Реализация имущества супругов при банкротстве
Shedevr-24.ru

Юридический портал

Реализация имущества супругов при банкротстве

Реализация имущества супругов при банкротстве

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 19 июля 2018 г. N 307-ЭС18-2149 Суд оставил в силе апелляционное постановление, которым финансовому управляющему отказано в удовлетворении его заявления об утверждении условий продажи имущества в деле о банкротстве физического лица, указав, что поскольку обремененное залогом имущество находилось в совместной собственности супругов, то изменение режима общей собственности супругов с совместной на долевую и определение долей в праве общей собственности не повлекло трансформации залога имущества в залог долей в праве общей долевой собственности

Резолютивная часть определения объявлена 12 июля 2018 г.

Определение изготовлено в полном объеме 19 июля 2018 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего – судьи Самуйлова С.В.,

судей Корнелюк Е.С. и Разумова И.В. –

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью “Инвестиционная компания “Инвестор” (г. Череповец Вологодской области, далее – общество “Инвестор”)

на постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.12.2017

по заявлению финансового управляющего Громова Александра Алексеевича об утверждении положения о порядке, об условиях и о сроках реализации имущества должника и об установлении начальной цены продажи имущества в деле N А05-566/2016 о банкротстве Бленновой Татьяны Альбертовны.

В заседании принял участие представитель общества “Инвестор” – Столетов Р.А.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Самуйлова С.В., вынесшего определение от 30.05.2018 о передаче кассационной жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании, а также объяснения представителя заявителя, судебная коллегия установила:

как следует из судебных актов и материалов дела, Бленнов Игорь Геннадьевич и Бленнова Татьяна Альбертовна с 1986 года состоят в браке.

В июле 2009 года Бленнов И.Г. приобрел по договору купли-продажи земельный участок и расположенное на этом участке здание консервного цеха, зарегистрировав право собственности за собой.

Во исполнение договора от 06.09.2013 акционерное общество коммерческий банк “Северный Кредит” (далее – банк) выдало Бленнову И.Г. и Бленновой Т.А. как созаемщикам кредит в размере 10 200 000 руб. Возврат кредита помимо прочего обеспечивался ипотекой консервного цеха и земельного участка (договор Бленнова И.Г. с банком об ипотеке от 06.09.2013).

29.09.2014 решением Северодвинского городского суда Архангельской области по делу N 2-4038-14 с Бленнова И.Г. и Бленновой Т.А. в пользу банка взыскана задолженность по кредитному договору: 10 200 000 руб. – основной долг, 1 408 898,63 руб. – проценты по кредиту за период с 06.09.2013 по 04.06.2014; а также 47 630,74 руб. – штраф за нарушение сроков уплаты процентов на сумму кредита за период с 11.02.2014 по 04.06.2014. Суд обратил взыскание на заложенное имущество.

В рамках дела о банкротстве Бленнова И.Г. как индивидуального предпринимателя (дело N А13-10486/2015) определением суда от 28.12.2015 в реестр требований кредиторов включены требования банка как залогового кредитора по возврату кредита.

01.03.2016 Арбитражный суд Архангельской области принял к производству заявление Бленновой Т.А. о признании ее банкротом, возбудил производство по делу N А05-566/2016, а 12.08.2016 признал ее банкротом и ввел процедуру реализации имущества гражданина, утвердив финансовым управляющим должника Громова Александра Алексеевича.

В связи с недостаточностью у Бленновой Т.А. собственного имущества для расчетов с кредиторами Громов А.А. обратился в районный суд с иском к Бленнову И.Г. с требованием о разделе общего имущества.

02.12.2016 решением Череповецкого районного суда Вологодской области по делу N 2-1561/16 произведен раздел совместно нажитого имущества супругов. В собственность Бленновой Т.А. и Бленнова И.Г. выделены по . долей в праве общей собственности на земельный участок и на консервный цех.

27.12.2016 в деле о банкротстве Бленновой Т.А. в третью очередь реестра требований кредиторов включено требование банка в размере 12 603 237,34 руб., в том числе: 10 200 000 руб. основного долга, 2 023 717,06 руб. процентов за пользование кредитом, 379 520,28 руб. штрафов (пеней). Основанием явилось решение Северодвинского городского суда Архангельской области от 29.09.2014 по делу N 2-4038-14.

02.03.2017 в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество зарегистрировано право Бленновой Т.А. на доли в праве общей собственности на земельный участок и на консервный цех, после чего указанное имущество включено в конкурсную массу Бленновой Т.А.

27.03.2017 финансовый управляющий имуществом Бленновой Т.А. обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении положения о порядке, условиях и сроках реализации имущества гражданина и об установлении начальной цены продажи имущества, указав в качестве имущества доли в праве общей долевой собственности на земельный участок и на консервный цех. Финансовый управляющий указал, что права должника на вышеуказанное имущество обременены ипотекой в пользу банка, однако банк статус залогового кредитора в деле о банкротстве Бленновой Т.А. не получал.

11.04.2017 Бленнов И.Г. признан банкротом, в отношении него открыта процедура реализации имущества гражданина.

28.04.2017 определением арбитражного суда по делу N А05-566/2016 произведена замена кредитора: банка на общество “Инвестор”.

Определением Арбитражный суд Архангельской области от 12.05.2017 (судья Баранова И.А.), оставленным в силе постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.08.2017 (судьи Виноградов О.Н., Писарева О.Г., Чапаев И.А.), финансовому управляющему отказано в удовлетворении его заявления об утверждении условий продажи имущества Бленновой Т.А.

Суды исходили из того, что обязательства супругов перед банком были солидарными. Бленнов И.Г. передал в залог банку общее имущество супругов. Последующее изменение режима общей собственности супругов с совместной на долевую сохраняет залог на все имущество. Его реализация в рамках процедур банкротства обоих супругов невозможна. Изменение предмета залога и реализация долей нарушит права залогодержателя, рассчитывавшего получить обеспечение за счет стоимости имущества в целом.

Выводы судов мотивированы ссылками на пункт 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – Семейный кодекс), статью 353 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс), статью 138 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве), в также на разъяснения, изложенные в пункте 19 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 30.06.2011 N 51 “О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей” и правовую позицию, изложенную в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.06.2014 N 4254/14 по делу N А43-9321/2012.

Постановлением окружного суда от 13.12.2017 определение от 12.05.2017 и постановление от 30.08.2017 отменены, дело направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

Суд округа пришел к выводу, что у финансового управляющего нет препятствий для реализации имущества Бленновой Т.А., так как доли в общей собственности на земельный участок и консервный цех принадлежат Бленновой Т.А. и включены в ее конкурсную массу. В деле о банкротстве последней ни банк, ни его правопреемник не воспользовались своим правом на получение статуса залогового кредитора. Окружной суд помимо прочего руководствовался пунктом 1 статьи 213.6 Закона о банкротстве.

Не согласившись с постановлением окружного суда, общество “Инвестор” обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, в которой просило его отменить, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда. Доводы заявителя сводились к тому, что изменение режима общей собственности супругов с совместной на долевую не изменяет ни предмет залога, ни порядок его реализации. Земельный участок и консервный цех должны реализовываться на торгах как единая вещь, а не как доли в праве общей собственности.

В судебном заседании представитель общества “Инвестор” поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе. Прочие лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы и материалов дела судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Согласно пункту 1 статьи 329, пункту 1 статьи 334 Гражданского кодекса (здесь и далее в редакции, действовавшей по стоянию на дату заключения Бленновым И.Г. договора об ипотеке, то есть на 06.09.2013), исполнение обязательства может обеспечиваться залогом, в силу которого по общему правилу кредитор-залогодержатель имеет право в случае неисполнения должником обеспеченного залогом обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами.

Читать еще:  Что такое отчуждение имущества Гражданский Кодекс?

В силу пункта 2 статьи 209, пункта 1 статьи 336 Гражданского кодекса собственник может обременить залогом принадлежащие ему оборотоспособные вещи, в том числе земельные участки, здания, сооружения.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 34 Семейного кодекса, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Общим имуществом супругов помимо прочего являются приобретенные за счет общих доходов супругов недвижимые вещи независимо от того, на имя кого из супругов они приобретены либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга (пункт 2 статьи 35 Семейного кодекса).

В соответствии с пунктом 2 статьи 353 Гражданского кодекса, если предмет залога остается в общей собственности приобретателей имущества, такие приобретатели становятся солидарными залогодателями.

Из названных правовых норм следует, что при последующем разделе общего имущества супругов, переданного в залог по договору залога, заключенному одним из супругов с третьим лицом, залог в отношении этого имущества сохраняется независимо от того, кем из супругов был заключен договор залога и как будет разделено общее имущество супругов.

Поскольку обремененное залогом имущество находилось в совместной собственности супругов, то изменение режима общей собственности супругов с совместной на долевую и определение долей в праве общей собственности супругов по смыслу положений статей 7, 38 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)”, статьи 353 Гражданского кодекса не повлекло трансформации залога имущества в залог долей в праве общей долевой собственности. В силу этого кредитор, требования которого обеспечены залогом такого имущества, вправе рассчитывать на погашение своих требований из средств, вырученных в ходе конкурсного производства от продажи самого заложенного имущества, а не доли в праве.

Данный вывод соответствует правовой позиции, изложенной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлениях от 24.06.2014 N 4254/14 и от 11.06.2013 N 15154/11 по спорам со схожими с настоящим делом фактическими обстоятельствами.

Изменение предмета залога и реализация долей нарушили бы права залогодержателя, рассчитывавшего получить обеспечение за счет стоимости имущества в целом.

Таким образом, оснований для реализации в рамках дела о банкротстве Бленновой Т.А. имущества, в отношении которого банк обладал статусом залогового кредитора в деле о банкротстве Бленнова И.Г., не имелось. Следовательно, вопреки выводам окружного суда, требования финансового управляющего имуществом Бленновой Т.А. об утверждении положения о порядке, условиях и сроках реализации имущества гражданина и об установлении начальной цены продажи имущества удовлетворению не подлежали.

По результатам реализации предмета залога Бленнова Т.А. вправе рассчитывать на часть его стоимости, соответствующую своей доле, оставшуюся после удовлетворения требований залогового кредитора.

В связи с существенным нарушением норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов общества “Инвестор” в сфере предпринимательской деятельности, на основании пункта 1 статьи 291.11 АПК РФ постановление от 13.12.2017 по делу N А05-566/2016 подлежит отмене.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила:

постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.12.2017 по делу N А05-566/2016 отменить, определение Арбитражного суда Архангельской области от 12.05.2017 и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.08.2017 по тому же делу оставить в силе.

Определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Председательствующий судья Самуйлов С.В.
Судья Корнелюк Е.С.
Судья Разумов И.В.

Обзор документа

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ разобрала вопрос, касающийся реализации заложенной недвижимости при банкротстве обоих супругов.

Обремененное залогом имущество находилось в совместной собственности супругов, а затем было разделено между ними. Между тем изменение режима общей собственности с совместной на долевую не трансформировало залог имущества в залог долей в праве общей собственности. В силу этого кредитор, чьи требования обеспечены залогом такого имущества, вправе рассчитывать на их погашение из средств, вырученных в ходе конкурсного производства от продажи самого заложенного имущества, а не доли в праве.

Таким образом, оснований для реализации в рамках дела о банкротстве супруги имущества, в отношении которого банк обладал статусом залогового кредитора в деле о банкротстве супруга, не имелось.

По результатам реализации предмета залога супруга вправе рассчитывать на часть его стоимости, соответствующую своей доле, оставшуюся после удовлетворения требований залогового кредитора.

ВС объяснил, как происходит реализация совместно нажитого имущества при банкротстве одного из супругов

29 ноября 2016 г. арбитражный суд признал Ирину Батыреву банкротом, ввел в отношении нее процедуру реализации имущества, назначив финансового управляющего Александра Влайко. В процессе реализации имущества Ирины Батыревой финансовый управляющий разместил объявление о проведении торгов по реализации московской квартиры должника, являющейся предметом залога Банка ВТБ. Торги были объявлены к проведению в виде открытого аукциона в электронной форме на ЭТП «Аукцион-центр», их организатором назначено ООО «АНБЭ».

В рамках дела о собственном банкротстве Ирина Батырева обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным бездействия финансового управляющего. По ее мнению, при проведении торгов по продаже залогового имущества должника он, в нарушение абз. 2 п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве, не опубликовал в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве (далее – ЕФРСБ) сообщения об определении начальной продажной цены и об утверждении порядка и условий проведения торгов.

Разрешая спор, суд первой инстанции указал, что в процедуре несостоятельности граждан отсутствуют основания для применения п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве. Также суд со ссылкой на ст. 213.26 данного Закона указал, что спорная квартира является совместной собственностью Ирины Батыревой и ее супруга Сергея Батырева. А поскольку в отношении ИП Сергея Батырева раннее судом была завершена процедура конкурсного производства, суд пришел к выводу, что обращение взыскания на его долю в совместной с должником собственности неправомерно, и в связи с этим признал незаконными действия финансового управляющего по выставлению на торги спорной квартиры.

Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции без изменения.

Не согласившись с решениями судов, финансовый управляющий подал кассационную жалобу в Верховный Суд. Доводы арбитражного управляющего были поддержаны Банком ВТБ в отзыве на кассационную жалобу.

В судебном заседании представители финансового управляющего и банка просили отменить обжалуемые судебные акты, а представитель должника, высказав позицию о принципиальной допустимости реализации имущества на торгах, настаивал на незаконности бездействия управляющего.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ своим Определением отменила судебные решения нижестоящих судов по делу № А40-137393/2016 и направила дело на новое рассмотрение в арбитражный суд г. Москвы.

По мнению ВС РФ, суды не учли следующее. В жалобе в суд на действия (бездействие) финансового управляющего Ирина Батырева ссылалась на то, что им нарушена обязанность по опубликованию в ЕФРСБ сведений о начальной продажной цене предмета залога, порядке и условиях проведения торгов. Таким образом, перед судами стоял вопрос, применяется ли п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве из главы, регулирующей конкурсное производство в отношении юрлиц, в процедуре несостоятельности граждан. Если да, то суды должны были проверить фактическую публикацию такого сообщения.

Суды пришли к выводу, что названная норма при банкротстве граждан не применяется, тем более что все необходимые сведения были опубликованы в сообщении о проведении торгов. В то же время суд первой инстанции удовлетворил жалобу на действия (бездействие) финансового управляющего – в резолютивной части определения он указал на незаконность действий управляющего, выразившихся в проведении торгов в части определения начальной продажной цены, утверждении порядка и условий проведения торгов по реализации предмета залога. То есть суд первой инстанции фактически пришел к выводу, что управляющий не имел права проводить торги, так как собственником спорной квартиры, помимо Ирины Батыревой, является и ее супруг.

Однако в жалобе на действия управляющего Ирина Батырева не подвергала сомнению возможность реализации квартиры на торгах, а лишь отмечала, что до нее не довели заблаговременно сведения об условиях проведения таких торгов. Эту же позицию подтвердил ее представитель в судебном заседании.

Фактически суд вместо рассмотрения по существу спора по заявленным требованиям рассмотрел требование, которое не было заявлено. Даже расширительное толкование просительной части жалобы на бездействие управляющего не позволяло судам прийти к подобным выводам, так как они явно противоречили волеизъявлению должника. ВС РФ напомнил, что суды не вправе рассматривать требования, которые не соответствуют интересам истца и противоречат его волеизъявлению, поскольку обратное означает нарушение принципа диспозитивности арбитражного процесса.

Читать еще:  Где приставы продают арестованное имущество

ВС также указал, что суды апелляционной и кассационной инстанций оставили без удовлетворения жалобы финансового управляющего и Банка ВТБ (залогового кредитора), то есть фактически согласились с выводом суда первой инстанции о незаконности выставления имущества на торги. При этом мотивировочные части постановлений данных судов содержат выводы, согласно которым п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве не применяется при несостоятельности граждан, что свидетельствовало бы о законности действий управляющего. Следовательно, сделал вывод ВС, содержания резолютивных и мотивировочных частей постановлений данных судов противоречат друг другу. Кроме того, вышестоящие суды проигнорировали доводы жалоб заявителей о выходе судом первой инстанции за пределы заявленных требований.

Верховный Суд также указал на то, что суды сделали неверный вывод о недопустимости проведения торгов в отношении спорного имущества ввиду нахождения квартиры в совместной собственности Ирины Батыревой и ее супруга. Однако судами установлено, что квартира была передана в залог Банку ВТБ в обеспечение кредитных обязательств ООО «Фабрика мебели “Добрый стиль”», залогодателем по договору ипотеки выступала Ирина Батырева, в обеспечение названного кредита она и ее муж выдали поручительство, что свидетельствует об общем характере их обязательств.

Делая вывод о недопустимости реализации квартиры в настоящем деле о банкротстве, суд первой инстанции указал на факт освобождения Сергея Батырева от долгов в деле о его несостоятельности. Однако ВС указал, что названный вывод сделан без учета того, что процедура банкротства в отношении Сергея Батырева осуществлялась по правилам о несостоятельности ИП, действовавших до 1 октября 2015 г. При этом суд не исследовал, носил ли долг перед банком предпринимательский характер и был ли он включен в реестр.

Между тем ВС указал, что при наличии у супругов общих обязательств, обеспеченных недвижимым имуществом, находящимся в их совместной собственности, такое имущество по общему правилу подлежит реализации в деле о банкротстве того из супругов, который в публичном реестре указан в качестве управомоченного лица и выступал по договору в качестве залогодателя. Поскольку ни денежное, ни залоговое обязательства Ирины Батыревой перед банком не прекратились, спорная квартира, по мнению ВС, может быть реализована на торгах в рамках настоящего дела независимо от того, правильно ли суд первой инстанции установил факт освобождения ее супруга от долга перед банком.

В итоге ВС отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение.

Адвокат КА «ЮрПрофи» Илья Лясковский отметил, что обособленный спор в деле о банкротстве интересен осложнениями, с которыми объективно столкнулись суды нижестоящих инстанций при применении процессуальных и материальных норм из различных отраслей права. В качестве основной проблемы он отметил внутреннюю коллизию закона о банкротстве, а именно неопределенность в части того, применяются ли в процедуре банкротства граждан положения п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве (о порядке реализации предмета залога). «К сожалению, высший суд не разъяснил, применимы они или нет, указав судам нижестоящих инстанций худшее: решать самим», – отметил адвокат.

Как предположил адвокат, Арбитражный суд г. Москвы и согласившиеся с ним суды двух последующих инстанций решили, что торги в отношении всей спорной квартиры проводить в принципе нельзя, поскольку ранее суд общей юрисдикции признал ее совместной собственностью супругов. «Более того, супруг титульной собственницы – банкрота ранее был освобожден от обязательств. Заявительница не ссылалась на эти обстоятельства, но суды, по всей видимости, сочли, что обязаны ex officio запретить продажу чужого, что интуитивно кажется понятным», – заключил эксперт.

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов также обратил внимание на указание Верховного Суда о том, что суды не вправе рассматривать требования, которые не соответствуют интересам истца и противоречат его волеизъявлению. По мнению Ярослава Самородова, «суд не должен исправлять ошибки стороны, неправильно избравшей позицию. Так нарушается принцип состязательности, искажается смысл судебной власти».

Илья Лясковский также считает, что Верховный Суд недопустимо кратко раскритиковал мотивировку коллег. По его мнению, наличие ранее принятых судебных актов по иным делам действительно может приводить к несправедливому для банка результату, но их нельзя отринуть безоглядно. Эксперт отметил, что Судебная коллегия ВС РФ намекнула на «неполное» освобождение от долгов индивидуального предпринимателя, ведь за ним могут остаться и «непредпринимательские» долги. Адвокат назвал такое безосновательное толкование крайне странным, он счел, что нерешенным остался и вопрос, распространяется ли залог на весь объект совместной собственности, если собственник не является залогодателем.

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов предположил, что судебные ошибки, выявленными Верховным Судом, – следствие практики отхода судов от специализации при распределении дел между судьями.

Верховный суд рассказал, где делить имущество супругов, если один из них банкрот

Андрей Портиков* задолжал АО “Россельхозбанк” деньги, в связи с чем суд признал его банкротом и ввел процедуру реализации имущества. После этого его супруга Нина* решила разделить совместно нажитое имущество. Она обратилась к мужу, но получила отказ. Тогда Нина подала в суд иск, в котором просила разделить совместно нажитое имущество и признать право собственности на ее долю. Общих несовершеннолетних детей, как и общих долгов, у них нет. Михайловский районный суд Рязанской области производство по ее заявлению прекратил, Рязанский областной суд с ним согласился. Они указали: закон не допускает рассмотрения судом общей юрисдикции дела о разделе имущества между супругами после признания гражданина банкротом; при этом второй супруг может получить свою долю из общей собственности только в виде денег, вырученных от реализации совместно нажитого имущества. Суды исходили из того, что разрешение заявленных Ниной требований возможно лишь путём её участия в деле о банкротстве в качестве кредитора.

Тогда Нина обратилась с аналогичными требованиями в Арбитражный суд Рязанской области. Но там ее заявление вернули, указав на отсутствие права участвовать в деле о банкротстве супруга. Заявительнице предложили пойти за разделом совместно нажитого имущества в суд общей юрисдикции. 20-й ААС с этим согласился и пояснил: в ходе процедуры банкротства супруг должника вправе в общем порядке обратиться в суд общей юрисдикции с иском о разделе общего имущества супругов и выделении имущества, причитающегося на долю этого супруга, либо потребовать признания права общей собственности на указанное имущество. Если иск супруга о разделе общего имущества рассматривается после продажи имущества в ходе конкурсного производства, вырученные от продажи имущества средства учитываются при определении долей супругов (№ А54-1301/2016).

ИСТЕЦ: Нина Портикова*

ОТВЕТЧИК: Андрей Портиков*

СУТЬ СПОРА: О разделе совместно нажитого имущества и признании права собственности на долю в совместно нажитом имуществе при банкротстве одного из супругов

РЕШЕНИЕ СУДА: Определения нижестоящих судов отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции

После таких противоречивых ответов Нина решила обжаловать акты судов общей юрисдикции в Верховном суде. Тот указал: подведомственность дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами определяется с учётом характера спорных правоотношений и их субъектного состава. Учитывая, что специальными нормами закона о банкротстве прямо не предусмотрено рассмотрение арбитражными судами споров, связанных с разделом общего имущества супругов, следует руководствоваться нормами гражданского процессуального права. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК, к компетенции судов общей юрисдикции относятся в том числе исковые дела по спорам, возникающим из семейных правоотношений, как у Портиковых. ВС решил: возбуждение процедуры банкротства гражданина не означает, что все споры, связанные с формированием конкурсной массы, подлежат рассмотрению арбитражными судами. Иск Нины заявлен не в рамках требований в качестве кредитора по вопросам, связанным с реализацией общего имущества, а основан на положениях гражданского и семейного законодательства. При таких обстоятельствах, считает ВС, нижестоящие суды не имели законных оснований для прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью. Поэтому ВС отменил ранее вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ б-КП 8-1).

Мнения экспертов относительно этого решения разошлись. “ВС вполне обоснованно отменил судебные акты нижестоящих инстанций и разъяснил, что раздел имущества с участием стороны-банкрота производится на общих основаниях. Раздел совместного имущества – это защита прав и интересов супруга, а банкротные процедуры – защита прав и интересов кредиторов супруга-должника”, – отметил руководитель проектов АБ “S&K Вертикаль” Игорь Запольский. “Подход ВС согласуется с разъяснениями Пленума ВАС № 51, сделанными еще в 2011 году в отношении раздела нажитого в браке имущества индивидуальных предпринимателей, находящихся в банкротстве. Я надеюсь, определение ВС выправит практику судов общей юрисдикции, которые до сих пор зачастую отказываются рассматривать иски о разделе нажитого в браке имущества граждан, в отношении которых ведется дело о банкротстве”, – сообщила юрист “ФБК Право” Анастасия Суворова.

Читать еще:  Реализация имущества физического лица признанного банкротом

Другие эксперты считают иначе. “Без сомнения, стремление защитить заявительницу, которой до этого все суды отказали в праве на защиту, делает ВС честь. Вместе с тем наделение суда общей юрисдикции компетенцией раздела имущества супругов параллельно с производством дела о банкротстве в отношении одного из супругов нарушает основное начало конкурсного процесса – принцип универсальности. Согласно этому принципу, дело о банкротстве имеет универсальный характер и поглощает все иные споры в отношении имущества, которое входит в конкурсную массу. Позволив супругам заниматься разделом общего имущества в суде общей юрисдикции, ВС заложил бомбу замедленного действия под институт банкротства физических лиц в России. При таком подходе нельзя исключать вынесение судами различных судебных актов: суд общей юрисдикции теперь может заниматься разделом имущества супругов, игнорируя интересы кредиторов конкурсной массы, а арбитражный суд не лишен возможности разрешить спор об имуществе банкрота без учета интереса супруга. Разрушив принцип универсальности через допущение параллельных судебных разбирательств, ВС предоставил должнику лазейку для вывода имущества из конкурсной массы через возбуждение спора о разделе супружеской собственности”, – отметил партнер юрфирмы MGP Lawyers Денис Быканов. “ВС указал, что возбуждение процедуры банкротства в отношении гражданина не означает рассмотрение любых споров, связанных с формированием конкурсной массы, арбитражными судами. Этот вывод входит в определенное противоречие с ранее сложившейся судебной практикой арбитражных судов, в том числе с тенденцией самого ВС (№ 305-ЭС17-12763)”, – заявила управляющий партнер “Тиллинг Петерс” Оксана Петерс. Она также отметила: “Отказывая в рассмотрении дела по существу, суды общей юрисдикции не учли сложившуюся практику российских судов и ЕСПЧ о том, что отказ обеих ветвей судебной власти лишает лицо права на судебную защиту (№ А40-59243/12-6-553, от 29.05.2012 № 17607/11 по делу № А40-82386/10-23-697, № А19-11023/07-27). В аналогичных случаях арбитражные суды, как правило, устраняют ошибку суда первой инстанции уже на стадии апелляционного обжалования (№ А40-66085/2015)”.

* имя и фамилия изменены редакцией

Совместное имущество супругов при банкротстве физ. лиц

Последняя редакция 20 января 2020

Время на прочтение 4 минуты

Увеличение числа банкротов среди физических лиц благоприятно отразилось на судебной практике по закону. Но осталось немало неясных моментов в банкротстве физлиц, и один из них — судьба совместно нажитого супругами имущества.

Что с ним случится при банкротстве одного из супругов, насколько реальна угроза всей семьей остаться в буквальном смысле без крыши над головой и учитывается ли имущество супругов при банкротстве? Нужно понимать, что при нахождении гражданина в законном браке процедура банкротства затрагивает интересы всех членов семьи банкрота.

Какова ответственность супруга по долгам другого супруга при банкротстве?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует разобраться в тонкостях законодательства, в частности — Семейного Кодекса РФ. Существует 2 юридических термина:

  1. Общее имущество супругов. Под ним понимаются все виды имущественных прав и ценностей, прочие материальные блага, приобретенные в браке, общие банковские счета. К нему применим раздел имущества супругов при банкротстве.
  2. Личное имущество супругов. К нему относится приобретенные до брака имущественные права и ценности, а также приобретенные во время брака путем получения в дар или наследования.

Но это верно только в случае, если отсутствует брачный договор, регулирующий имущественные права супругов.

В статье 45 СК РФ четко обозначено, отвечает ли супруга за долги мужа, равно как и отвечает ли супруг за кредит жены: общие правила не предусматривают солидарной ответственности супругов перед кредиторами, если иное не указано в договоре поручительства. Но как показала практика, банкротство физических лиц предусматривает возможность реализации нажитого совместно, и для этого даже не требуется согласие супруга на продажу имущества при банкротстве.

Руководствуясь этим, можно сказать, что совместная собственность супругов при банкротстве физ лиц подлежит реализации и обязательно будет использована. Но с некоторой поправкой: после раздела имущества супруги при банкротстве кредиторам достанется только 50% от суммы с его реализации — вторая половина полагается супруге (супругу) банкрота.

Таким образом, банкротство гражданина будет проведено с реализацией общего имущества, включая и неделимое. И попытки должника обмануть судебную систему, представ перед Арбитражем и кредиторами «без гроша за душой», бесполезны — тогда будет реализовано совместное имущество супругов при банкротстве физ лица. И также стоит учитывать, что ипотечная квартира при банкротстве одного из супругов будет использована в счет удовлетворения требований кредиторов.

Возможно ли совместное банкротство супругов

В практике Арбитражных судов РФ существуют прецеденты, когда процедура инициировалась одновременно в отношении мужа и жены. Банкротство супругов в одном деле обычно актуально в случае равных кредиторских претензий: как правило, если имеется ипотека у супруга, и в случае которой они являются созаемщиками. Совместное банкротство супругов, несмотря на то, что подобная процедура прямо не прописана в Законе о Банкротстве № 127-ФЗ, имеет место, к тому же обладает немалыми преимуществами:

  1. Позволяет вдвое снизить затраты на оплату госпошлины (300 рублей вместо 600).
  2. Позволяет двойне снизить расходы, связанные с оплатой услуг финансового управляющего (25 тысяч рублей против 50 тысяч).
  3. Позволяет избежать споров относительно очередности погашения задолженности между кредиторами при разделении имущества супругов при банкротстве.

На практике банкротство супругов составляет менее 1% от общего числа рассматриваемых в Арбитражном суде дел. Основная причина этого: в действующем законе, даже с учетом последних изменений за 2017 год, нет определений семейного банкротства в одной процедуре, и судьи выносят решение об объединении дел самостоятельно, руководствуясь собственным видением ситуации. Но в законе четко установлена ответственность супруга по долгам другого супруга при банкротстве, что позволяют инициировать процедуру в отношении обоих членов семьи.

Примеры судебной практики совместного банкротства

Одним из первых прецедентов стало Решение по делу № А45–20897/2015, выданное АС Новосибирской области. Была учтена общность имущества, тип и особенности предъявляемых к супругам кредиторских требований. Поскольку в данном случае инициирование двух дел о финансовой несостоятельности граждан привело бы только к увеличению судебных издержек, судом было принято решение возбудить процедуру банкротства в отношении двух супругов одновременно. За 2016 год банкротство супругов по совместному заявлению было проведено всего 16 раз, что указывает на актуальность вопроса.

Нюансы банкротства супругов

Документы при банкротстве физлиц

Подавая заявление в суд, гражданин должен также предоставить копию свидетельства о заключении/расторжении брака, если с момента записи прошло менее 3 лет.(Скачать бланк заявления о банкротстве физического лица).

Это связано с тем, что судом могут быть отменены все сделки с имуществом банкрота, проведенные за последние 3 года. В том числе может быть реализовано совместное имущество супругов, а значит и имущество бывшего супруга.

Отвечает ли супруг за банкротство супруга после развода или отвечает ли супруга по долгам мужа после развода, ответ однозначен — если с развода прошло менее трех лет, то да.

Поэтому развод супругов при банкротстве практически ничего не решит — финуправляющий вправе привлечь имущество супруги при банкротстве мужа, как и наоборот. Также стоит учитывать, что развод и раздел имущества при банкротстве супруга могут быть расценены как попытка должника скрыть часть свое реальное финансовое состояние, а это чревато уголовным преследованием.

Поэтому лучшим выходом из ситуации для должников станет обращение за профессиональной помощью к юристам. Это позволит максимально сохранить совместное имущество супругов при банкротстве и сделать саму процедуру более гладкой, эффективно провести банкротство супруга заемщика.

Мы решим вашу проблему с долгами.
Бесплатная консультация юриста.

Есть Telegram? Узнайте свою задолженность у судебных приставов через бота — @dolginetbot

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector