случае — лишения собственника имущества — речь идет о конфискации. Имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения в связи с тем, что оно послужило орудием или предметом преступления или правонарушения. В настоящее время конфискация предусмотрена и Кодексом РФ об административных правонарушениях (ст. 3.7), и уголовно-процессуальным кодексом РФ (ст. 81). Конституция РФ устанавливает недопустимость осуществления конфискации в административном порядке. Для этого обязательно требуется решение суда.

Что касается второго случая — принудительного отчуждения для государственных нужд (национализация), — то Конституционный Суд РФ в ряде своих постановлений сформулировал принципы такого изъятия: установление справедливой, соразмерной компенсации, обеспечивающей баланс публичных и частных интересов, предварительное и равноценное возмещение за отчуждаемое в публичных целях имущество*(144). При этом равноценным, как представляется, следует считать такое возмещение, которое позволяет собственнику приобрести в собственность аналогичную вещь. Кроме того, в соответствии с положениями Гражданского кодекса РФ возмещение должно включать в себя покрытие всех убытков собственника, в том числе упущенную выгоду (ст. 15, 306 ГК РФ).

4. Одним из правомочий собственника является право передачи своего имущества по наследству. При наследовании имущество умершего собственника переходит к другим лицам. В силу этого в ч. 4 комментируемой статьи Конституция России указывает на то, что право наследования гарантируется.

Наследование может осуществляться по закону или по завещанию. Собственник вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников, не указывая причин такого лишения, а также включить в завещание иные распоряжения, отменить или изменить совершенное завещание. Если завещание не было составлено, то осуществляется наследование по закону. При этом правила наследования ориентированы на максимально редкий переход имущества к государству в силу отсутствия наследников.

Часть четвертая комментируемой статьи гарантирует право наследования, т.е. как право передать имущество по наследству, так и право получить имущество по наследству в установленном законом порядке, а также все сопутствующие права наследодателя и наследников (право составлять и изменять завещание, право отказаться от наследства и т.д.).

Следует отметить краткость конституционной нормы о наследовании. В ней не содержится ни отсылок к федеральному закону, ни упоминаний о каких-либо ограничениях права наследования. Подобная лаконичность может быть воспринята как неограниченность права наследования. Однако это не так.

Неприкосновенность собственности

Принцип неприкосновенности собственности, в том числе частной, закладывает основы имущественного правопорядка в экономике. Здесь впервые получает отражение характеристика вещных прав как абсолютных: одному собственнику или субъекту иного вещного права противостоят все остальные лица, обязанные не нарушать его право.

Неприкосновенность собственности провозглашена в:

  • — Конвенции о защите прав человека и основных свобод [1] , положения Протокола № 1 к которой предусматривают, что каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности, никто не может быть лишен своего имущества кроме как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права, государство вправе обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами (ст. 1);
  • — в ч. 2 ст. 8 Конституции РФ, которая предусматривает признание и защиту равным образом всех форм собственности.

Ей аналогичен п. 4 ст. 212 ГК.

Во-первых, принцип неприкосновенности собственности выступает гарантией права собственности — основы имущественных отношений, составляющих крупную группу в предмете гражданского права. Во-вторых, в Конституции РФ и ГК устранен существовавший ранее приоритет в защите государственной собственности.

Конституционный Суд РФ в своих решениях неоднократно подчеркивал: в силу таких фундаментальных принципов, как верховенство права и юридическое равенство, вмешательство государства в отношения собственности не должно быть произвольным и нарушать равновесие между требованиями интересов общества и необходимыми условиями защиты основных прав личности, что предполагает разумную соразмерность между используемыми средствами и преследуемой целью, с тем чтобы обеспечивался баланс конституционно защищаемых ценностей и лицо не подвергалось чрезмерному обременению.

Конституция РФ, наделяя федерального законодателя определенной дискрецией при регулировании права собственности и связанных с ним отношений по владению, пользованию и распоряжению имуществом (ст. 71, п. «в» и «о»), закрепляет в ст. 55 (ч. 3), что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Из данной нормы Конституции РФ во взаимосвязи с ее ст. 8, 17 (ч. 3), 19 (ч. 1 и 2), 34 и 35 вытекает, что ограничения права собственности могут вводиться федеральным законом, если только они необходимы для защиты других конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, отвечают требованиям справедливости, разумности и соразмерности (пропорциональности), носят общий и абстрактный характер, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо данного конституционного права, т. е. не ограничивают пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм [2] .

Читать еще:  Реализация конфискованного имущества судебными приставами

Конституционный Суд РФ также указывает, что право частной собственности, по смыслу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, может быть ограничено федеральным законом при наличии названных в этой норме обстоятельств с предоставлением справедливой соразмерной компенсации [3] .

Чаще всего принцип неприкосновенности собственности сводят к запрету лишения кого-либо своего имущества иначе как по решению суда [4] [5] [6] . «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения» (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ). ГК расширяет эту норму, устанавливая кроме возмещения стоимости имущества правило возмещения убытков (ст. 16, 235 ГК).

Представляется, что здесь надо выделять три аспекта.

Закон устанавливает исчерпывающий перечень оснований принудительного прекращения права собственности (ст. 235, 237—243, п. 4 ст. 252, п. 2 ст. 272, ст. 282, 285, 293 ГК).

Безвозмездное изъятие имущества у собственника возможно только по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (конфискация — ст. 243 ГК).

В остальных случаях устанавливается соразмерная компенсация, возмещение убытков.

Особенно актуально акцентирование внимания законодателя на возмездности изъятия имущества у собственника по инициативе государства, для государственных или муниципальных нужд (ст. 239, 240, 306 ГК и др.).

«Обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленном статьей 306 настоящего Кодекса» (п. 2 ст. 235 ГК).

Конституционный Суд РФ, принимая во внимание ст. 35 Конституции РФ и ст. 1 ГК, пошел по пути расширительного толкования: например, принудительное отчуждение имущества при условии предварительного и равноценного возмещения возможно не только для государственных нужд, но и в случаях, когда оно осуществляется в целях «общего для акционерного общества блага»; вмешательство в право собственности акционеров акционерного общества носит оправданный, не противоречащий Конституции РФ характер и допускается только при наличии эффективных правовых средств, направленных на преодоление конфликта интересов преобладающего и миноритарных акционеров [7] .

Применительно к действиям государственных органов и органов местного самоуправления следует различать правомерные действия, когда собственнику предоставляется компенсация ущерба, и незаконные действия, когда собственнику в рамках защиты его права возмещаются убытки.

«В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, ущерб, причиненный личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица правомерными действиями государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, а также иных лиц, которым государством делегированы властные полномочия, подлежит компенсации» (ст. 161 ГК).

«Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием» (ст. 16 ГК).

Их объединяет помимо факта умаления интересов собственника со стороны государственных органов и органов местного самоуправления необходимость сочетания принципа неприкосновенности собственности и обеспечения баланса прав и законных интересов всех участников оборота, в связи с чем защита права собственности и иных вещных прав также должна осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности [8] .

Акты государственных органов и органов местного самоуправления, судебные решения, прекращающие право собственности, могут быть обжалованы в судебном порядке (ст. 13, 243 ГК и др.). Споры о возмещении убытков также разрешаются судом (ст. 241, 242, 306 ГК и др.).

Реализация принципа неприкосновенности собственности тесно связана с принципами свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства в частные дела, беспрепятственного осуществления права, восстановления и защиты нарушенных прав.

Неприкосновенность собственности

Принцип неприкосновенности собственности, в том числе частной, закладывает основы имущественного правопорядка в экономике. Здесь впервые получает отражение характеристика вещных прав как абсолютных: одному собственнику или субъекту иного вещного права противостоят все остальные лица, обязанные не нарушать его право.

Неприкосновенность собственности провозглашена в:

  • — Конвенции о защите прав человека и основных свобод [1] , положения Протокола № 1 к которой предусматривают, что каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности, никто не может быть лишен своего имущества кроме как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права, государство вправе обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами (ст. 1);
  • — в ч. 2 ст. 8 Конституции РФ, которая предусматривает признание и защиту равным образом всех форм собственности.

Ей аналогичен п. 4 ст. 212 ГК.

Во-первых, принцип неприкосновенности собственности выступает гарантией права собственности — основы имущественных отношений, составляющих крупную группу в предмете гражданского права. Во-вторых, в Конституции РФ и ГК устранен существовавший ранее приоритет в защите государственной собственности.

Конституционный Суд РФ в своих решениях неоднократно подчеркивал: в силу таких фундаментальных принципов, как верховенство права и юридическое равенство, вмешательство государства в отношения собственности не должно быть произвольным и нарушать равновесие между требованиями интересов общества и необходимыми условиями защиты основных прав личности, что предполагает разумную соразмерность между используемыми средствами и преследуемой целью, с тем чтобы обеспечивался баланс конституционно защищаемых ценностей и лицо не подвергалось чрезмерному обременению.

Конституция РФ, наделяя федерального законодателя определенной дискрецией при регулировании права собственности и связанных с ним отношений по владению, пользованию и распоряжению имуществом (ст. 71, п. «в» и «о»), закрепляет в ст. 55 (ч. 3), что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Из данной нормы Конституции РФ во взаимосвязи с ее ст. 8, 17 (ч. 3), 19 (ч. 1 и 2), 34 и 35 вытекает, что ограничения права собственности могут вводиться федеральным законом, если только они необходимы для защиты других конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, отвечают требованиям справедливости, разумности и соразмерности (пропорциональности), носят общий и абстрактный характер, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо данного конституционного права, т. е. не ограничивают пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм [2] .

Конституционный Суд РФ также указывает, что право частной собственности, по смыслу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, может быть ограничено федеральным законом при наличии названных в этой норме обстоятельств с предоставлением справедливой соразмерной компенсации [3] .

Чаще всего принцип неприкосновенности собственности сводят к запрету лишения кого-либо своего имущества иначе как по решению суда [4] [5] [6] . «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения» (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ). ГК расширяет эту норму, устанавливая кроме возмещения стоимости имущества правило возмещения убытков (ст. 16, 235 ГК).

Представляется, что здесь надо выделять три аспекта.

Закон устанавливает исчерпывающий перечень оснований принудительного прекращения права собственности (ст. 235, 237—243, п. 4 ст. 252, п. 2 ст. 272, ст. 282, 285, 293 ГК).

Безвозмездное изъятие имущества у собственника возможно только по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (конфискация — ст. 243 ГК).

В остальных случаях устанавливается соразмерная компенсация, возмещение убытков.

Особенно актуально акцентирование внимания законодателя на возмездности изъятия имущества у собственника по инициативе государства, для государственных или муниципальных нужд (ст. 239, 240, 306 ГК и др.).

«Обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленном статьей 306 настоящего Кодекса» (п. 2 ст. 235 ГК).

Конституционный Суд РФ, принимая во внимание ст. 35 Конституции РФ и ст. 1 ГК, пошел по пути расширительного толкования: например, принудительное отчуждение имущества при условии предварительного и равноценного возмещения возможно не только для государственных нужд, но и в случаях, когда оно осуществляется в целях «общего для акционерного общества блага»; вмешательство в право собственности акционеров акционерного общества носит оправданный, не противоречащий Конституции РФ характер и допускается только при наличии эффективных правовых средств, направленных на преодоление конфликта интересов преобладающего и миноритарных акционеров [7] .

Применительно к действиям государственных органов и органов местного самоуправления следует различать правомерные действия, когда собственнику предоставляется компенсация ущерба, и незаконные действия, когда собственнику в рамках защиты его права возмещаются убытки.

«В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, ущерб, причиненный личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица правомерными действиями государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, а также иных лиц, которым государством делегированы властные полномочия, подлежит компенсации» (ст. 161 ГК).

Читать еще:  Расчет страховки на имущество

«Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием» (ст. 16 ГК).

Их объединяет помимо факта умаления интересов собственника со стороны государственных органов и органов местного самоуправления необходимость сочетания принципа неприкосновенности собственности и обеспечения баланса прав и законных интересов всех участников оборота, в связи с чем защита права собственности и иных вещных прав также должна осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности [8] .

Акты государственных органов и органов местного самоуправления, судебные решения, прекращающие право собственности, могут быть обжалованы в судебном порядке (ст. 13, 243 ГК и др.). Споры о возмещении убытков также разрешаются судом (ст. 241, 242, 306 ГК и др.).

Реализация принципа неприкосновенности собственности тесно связана с принципами свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства в частные дела, беспрепятственного осуществления права, восстановления и защиты нарушенных прав.

Статья 16. Неприкосновенность права собственности

1. Правом собственности является право лица на вещь (имущество), которое оно осуществляет в соответствии с законом по своей воле, независимо от воли других лиц (ст. 316 ГК). Имущество является более широким понятием, чем понятие вещь, под которым понимают отдельную вещь, совокупность вещей, а также имущественные права и обязанности. Вещью является предмет материального мира, относительно которого могут возникать гражданские права и обязанности, в частности это животные; недвижимые вещи, к которым относятся земельные участки, а также объекты, расположенные на земельном участке, перемещение которых невозможно без их обесценивания и изменения их назначение; движимые вещи, которые можно свободно перемещать в пространстве (статьи 179181 ГК). Имущественные права являются Непотребительской летию, к ним могут быть отнесены, например, корпоративные права личности, имущественные права по инвестиционному договору и тому подобное.

Содержание права собственности правомочия по права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Право владения представляет собой обеспеченную нормами права возможность постоянного материального связи лица с вещью, что позволяет ей использовать полезные качества вещи, а в случае необходимости решить вопрос о ее дальнейшей судьбе. Пользования является частью права собственности, предусматривает основанную на законе возможность использования полезных свойств вещи для удовлетворения потребностей собственника или спросов других лиц. Правомочие распоряжения это личное юридически обеспеченное право владельца принимать решение о дальнейшей судьбе вещи, принадлежащей ему, путем ее отчуждения, уничтожения, передачи во временное владение. Указанные правомочия собственности в совокупности могут принадлежать только владельцу, который имеет право одновременно владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом, а также применять предусмотренные законом средства его защиты от любого противоправного вмешательства.

Субъектами права собственности является Украинский народ, физические и юридические лица, государство Украина, Автономная Республика Крым, территориальные общины, иностранные государства и другие субъекты публичного права. Под физическими лицами понимают граждан Украины, иностранных граждан и лиц без гражданства. Все они имеют равные имущественные права и обязанности, если иное не предусмотрено законодательными актами Украины.

По большинству государственных имущество закреплено: а) на праве «хозяйственного ведения», которая представляет собой вещное право субъекта предпринимательства, который владеет, пользуется и распоряжается имуществом, закрепленным за ним собственником (уполномоченным им органом), с ограничением правомочности распоряжение относительно отдельных видов имущества с согласия собственника в случаях, предусмотренных законодательством, б) на праве оперативного управления, представляет собой вещное право субъекта хозяйствования, который владеет, пользуется и распоряжается имуществом, закрепленным за ним собственником (уполномоченным им органом) для осуществления некоммерческой хозяйственной деятельности , в пределах, установленных законодательством, а также собственником имущества (уполномоченным им органом). В процессе защиты права хозяйственного ведения и оперативного управления подлежат непосредственному применению положения законодательства, установленные для защиты права собственности (п. 3 ст. 136, п. 3 ст. 137 ГК).

Право собственности является фундаментом имущественной самостоятельности физического и юридического лица, залогом гармоничной реализации прав и свобод человека, предусмотренных Конституцией. Гарантия от вмешательства со стороны государства и других (третьих) лиц в осуществление собственником своих полномочий, препятствование перспективе противоправного лишения собственника его имущества, недопустимости действий, противоречащих интересам собственника, возможность защиты указанного права составляет содержание принципа неприкосновенности (незыблемости) права собственности

Статьей 1 Протокола 1 КЗПЛ, которой корреспондируют статьи 13, 41 Конституции Украины, закреплено право каждого физического или юридического лица мирно владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом. Никто не может быть противоправно лишен своей собственности иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Право собственности является нерушимым. Государство обеспечивает защиту прав всех субъектов права собственности и хозяйствования, социальную направленность экономики. Все субъекты права собственности равны перед законом.

Неприкосновенность права собственности обеспечивается во всех сферах общественной жизни, в том числе и в ходе уголовного производства. Вместе с тем право собственности не является абсолютным. В интересах общества и на условиях, предусмотренных законом, деятельность собственника может быть ограничена или прекращена или собственник может быть обязан допустить ограниченное пользование его имуществом другими лицами. Именно для выполнения задач уголовного судопроизводства, в случае возникновения конкуренции между частными и общественными интересами, УПК предусматривает возможность лишения или ограничения права собственности лица. «Лишение права собственности» предусматривает такое правовое положение, когда владелец принудительно лишают в совокупности всех правомочий по владению, пользованию и распоряжению имуществом. Примером может служить конфискация, как вид наказания, заключающийся в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного. Конфискация имущества устанавливается за тяжкие и особо тяжкие корыстные преступления и может быть назначена судом только в случаях, специально предусмотренных Особенной частью УК (ст. 50 51 УК). Исполнение наказания в виде конфискации имущества осуществляется Государственной исполнительной службой по местонахождению имущества согласно ЗУ «Об исполнительном производстве» (ст. 48 УИК). «Ограничение права собственности» представляет собой положение, когда в результате внешнего воздействия владелец лишен права реализовать одну или несколько из правомочий, которые являются частью права собственности, то есть не может действовать по собственному усмотрению в отношении имущества, которое ему принадлежит. Например, владения, пользования и распоряжения вещью, являющегося вещественным доказательством в уголовном производстве, на время или до момента вынесения окончательного решения в уголовном производстве (приговор, закрытие уголовного производства), ст. 100 УПК, только распоряжения или распоряжения и пользования имуществом в случае его ареста в порядке и на основаниях, определенных главой 17 УПК.

Предвидя возможность лишения или ограничения права собственности, законодатель предъявляет определенные процессуальные условия принятия такого решения. Ими являются: а) возможность принятия решения только судом б) мотивированность этого решения в) принятия решения в порядке, предусмотренном УПК. Требование принятия решения только судом свидетельствует о том, что решить вопрос об ограничении или лишении права собственности на этапе досудебного расследования может только следственный судья или судья, определенный в порядке ст. 247 КПК. В стадии судебного разбирательства суд, который будет осуществлять судебное разбирательство. Правило о мотивации процессуального акта обязывает суд, обосновывая судебное решение, указать на аргументы, которыми он пользовался (учел) для вынесения окончательного заключения. Предусмотренный законом обязанность соблюдения порядка принятия решения требует от суда в каждом конкретном случае принимать решение в строгом соответствии с нормами УПК, регламентирующих тот или иной случай ограничения или лишения права собственности. Например, если ставится вопрос об аресте имущества, то основания для применения этой меры обеспечения уголовного производства определены в ст. 170 УПК, а процедура принятия соответствующего решения в статьях 171173 КПК; ограничения права на осуществление предпринимательской деятельности (ограничение имущественных прав): основание ст. 148 УПК, процедура статьи 150152 КПК.

2. Часть вторая комментируемой статьи устанавливает определенные особенности ограничение права собственности в ходе уголовного производства по сравнению с общими правилами (условиями), определенными ч. 1 ст. 16 КПК. Речь идет о возможности временного изъятия имущества без судебного решения по основаниям и в порядке, предусмотренных УПК. Временное изъятие имущества является мерой обеспечения уголовного производства, которая заключается в фактическом лишении подозреваемого возможности владеть, пользоваться и распоряжаться определенным его имуществом до решения вопроса об аресте имущества или его возвращения (ч. 1 ст. 167 УПК). Перечень объектов, которые могут быть изъяты, указанный в ч. 2 ст. 167 УПК. Процессуальными основаниями временного изъятия имущества являются: а) предоставление лицу статуса подозреваемого соответствии с ч. 1 ст. 42 УПК б) соответствие имущества изымаемого (вещи, документы, деньги и т.п.), признакам, указанным в пп. 14 ч. 2 ст. 167 УПК. После временного изъятия имущества должно быть быстрее решен вопрос о его дальнейшей судьбе, в частности, оно может быть возвращено законному владельцу (ч. 1 ст. 100 УПК); решен вопрос о временном доступ к вещам в порядке, установленном главой 15 УПК (как вещественное доказательство , который будет храниться в стороны уголовного производства (ст. 100 УПК), на него может быть наложен арест на основаниях и в порядке, определенном главой 17 УПК.

Временно изымать имущество могут как физические лица, законно задерживают лицо в порядке, предусмотренном статьями 207, 208 УПК, так и уполномоченные должностные лица в процессе задержания, обыска, осмотра других процессуальных действий. Порядок временного изъятия имущества закреплен в ст. 168 УПК.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector