Привлекли к субсидиарной ответственности а имущества нет
Shedevr-24.ru

Юридический портал

Привлекли к субсидиарной ответственности а имущества нет

Субсидиарная ответственность: есть ли жизнь после…

С точки зрения должника.

В статье «Вторая нефть в делах о банкротстве» мы рассказали о некоторых особенностях привлечения собственника бизнеса к субсидиарной ответственности при банкротстве юридического лица. Основной вывод этой статьи заключался в том, что использование механизма субсидиарной ответственности руководителя компании-должника и иных лиц в деле о банкротстве значительно повышает шансы кредиторов на получение денежных средств с недобросовестных собственников бизнеса. То есть с тех самых собственников, которые рассматривают банкротство своей компании как очень удобный и, самое главное, безопасный для себя способ ухода от исполнения существующих обязательств.

Сегодня мы разберем эту проблему с обратной стороны. То есть зададимся вопросом о том, что делать гражданам, которых уже привлекли к подобной ответственности – ведь речь в этом случае может идти о взыскании нескольких миллионов (а иногда и нескольких сотен миллионов) рублей. Разумеется, это крайне неприятная для человека ситуация, в рамках которой на него накладываются многочисленные ограничения, сказывающиеся, в том числе, на качестве его жизни. Однако сама жизнь на этом не заканчивается, поэтому мы хотим рассказать о некоторых важных с этой точки зрения моментах.

Во-первых, взыскание денежных средств по судебному акту о привлечении к субсидиарной ответственности после получения исполнительного листа в отношении взыскателя (а взыскателем, как мы уже указывали ранее, может являться либо арбитражный управляющий; либо лицо, которое приобрело право требования с торгов; либо кредитор, который выбрал способ распоряжения в виде уступки части такого требования о взыскании задолженности) будет осуществляться только через службу судебных приставов, механизм работы которой достаточно сложен и при этом не особо эффективен. То есть коллекторы, которые приходят по адресу с исполнительным листом в руках, не про этот случай.

Во-вторых, согласно общему правилу, срок предъявления исполнительного листа к исполнению составляет три года с момента обретения соответствующим судебным актом законной силы (п. 1 ст. 21 ФЗ «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 № 229-ФЗ). При этом срок представления исполнительного листа к исполнению прерывается в связи с передачей указанного документа на исполнение или частичным выполнением его требований должником (п. 1 ст. 22 закона № 229-ФЗ). Это означает, что с указанного момента срок (те самые три года), предоставляемый законом для передачи исполнительного листа на исполнение, начинает исчисляться заново, а уже прошедшее до перерыва время из нового срока не вычитается (п. 2 указанной статьи).

На практике исполнительный лист направляется в службу судебных приставов, где и возбуждается исполнительное производство. Далее пристав-исполнитель осуществляет все необходимые для принудительного исполнения действия: розыск имущества должника, поиск расчетных счетов в банках и денежных средств на этих счетах. Также осуществляется выезд по месту жительства должника, а в его отношении выносится постановление о временном ограничении на выезд из Российской Федерации, срок действия которого ограничен шестью месяцами (при этом приставу ничего не мешает вынести данный запрет повторно). В случае отсутствия у должника имущества и денежных средств, пристав-исполнитель принимает решение об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного листа в адрес взыскателя. Как правило, это происходит через 3-6 месяцев, начиная с момента возбуждения исполнительного производства.

При наличии имущества исполнительное производство подлежит окончанию только в том случае, если по нему прошли торги и никто не выразил желания его приобрести, а взыскатель отказался забрать имущество в счет своего долга.

После окончания исполнительного производства и возврата исполнительного листа, взыскатель, как правило, теряет фактический интерес к делу – человек примиряется с тем, что своих денег он уже не получит. Именно поэтому повторное предъявление исполнительного листа в службу судебных приставов является малораспространенной практикой.

В-третьих, зачастую права требования задолженности с лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, реализуются арбитражным управляющим с открытых торгов. Причем оценивается многомилионная задолженность в десятки (а иногда и сотни) раз меньше ее фактического размера. Если долг не приобретается с первого раза, его цена снижается еще на 10%, а в том случае, если и после этого покупатель не будет найден, эта задолженность реализуется с публичных торгов. Такого рода торги уже более интересны для покупателей, поскольку с каждой неделей (а иногда и с каждым днем) цена на лот снижается – как правило, с шагом 10% – пока не достигнет минимального значения. То есть в какой-то момент покупка задолженности становится интересной для лица, которое было привлечено к субсидиарной ответственности.

Для понимания масштаба падения цен на публичных торгах можно привести такой пример – в 2016 году на электронной площадке «МЭТЦ» было реализовано право требования дебиторской задолженности, взысканной в порядке субсидиарной ответственности по делу А71-1804/2011 на сумму 1 млрд рублей, по цене 111 тыс рублей при начальной цене 900 млн.

В-четвертых, иногда самым коротким путем решения вопроса по субсидиарной ответственности является выкуп прав требований кредиторов по цессии третьими лицами. Как правило, они действуют в интересах человека, привлеченного к субсидиарной ответственности. Такой вариант может принести должный эффект спустя какое-то время после судебного акта о взыскании – в тех случаях, когда традиционные способы взыскания через приставов не приносят должного эффекта, кредиторы готовы продавать долг за минимальные деньги, а значит и падение цены от номинала также может быть весьма значительным.

Таким образом, привлечение собственника бизнеса к субсидиарной ответственности по долгам компании – всего лишь половина дела. Потребуется приложить очень много усилий для того, чтобы обратить существующий на «бумаге» долг в реальные деньги.

Как решить проблему субсидиарной ответственности: лайфхаки от юристов

Вопрос – как уйти от субсидиарной ответственности – набирает все большую популярность, что связано с ужесточением банкротного законодательства, которое произошло в 2017 году. Главное изменение – теперь контролирующие должника лица (КДЛ) вынуждены доказывать, что их решения, действия и приказы в период управления компанией не имеют отношения к долгам и последующему банкротству.

Идеальных компаний, к сожалению, не бывает. Очень часто арбитражные управляющие пытаются обвинить руководителей и акционеров в мошеннических действиях, скинуть на них долги компании, и последним порой приходится защищаться от совсем справедливых обвинений. Давайте поговорим о способах защиты, рекомендуемых юристами.

Как избежать субсидиарной ответственности при банкротстве: методы и лайфхаки

Если при банкротстве предприятия вы понимаете, что обстоятельства складываются явно не в вашу пользу, прежде всего – избавьтесь от паники. Помните, нельзя просто так взять и перевести весь долг на физическое лицо, для этого должны быть очень серьезные основания.

Ниже мы предлагаем рассмотреть, так сказать, кухню подобных процессов, изучить, с чем вы можете столкнуться.

На каких основаниях могут привлечь к субсидиарной ответственности?

При банкротстве ООО или другой юридической формы компании сначала проводятся все проверки, изучаются документы за последние годы, сделки, заключенные перед банкротством, действия руководителей. Только потом, когда уже начинается конкурсное производство, может встать вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности директора или иного КДЛ. Как правило, это случается по таким причинам:

  • были заключены сомнительные сделки. Например, компания заключила договор на получение товара оптом по крайне невыгодным для себя ценам, в результате чего реализация продукции осуществлялась в минус;
  • беспорядок по документации. В частности, если не хватает договоров, бухгалтерской отчетности или других важных документов – это может натолкнуть на мысль об умышленном сокрытии действий руководителей;
  • был обнаружен вывод средств на иностранные счета, находящиеся под юрисдикцией стран с низкой налоговой нагрузкой. Речь идет о так называемых оффшорных зонах;
  • в компании образовались долги, которых не должно быть по документам. Разумеется, в данном случае ведется двойное расследование – со стороны управляющего и со стороны компетентных правоохранительных органов. Яркий пример аналогичного дела – банкротство банка «Российский кредит», в котором под управлением А. Мотылева образовался «из ниоткуда» долг в 126 миллиардов рублей;
  • руководители брали множество кредитов без четких целей, отдавать не планировали, деньги тратились впустую, что привело к банкротству. Заметим, что такие ситуации не редки – очень часто компания, пытаясь удержаться на плаву, все глубже влезает в долговую яму.

В каком порядке осуществляется привлечение к субсидиарной ответственности?

Соответственно, если управляющему удалось обнаружить хоть один из выше изложенных фактов, поднимается вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей и других лиц.

Так, арбитражный управляющий собирает доказательства – действия, приказы или решения руководства, которые бы имели отношение к банкротству должника. Также устанавливаются личности КДЛ, в том числе скрытые руководители, которые официально не имеют отношения к управлению (на практике такое встречается нередко).

Далее следует обращение в суд – как правило, инициатором процесса становится арбитражный управляющий. В таких ситуациях возможно солидарное привлечение. Если субсидиарная ответственность – это переход долгов компании на лиц, виновных в образовании задолженностей, то солидарная ответственность – это разделение долгов на всех КДЛ. Таким образом, если долг составляет, образно говоря, 3 миллиарда рублей, и КДЛ тоже 3-е, то на каждого «перейдет» по 1-му миллиарду рублей.

В какие сроки привлекают к ответственности при банкротстве юридических лиц?

Как правило, дела подобного рода возбуждаются еще на стадии конкурсного производства в отношении компании. То есть, заинтересованные лица стараются, как можно быстрее поднять вопрос субсидиарной ответственности учредителя или другого КДЛ.

Интересно, что точных сроков давности по привлечению к ответственности нет – каждый суд решает такие вопросы индивидуально. Есть в практике дела, когда проблема привлечения набирала обороты спустя 10(!) лет после банкротства компании.

Таким образом, сроки привлечения могут быть самыми разными. Если одни суды отказывают в привлечении за долги, созданные в начале 2000-х годов, то другие наоборот, поддерживают управляющих в привлечении КДЛ за «старые грехи». Но чаще всего привлекают по таким процессам еще «не отходя от кассы», при банкротствах предприятий.

Что делать, чтобы не допустить привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве?

Довольно часто у предпринимателей возникает идея списания субсидиарной ответственности при банкротстве физических лиц. Заметим сразу, что это невозможно. Закон о банкротстве предусматривает ряд долгов, которые не могут быть списаны в результате признания несостоятельности, и субсидиарная ответственность тоже сюда относится.

Читать еще:  Как реализуется имущество при банкротстве?

Единственным подходящим, но не сильно распространенным способом является выкуп долга, но этот способ уже актуален для тех, кому не удалось избежать ответственности. Как правило, кредиторы готовы продать такие долги за небольшую сумму, понимая, что в полном размере стребовать задолженность им не удастся. Напомним, согласно статистике, на одного КДЛ приходится в среднем 113 миллионов рублей, а это немалая сумма средств.

О чем предостерегает судебная практика по субсидиарной ответственности 2020 году?

Судебная практика сложилась достаточно интересная и разнообразная. Согласно картотеке дел в Арбитражных судах, наиболее часто инициаторами становятся управляющие, но факт причастности далеко не всегда удается доказать.

  1. Дело № А79-3955/2009. В данном случае управляющий пытался инициировать привлечение к ответственности КДЛ, обращая внимание суда на факт заключения убыточных сделок. Тем не менее, суды разных инстанций не согласились с доводами, в том числе – и ВС РФ, указав на то, что сделки заключались в период, когда компания еще выполняла свои финансовые обязательства. Кроме того, не удалось доказать и выгоду КДЛ, которую бы они могли получить, заключая такие сделки.
  2. Дело № А56-7049/2012. Тут как раз обстоятельства были обратными – КДЛ заключал убыточные сделки, когда компания уже имела признаки критической несостоятельности, что и повлекло дополнительные проверки, и в дальнейшем – обращение в суд о привлечении к ответственности.
  3. Дело № А73-684/2016. Привлечение состоялось на основании того, что были утеряны финансовые и бухгалтерские документы, свидетельствующие о деятельности компании. Кроме того, генеральный директор и другие КДЛ проигнорировали сроки, допустимые, чтобы обанкротить организацию. Кроме того, было доказано, что размер субсидиарной ответственности, нанесенный кредиторам 3-ей очереди неправомерными действиями, составил выше 50% от общей задолженности компании.

Как мы видим из вышеизложенного, к ответственности обычно суд привлекает только при наличии неоспоримых фактов и обстоятельств конкретного дела. Доказать причастность КДЛ к наращиванию задолженности косвенными уликами очень сложно. Если вы нуждаетесь в помощи компетентных юристов, вам грозят многомиллионные долги – обращайтесь к нашим специалистам! Мы всегда готовы предложить руку помощи в критических ситуациях!

Субсидиарная ответственность: 10 интересных споров 2019 года

При банкротстве компании кредиторы обычно получают меньше, чем рассчитывали. Поэтому в последние несколько лет стала популярна процедура привлечения учредителей и руководителей банкрота к дополнительной — субсидиарной ответственности. Она весьма удобна для кредиторов, ведь деньги взыскиваются из имущества физического лица, которое обычно имеет собственность на внушительную сумму. Мы отобрали десять свежих примеров из судебной практики с важными выводами судей. В большинстве приведенных споров о субсидиарной ответственности даже суды не всегда приходили к единому мнению.

Холдинговая структура не спасает от субсидиарной ответственности

Апелляция согласилась с применением субсидиарной ответственности, но суд округа отменил решение в части взыскания убытков с владельца холдинга. Суд округа исходил из того, что согласно должностной инструкции президент общества подотчетен генеральному директору и осуществляет лишь контроль над эффективной работой персонала компании и ее подразделений.

При рассмотрении данного дела Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ указала, что установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности. Напротив, контролирующее лицо всегда заинтересовано в сокрытии своей связи с должником. При ином подходе фактические владельцы компании могли бы избегать ответственности путем составления нужных юридических документов.

Судьи Верховного Суда РФ признали президента контролирующим лицом на основании следующих признаков:

  1. согласно карточкам банковских счетов президент компании вправе распоряжаться денежными средствами общества самостоятельно;
  2. он является управляющим холдинговых компаний, которым принадлежат основные активы должника (объекты недвижимости и интеллектуальной собственности);
  3. на встречах с представителями государственных органов и СМИ президент позиционировал себя в качестве фактического владельца группы компаний (бенефициара).

Ответчик не смог опровергнуть доводы судей, и ВС РФ оставил в силе судебные акты, которые изначально привлекли его к субсидиарной ответственности.

Привлечь к «субсидиарке» можно даже после завершения банкротства

Апелляционная инстанция не согласилась с таким выводам, ведь согласно ст. 57 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 иск о субсидиарной ответственности нельзя подать, если суд уже отказал при рассмотрении дела о банкротстве. Таким образом, суд первой инстанции помешал заявителю хотя бы когда-нибудь взыскать деньги с контролирующих лиц. Девятый арбитражный апелляционный суд посчитал это грубым нарушением прав кредитора и вернул дело на новое рассмотрение.

Арбитражный суд Московского округа не согласился с апелляцией и поддержал изначальное решение первой инстанции. Судьи кассации указали, что конкурсная масса формируется на этапе конкурсного производства, соответственно, подать заявление о привлечении контролирующих должника лиц можно только в рамках его проведения. При завершении процедуры заявитель утрачивает право на привлечение к «субсидиарке» в рамках банкротства.

Дело дошло до Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда, которая обнаружила в вердикте кассационной станции нарушение права кредитора на судебную защиту. По мнению судей ВС РФ, завершение дела о банкротстве и внесение записи об исключении должника из ЕГРЮЛ не препятствовали рассмотрению данного заявления по существу в рамках дела о банкротстве, учитывая, что контролирующие должника лица правоспособность сохранили. Спор вернули в первую инстанцию, чтобы его рассмотрели еще раз.

Примечание редакции:

Если не привлекли к субсидиарной, то могут просто взыскать убытки

Суды трех инстанций отказали в применении субсидиарной ответственности. Они не нашли причинно-следственной связи между действиями руководителей и банкротством предприятия, потому что только по одной сделке с недвижимым имуществом был получен убыток. Заключение же сделок с аффилированными организациями — не повод для субсидиарной ответственности.

А Верховный Суд заметил, что такая тотальная реализация недвижимого имущества выходит за рамки стандартной управленческой практики, применяемой в обычной хозяйственной деятельности. Учитывая это, судам следовало предложить директорам раскрыть реализуемый ими план, цели столь масштабной кампании по передаче основных ликвидных активов другим лицам, в том числе аффилированным с должником, предполагаемый результат выполнения данного плана. Такие действия суды не совершили. Судьи надлежащим образом не оценили сделки на убыточность.

По мнению Верховного Суда, независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, судебный орган принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков.

Этот спор отправили на новое рассмотрение.

Истец не обязан доказывать вину контролирующих должника лиц

Суды первой и второй инстанции не применили субсидиарную ответственность. По их мнению, истец имел подтвержденное судебным актом право требования. Поэтому мог, добросовестно пользуясь своими правами кредитора, заявить о несогласии с ликвидацией. Но такое заявление сделано не было, ликвидацию в установленном законом порядке он не оспорил.

Отклоняя все доводы кредитора, суды ограничились фразами: «Истцом не представлено бесспорных доказательств, подтверждающих факт недобросовестного и неразумного поведения ответчиков», «Доказательств, свидетельствующих об умышленных действиях ответчиков, направленных на уклонение от исполнения обязательств перед истцом, не представлено». Поскольку истец не предоставил доказательства умысла контролирующих лиц, суды отказали в удовлетворении заявленных требований.

Арбитражный суд Московского округа пришел к иному выводу. Нижестоящие суды не учли, что доказывание истцом соответствующих обстоятельств затруднено, потому что должник уклоняется от оплаты задолженности с противоправной целью, поэтому изначально принимает все меры, чтобы данные факты не подтвердились. Предъявление к кредитору высокого стандарта доказывания влечет неравенство процессуальных возможностей, так как он вынужден представлять доказательства, доступ к которым у него отсутствует в силу его невовлеченности в спорные правоотношения (либо он вынужден подтверждать обстоятельства, которых не было).

Суд кассационной инстанции выяснил, что руководители должника имели возможность погасить задолженность, но не сделали этого, что перекладывает бремя доказывания на них. Именно директор и учредитель обязаны доказать, что их действия оправданы стандартной хозяйственной деятельностью.

Примечание редакции:

Применить «субсидиарку» поможет приговор

Суды первой и второй инстанции не нашли оснований для применения субсидиарной ответственности, так как ответчик формально не был ни акционером, ни директором должника. По мнению судей, нет никаких доказательств, что убыточные для компании приказы отдавал фактический владелец.

Однако суд кассационной инстанции напомнил, что в отношении ответчика Новоусманский районный суд Воронежской области ранее вынес приговор по делу об отмывании денег. В рамках уголовного дела правоохранительные органы доказали контролирующую роль ответчика в группе компаний, в том числе в фирме-банкроте по рассматриваемому арбитражному спору. К такому же выводу пришел и Верховный Суд в Определении от 06.05.2019 № 310-ЭС19-4805.

Вышестоящие суды вернули дело в первую инстанцию. Арбитражный суд Воронежской области заново рассмотрел все доказательства и вынес Определение о привлечении фактического владельца к субсидиарной ответственности.

Руководители отделов тоже несут ответственность

Суд отказал агентству.

Конкурсный управляющий подал апелляционную жалобу, в которой указал, что ответчики фактически контролировали кредитную политику банка, в том числе процесс проверки потенциальных заемщиков и их финансового положения. Седьмой арбитражный апелляционный суд поддержал вывод первой инстанции. Он указал, что «руководители структурных подразделений не относятся к контролирующим должника лицам и не могут быть привлечены к ответственности по обязательствам должника». Ответственность должны нести члены совета директоров, которые одобрили спорную сделку.

Однако вышестоящий суд не согласился с мнением судей первой и второй инстанции и вернул дело не пересмотр. По мнению судей кассационной инстанции, ответчики участвовали в согласовании убыточной сделки. То, что сделка окончательно принята советом директоров, еще не означает, что менеджеры банка освобождаются от ответственности.

С подставных лиц взыскать деньги возможно, но надо ли?

Суд апелляционной инстанции не принял во внимание его доводы. В силу пункта 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 номинальный руководитель не освобождается полностью от субсидиарной ответственности, а лишь несет эту ответственность вместе с фактическим руководителем.

Вышестоящий суд нашел существенные ошибки в предыдущих судебных актах. Ответчик неоднократно указывал судам на необходимость привлечения в качестве соответчика фактического бенефициара должника, ссылаясь на электронную переписку. Но судьи проигнорировали его требования.

Кроме того, суд округа указал, что суды первой и апелляционной инстанций должны были предположить номинальность директора хотя бы в силу его постоянного проживания вне места нахождения общества, на территории другого субъекта РФ.

Читать еще:  Конфискация имущества правовая природа вопросы применения

Суд кассационной инстанции отметил, что привлечение к ответственности только номинального руководителя должника не признается направленным на защиту имущественных интересов кредиторов. Проблематично взыскать деньги с лица, не получавшего серьезной экономической выгоды от деятельности формально возглавляемой им организации.

По смыслу правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда РФ от 27.12.2018 № 305-ЭС17-4004(2), судебный акт, перспектива исполнения которого заведомо невелика, по существу представляет собой фикцию судебной защиты, что не согласуется с задачами судопроизводства.

На основании этого вышестоящий суд отменил предыдущие судебные акты.

Выдача поручительства не свидетельствует о доведении до банкротства

Суды трех инстанций пришли к единогласному выводу, что непередача документации арбитражному управляющему и заключение невыгодных сделок привели к невозможности погашения требований кредиторов, поэтому бывший директор должен быть привлечен к субсидиарной ответственности. Суды отклонили возражение ответчика об изъятии у него документации следственными органами. Как указали суды, руководитель не обосновал, в рамках каких следственных действий проводилось изъятие деловых бумаг.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ не согласилась с мнением нижестоящих судов. Когда передача документации становится невозможной ввиду факторов, находящихся вне сферы контроля директора, он не обязан доказывать злой умысел. Если правоохранительные органы изъяли документацию должника, то у него нет возможности исполнить обязанность по передаче документов. На подобные объективные препятствия и ссылался руководитель. Он обращал внимание, что в материалах дела есть запрос в УЭБ и ПК ГУ МВД по Московской области и ответ данного органа, согласно которому полномочия директора как руководителя должника прекращены, в силу чего ему не предоставляется информация о следственных действиях. Ответчик отметил, что в ходе изъятия документов следственные органы не выдали копии протокола об изъятии.

Как указала судья Верховного Суда, выдача должником поручительства — не основание для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности даже при условии, что размер обязательства, исполнение которого обеспечено поручительством, превышает размер активов должника. Это объясняется тем, что при кредитовании одного из участников группы лиц в конечном счете выгоду в том или ином виде получают все ее члены, так как в совокупности имущественная база данной группы прирастает.

Однако нижестоящие суды проигнорировали названный довод руководителя и не выяснили, обусловлена ли выдача поручительства с заемщиком должника с заемщиком либо у отношений есть иная экономическая причина. Верховный Суд вернул данное дело на новое рассмотрение.

Деньги с руководителей нельзя взыскать, пока конкурсная масса неизвестна

Суд первой инстанции привлек генерального директора к субсидиарной ответственности на основании пп. 2 п.2 ст. 61.11 закона о банкротстве.

Апелляция установила, что формирование конкурсной массы должника на момент рассмотрения заявления не завершено, и в силу п. 7 ст. 61.16 закона о банкротстве отменила Определение суда первой инстанции и приостановила рассмотрение заявления конкурсного управляющего до окончания расчетов с кредиторами.

Суд третьей инстанции выяснил, что на момент рассмотрения спора о привлечении к «субсидиарке», невозможно было определить размер ответственности ответчиков (так как не все мероприятия по формированию конкурсной массы завершены), к расчетам с кредиторами арбитражный управляющий не приступал. Суд кассационной инстанции поддержал вывод апелляции и признал приостановление рассмотрения заявления правомерным.

Кредитору не удалось взыскать деньги с главного бухгалтера компании-банкрота

Суды всех инстанций отказали кредитору, так как истец не представил доказательства того, что главбух могла повлиять на судьбоносные решения организации в качестве главного бухгалтера или супруги руководителя.

Субсидиарная ответственность. Что делать, если вы должник?

  • «Я предпочитаю жить по нормальным законам, а не по российским», — писатель Алексей Иванов
    «Срочно садятся в последний самолет». Уральский бизнес подхватил коронавирус?
    «Эволюцию невозможно отменить. Ее можно замедлить, если везде поставить Росгвардию»
    «Руки прочь». В Екатеринбурге растет протестная активность горожан
    «Крупные компании выкупят центр города и застроят так, что вам не понравится»

    «Когда клиенты обращаются за услугой по ликвидации фирмы с долгами, выясняется, что большинство не знают о субсидиарной ответственности контролирующих лиц: собственника и руководителя компании».

    В Нижнем Новгороде 14 августа в ресторане «Безухов» прошла Правовая беседа на тему: «Последствие банкротства для руководителей и участников организации».

    Гости мероприятия: арбитражные управляющие, юристы и адвокаты обсудили вместе проблему привлечения учредителей, директоров и ликвидаторов к субсидиарной ответственности.

    Организатором мероприятия выступила руководитель компании «Правовой Стимул» Кристина Ткач.

    Моя специализация – юридическая обвязка новых проектов, реорганизация бизнеса, ликвидация фирм. Когда клиенты обращаются за услугой по ликвидации фирмы с долгами, выясняется, что большинство не знают о субсидиарной ответственности контролирующих лиц: собственника и руководителя компании. Хотя об этом стоит консультироваться на этапе открытия бизнеса, – делится Кристина Ткач.

    И предлагает на обсуждение следующую ситуацию:

    «Учредитель давно не в курсе, что у него происходит в организации, то есть фирма брошенная. Помимо этого, у него есть еще две организации, которые успешно работают. Получив иск о признании банкротом его первой компании, он обратился ко мне с запросом «Закройте мою компанию», не имея никаких документов на руках. Задолженность компании составляет 2 млн.руб. В выписке на организацию обнаружилось, что данные о директоре недостоверны. Коллеги, как быть в такой ситуации? Боюсь, что основной риск сейчас – привлечение участника ООО к субсидиарной ответственности».

    Отвечает управляющий партнер компании «ЛЕКСТА» Александр Кузнецов: «Опасения не безосновательны. Он, как контролирующее лицо должника (КДЛ) обязан добросовестно исполнять свои обязанность по управлению обществом, своевременно принимать решения по смене единоличного исполнительного органа. Исходя из ситуации возникает вопрос: на каком основании внесена запись о недостоверности? Участнику стоит позаботиться о доказывании причин непринятия решения о смене единоличного органа и отсутствия причинно-следственной связи плачевного состояния общества из-за этого.

    Можно уже сейчас прогнозировать развитие ситуации: Суд по требованию кредитора возбудит процедуру в отношении должника. Без финансирования данная процедура будет прекращена. Указанное обстоятельство позволит кредитору обратиться непосредственно к участнику (КДЛ) о привлечении его к субсидиарной ответственности и взыскать сумму долга. Сейчас основная задача участника (КДЛ) собирать максимально документы, подтверждающие отсутствие его вины в возникновении долга. Если компания открыта на чужие имена (т.е. директор и участник реально не принимают решений по управлению обществом), а реальный выгодоприобретатель извлекает от этого выгоду, то признать его КДЛ (ответственным) сейчас для судебных органов не составляет труда: для этого вызывают свидетелей, работников предприятия и у них уже спрашивают: «Кто вам давал указания на решение определенных действий?». В этом случае указанному лицу (КДЛ) дополнительно может грозит санкция ст. 173.1 и ст. 173.2 УК РФ».

    Адвокат Дмитрий Мороз (Нижегородская коллегия адвокатов «Фемида») отметил, что для привлечения обратившегося человека к субсидиарной ответственности по долгам организации, необходимо доказать, что долги возникли из-за его действий.

    По словам адвоката, с учетом того, что обратившееся лицо, является учредителем, в обязанности которого входит назначение и увольнение директора, общее управление организацией и иные обязанности, установленные уставом, суд изначально будет занимать позицию о виновности лица в возникновении долгов и потребуется самостоятельно доказывать обратное.

    «Сейчас ни одно дело о признании организации банкротом не обходится без рассмотрения вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности. При этом кредиторы используют все возможные инструменты для взыскания задолженности с контролирующих должника лиц. В моей практике были аналогичные дела о привлечении к субсидиарной ответственности, когда своевременное обращение доверителя за помощью, дало мне время, чтобы собрать необходимые документы и сведения. Четкая позиция по делу, подкрепленная собранными доказательствами, позволила получить решение суда в пользу доверителя и избежать привлечения к субсидиарной ответственности.

    Рассматривая озвученный пример, необходимо вначале понять суть долга, период его возникновения и роль директора в этом. Затем проанализировать действия учредителя, поняв, что учредитель сделал, а что не сделал, но должен был и на сколько все это повлияло на финансовое положение организации.

    Не стоит забывать, что в Уголовном кодексе РФ имеются составы преступлений имеющие отношение к банкротству. Это: преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ) и фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ). В современных реалиях очень многие пытаются решить финансовые проблемы, через процедуру банкротства, забывая о последствиях. К действиям, которые могут быть расценены как умышленные и приведшие преднамеренному банкротству могут быть отнесены: заключение сделок на заведомо невыгодных для должника условиях, отчуждение имущества должника, которое не сопровождается адекватным денежным или материальным возмещением и т.д. А необдуманное использование при этом многочисленных фирм-однодневок, назначение на руководящие должности номинальных лиц, может образовать дополнительные составы преступлений и только усугубить ситуацию».

    Арбитражный управляющий Ольга Богданович подчеркнула, что надо собрать еще и определенные доказательства, чтобы установить законность долгов клиента.

    «В качестве доказательств может быть переписка, бухгалтерская отчетность, которая сдана или не сдана, а также финансовая экспертиза. Также советую провести бухгалтерскую экспертизу, документы о сделках, чтобы обосновать появление долга, насколько он реален.

    При этом никому не советую уничтожать имеющуюся документацию и не ждать, когда на домашний адрес бывшего директора придет решение о привлечении к ответственности, а активно участвовать в процедуре с помощью юриста, держа руку на пульсе», – советует Богданович.

    Свое мнение о привлечении ликвидатора к субсидиарной ответственности высказала и адвокат Елена Тутуркина: В настоящее время происходит большое количество ликвидаций юридических лиц. Работники предприятий, бухгалтеры или сами участники общества становятся ликвидаторами. Очень часто такие люди не осознают возможные правовые последствия своих действий. Их не предупреждают о том, что в случае, если ликвидировать общество не удастся либо во время ликвидации общества что-то пойдет не по плану, их могут привлечь к субсидиарной ответственности. Например, во время процедуры ликвидации налоговая инспекция может провести налоговую проверку и выявить задолженность или кредиторы обращаются в суд для признания должника банкротом.

    Она добавила, что ликвидатору часто приходится продавать имущество должника, а в связи с ограниченными сроками процедуры ликвидации его продают по сильно заниженным ценам. Но, если конкурсный управляющий или кредитор докажет, что причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом сделок должника, то ликвидатора могут привлечь к субсидиарной ответственности.

    При этом ликвидаторы практически никогда не составляют опись документов о хозяйственной деятельности общества, которые им переданы директором. А вот ответственность за то, что ликвидатор не передаст документы конкурсному управляющему велика.

    Ликвидатор редко озадачен также и тем, чтобы проверять правильность внесения соответствующих записей в различных реестрах, например об адресе юридического лица, а он обязан это делать, так как за это так же возможна субсидиарная ответственность.

    Она наступает и в следующих случаях:

    Ликвидатор может быть привлечен к ответственности:

    – когда действия ликвидатора привели к причинению убытков кредиторам или участникам общества. Например — не включение кредитора в промежуточный ликвидационный баланс, вследствие которого у предприятия не было возможности погасить перед ним задолженность.

    – когда ликвидатор обнаружил признаки несостоятельности ликвидируемого общества при составлении промежуточного баланса и не подал заявление об инициировании процедуры банкротства в арбитражный суд.

    – когда есть признаки банкротства и ликвидатор преднамеренно скрывает имущество компании, информацию о нем, фальсифицирует, скрывает, уничтожает бухгалтерскую отчетность или другую документацию; удовлетворяет требования отдельных кредиторов. Если названные действия привели к причинению ущерба в крупном размере, они влекут за собой уголовную ответственность по статье. 195 Уголовного кодекса РФ.

    И это не полный перечень оснований для привлечения к ответственности Ликвидатора общества.

    Арбитражный управляющий Дмитрий Тутуркин уточнил: «После того, как удовлетворение требований кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей в полном объеме, руководитель данной организации обязан обратиться с заявлением в арбитражный суд о банкротстве должника. Такое заявление должно быть направлено в суд не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств.

    Если в течение этого срока руководитель организации не обратился в арбитражный суд, то контролирующие должника лица обязаны потребовать проведения досрочного заседания органа управления для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

    Контролирующее должника лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случае, когда его действия (бездействия), повлекшие негативные последствия на стороне должника, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов».

    Своим опытом поделилась также арбитражный управляющий Елена Замыслова: «В моей практике был случай, когда мой клиент получил иск на 500 тысяч рублей, якобы по долгам за ЖКХ. Это было в 2019 году, однако, долг этот был датирован аж 2013 годом. Казалось бы, что это абсурд, но нет, все по закону. Поэтому если есть долг у организации от 300 тысяч рублей и не он выплачивается в течение трех месяцев, бегом в суд с заявлением о банкротстве. Не выполнил директор эту обязанность? Тогда отвечай по долгам организации!».

    После чего Кристина Ткач рассказала о новом тренде ФНС: «Новый тренд представляет собой дисквалификацию руководителя, если он был директором в компании, которую признали банкротом. Таким образом, проблемы одной компании могут перейти к другой. Это срочное наказание – максимум три года».

    Подводя итог встречи, она напомнила об основных последствиях банкротства для участника, руководителя и ликвидатора:

    – субсидиарная ответственность: финансовый пожизненный долг с запретом выезда за границу;

    – дисквалификация лица, которая лишает права занимать руководящие должности в исполнительном органе от 6 месяцев до трех лет.

    Есть ли жизнь после субсидиарки

    Или когда заканчивается исполнительное производство?

    • Главная
    • Статьи
    • Есть ли жизнь после субсидиарки

    Это случилось. Вас привлекли к субсидиарной ответственности: первая инстанция, апелляция и кассация позади. Что теперь будет? Одно из двух: либо личное банкротство, либо исполнительное производство. Выбор остается за кредитором и зависит от его интересов.

    Если кредиторы подозревают, что должник недавно вывел активы, и готовы за них побороться, оспаривая сделки, то, скорее всего, они выберут путь банкротства физлица. Такое право у них есть, причем с должника по итогу банкротства долг по субсидиарке не спишется. Минусы для кредиторов: это долго и требует серьезных вложений.

    Более осторожные и неторопливые взыскатели скорее выберут испол. производство и попробуют вернуть долг чужими руками, избежав затрат. В этой статье мы расскажем, как защитить свои интересы в испол. производстве.

    Согласно закону, срок предъявления требований по исполнительному производству в гражданских делах ― 3 года. Вот только не нужно думать, что через 3 года с вас уже ничего не смогут взыскать и вопрос с долгами по субсидиарке закроется сам собой. Это так не работает.

    Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить фрагмент закона об исполнительном производстве, где разбираются сроки.

    Есть небольшой шанс, что срок предъявления требований все-таки будет пропущен. Он возобновляется каждый раз, когда исполнительный лист возвращается к кредитору. Пропуск возможен при следующих раскладах:

    1. Кредитор либо сам прекращает исполнительное производство и не возобновляет его три года, либо после полугодового перерыва не предъявляет исполнительный лист повторно в течение трех лет.
    2. Кредитор работает по исполнительному листу сам, минуя приставов.

    Это может сработать, если кредитор расслабился и упустил время. Да, шанс на такую удачу невелик, но прецеденты случались.

    Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить практику по прекращению испол. производства.

    В законе есть один интересный нюанс. После окончания испол. производства возбуждать новое на следующий день нельзя. Придется подождать минимум полгода. Думаю, это сделано для того, чтобы судебных приставов не заваливали многократными подачами испол. листа сразу после того, как все мероприятия по нему отработаны.

    Как бы там ни было, на эти полгода пристав обязан снять с должника все ограничения. А это значит, что вы сможете, например, спокойно съездить в отпуск за границу. Чтобы приблизить этот радостный момент, приставов можно поторопить. Для этого лучше всего подать жалобу на их бездейcтвие. Пока убедительной судебной практики по обжалованию бездействия приставов в исполнительном производстве нам найти не удалось. Возможно, вы будете первым, кто ее сформирует.

    Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить шаблон такой жалобы.

    Этот вариант даст вам как минимум передышку, а если повезет, то и шанс прекратить производство. Все просто: чтобы за вами не бегали приставы, заплатите. Наверное, вы сейчас подумали что-то типа: «Спасибо, Капитан Очевидность!» Нет, не обязательно тупо выплачивать всю сумму долга. Вместо этого его можно погасить… дебиторкой.

    Долги сильно дисконтируются. За право получить чужой долг вы заплатите в разы меньше суммы этого самого долга. И да, это полностью легально: согласно закону «Об исполнительном производстве», на дебиторку может быть обращено взыскание.

    Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить соответствующие статьи закона.

    Сразу оговоримся, что вариант подойдет только для должников, у которых нет никаких активов и официального дохода ― в других случаях это не сработает.

    План такой:

    1. Покупаете дебиторскую задолженность других юридических или физических лиц.
    2. Передаете приставу документы по дебиторке и убеждаете его, что чужой долг ― ваше единственное имущество.
    3. Пристав может либо ждать, пока долг по дебиторке не будет взыскан, либо реализовать вашу дебиторку с торгов в рамках испол. производства. Обычно с первого раза никто ее не берет. После этого ССП снижает цену и снова выставляет задолженность на торги. Если и после этого никто не выкупил ее, то дебиторку предлагают напрямую взыскателю в счет долга.
    4. Вариант 1: взыскатель соглашается, долг погашен, испол. производство завершено. Мы такого никогда не видели.
    5. Вариант 2: взыскатель отказывается. Имущество возвращается должнику, а испол. производство оканчивается. Возобновить его можно будет не раньше, чем через полгода, причем новое производство будет развиваться по тому же самому сценарию. Но да, возможность предъявить исполнительный лист у кредитора останется.

    Окей, гугл… то есть «Игумнов Групп», а как прекратить испол. производство навсегда?

    По нашему опыту договориться с кредиторами ― единственный рабочий вариант. Это подходит для кейсов, которые действительно про финансы, а не про месть и манипуляции. Если ваш кредитор просто хочет денег, то мы советуем делать так.

    1. Подождите. Суд позади, время уходит, а кредиторы так и не добились выполнения своих требований? Отлично. Скоро они придут к мысли, что получить хоть часть денег лучше, чем не получить вообще ничего.
    2. Подождите еще немного. Пусть кредиторы сами сделают первый шаг и выйдут на вас с каким-нибудь предложением. По нашему опыту, любую инициативу должника по урегулированию долга кредитор склонен воспринимать как проявление слабости: «значит, ему есть чего бояться». Так что расслабьтесь и ждите. При запросе переговоров со стороны кредитора вы будете обладать более сильной переговорной позицией.
    3. Усильте свою позицию. Сделайте за кредитора его работу и подготовьте выписки из гос. органов об отсутствии у вас активов заводов, яхт и пароходов. Чем яснее оппоненты поймут, что с вас нечего брать, тем эффективнее пройдет ваша будущая встреча.
    4. Продумайте стратегию переговоров. Выясняйте подробности, проверяйте доводы, ломайте блеф оппонентов… Если вас путают юридическими терминами и понятиями ― возьмите на встречу профильного юриста. И не стесняйтесь уведомить кредитора о наличии у вас других кредиторов, также жаждущих вашего имущества, но многократно превосходящих по сумме требований вашего текущего оппонента. В общем, ничего нового ― обычные переговоры перед заключением крупной сделки.
    5. Предложите реальные условия и дайте кредиторам время подумать. Что такое реальные условия? У нас в практике был случай, когда мы выкупили долг своего клиента за 0,1% от номинала. Это успех, который не каждому удастся повторить. Но в целом вы можете рассчитывать на снижение суммы долга в 10 раз, если провели переговоры правильно.

    Успех зависит от двух факторов: подготовки и реакции. Придется собрать бумажки о финансовом положении должника и методично изучить кредитора с его интересами и методами работы. А потом главное: держать удар и не поддаваться на провокации во время разговора.

    Да-да, легко сказать, трудно сделать. Кстати, мы можем взять все это на себя: подготовим и проведем переговоры в ваших интересах. Вжух ― и Добби свободен!

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector