Судебная практика по договору безвозмездного пользования имуществом
Shedevr-24.ru

Юридический портал

Судебная практика по договору безвозмездного пользования имуществом

Судебная практика по договору безвозмездного пользования имуществом

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о договоре безвозмездного пользования (ссуды)

I. Основные положения о договоре безвозмездного пользования (ссуды)

В соответствии с пунктом 1 статьи 689 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) по договору безвозмездного пользования (договору ссуды) одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

Определяющими признаками данного договора являются:

– его безвозмездность. Ссудодатель не преследует цели извлечения прибыли, то есть не рассчитывает на какое-либо встречное предоставление;

– вещь передается ссудополучателю в пользование;

– несмотря на временный характер пользования, договор может быть заключен без установления срока, на неопределенный срок, то есть до востребования;

– обязанность возврата вещи в том состоянии, в каком пользователь ее получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором;

– в безвозмездное пользование может быть передана только индивидуально-определенная непотребляемая вещь. Предоставление имущества, определенного родовыми признаками, с возложением обязанности возвратить соответствующее количество вещей того же рода и качества договором безвозмездного пользования не опосредуется.

Его сторонами выступают ссудодатель (собственник передаваемого в безвозмездное пользование имущества или лицо, управомоченное собственником для этого) и ссудополучатель (по общему правилу им могут быть любые субъекты гражданского права). Ограничивает данное общее правило пункт 2 статьи 690 ГК РФ, согласно которому коммерческая организация не вправе передавать имущество в безвозмездное пользование лицам, являющимся ее учредителями, руководителями, членами ее органов управления или контроля.

Глава 36 ГК РФ не содержит специальных правил, посвященных форме договора ссуды, поэтому при решении вопроса о надлежащей форме договора ссуды следует руководствоваться общими правилами ГК РФ о договорах. А учитывая, что государственная регистрация права безвозмездного пользования недвижимого имущества, осуществляется только в случаях, предусмотренных законом (статьи 131, 164 ГК РФ), по общему правилу договор ссуды недвижимого имущества не подлежат государственной регистрации.

Несмотря на безвозмездность пользования имуществом, ссудополучатель при наличии умышленно или по грубой неосторожности сокрытых недостатков вещи вправе по своему выбору потребовать от ссудодателя безвозмездного устранения недостатков вещи или возмещения своих расходов на устранение недостатков вещи либо досрочного расторжения договора и возмещения понесенного им реального ущерба (пункт 1 статьи 693 ГК РФ).

Безвозмездно получая вещь по договору, ссудополучатель автоматически становится лицом, ответственным за надлежащее состояние вещи и обязанным по несению всех расходов по ее содержанию.

Он обязан поддерживать вещь, полученную в безвозмездное пользование, в исправном состоянии, включая осуществление текущего и капитального ремонта, и нести все расходы на ее содержание, если иное не предусмотрено договором безвозмездного пользования (статья 695 ГК РФ). Приведенная норма является общим правилом и накладывает бремя содержания имущества на ссудополучателя, если иное не предусмотрено договором.

Следует отметить, что по общему правилу (статья 211 ГК РФ) риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.

Применительно же к отношениям по договору безвозмездного пользования недостатки, возникшие после передачи вещи, находятся в зоне ответственности ссудополучателя и охватываются его риском (статья 696 ГК РФ).

При этом законом определяются условия, при которых ссудополучатель несет риск случайной гибели или случайного повреждения вещи, а именно: в случае, если вещь погибла или была испорчена в связи с тем, что использовалась не в соответствии с договором и назначением вещи или была передана третьему лицу без согласия ссудодателя; в случае если с учетом фактических обстоятельств ссудополучатель мог предотвратить ее гибель или порчу, пожертвовав своей вещью, но предпочел сохранить свою вещь.

Императивный характер положений статьи 696 ГК РФ исключает право сторон договора безвозмездного пользования предусмотреть иное распределение рисков случайной гибели или случайного повреждения вещи (Постановление Президиума ВАС РФ от 12.12.2005 N 10678/05 по делу N А56-25613/2004).

Прекращение договора ссуды осуществляется по правилам, предусмотренным статьями 699, 701 ГК, с учетом общих норм статей 418, 419 ГК РФ о прекращении обязательства в связи со смертью гражданина или ликвидацией юридического лица.

Основания досрочного расторжения договора ссуды по требованию ссудодателя перечислены в пункте 1 статьи 698 ГК РФ; пункт 2 данной статьи перечисляет основания досрочного расторжения договора ссуды по требованию ссудополучателя.

Данные обстоятельства, названные в статье 698 ГК РФ, представляют собой исчерпывающий перечень оснований расторжения договора безвозмездного пользования.

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам, возникающим при заключении, исполнении и расторжении договора безвозмездного пользования (ссуды), а именно:

– признание договора недействительным или незаключенным;

– ссудополучатель не исполняет обязанность по содержанию переданной вещи;

– переданная вещь имеет недостатки, которые оговорены/не оговорены в договоре;

– гибель или повреждение переданной вещи;

– вред, причиненный третьему лицу в результате использования вещи;

– споры о расторжении договора безвозмездного пользования (ссуды).

II. Выводы судов по спорным вопросам, возникающим при заключении, исполнении и расторжении договора безвозмездного пользования (ссуды)

1. Признание договора недействительным или незаключенным

1.1. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.10.2015 по делу N А21-10547/2014

Исковые требования:

Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по субъекту РФ (правопреемник ссудополучателя) обратилось в суд к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в субъекте РФ (ссудодателю), Федеральному государственному унитарному предприятию “Всероссийская Государственная телевизионная и радиовещательная компания” (новому ссудодателю) с требованиями о признании недействительным заключенного ответчиками дополнительного соглашения к договору безвозмездного пользования имуществом; о применении последствий недействительности ничтожной сделки, определив, что по договору безвозмездного пользования имуществом “ссудодателем” является Управление Росимущества, “ссудополучателем” – Управление Росреестра, а “балансодержателем” – ФГУП.

Решение суда:

В удовлетворении исковых требований отказано.

Позиция суда:

Установив по обстоятельствам дела, что произведена государственная регистрация права хозяйственного ведения ФГУП “Всероссийская Государственная телевизионная и радиовещательная компания” (нового ссудодателя) на спорное здание, впоследствии между ФГУП и Управлением Росимущества заключено дополнительное соглашение к договору ссуды, по условиям которого представителем собственника (РФ) по договору признается Управление Росимущества, ссудодателем – ФГУП, обратив внимание на то, что закон не ограничивает предусмотренное пунктом 1 статьи 209 ГК РФ право собственника распоряжаться принадлежащим ему имуществом и в случае передачи его в безвозмездное пользование, суд отметил, что в данном случае не требуется согласие ссудополучателя (Управления Росреестра) ни на отчуждение имущества, ни на передачу имущества в возмездное пользование, ни на закрепление данного имущества на праве хозяйственного ведения.

Поскольку в федеральном законе, в частности, статье 295 ГК РФ, определяющей права собственника в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении, не предусмотрено иное, собственник, передав во владение унитарному предприятию имущество, не вправе распоряжаться таким имуществом независимо от наличия или отсутствия согласия такого предприятия (пункт 5 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”), суд пришел к выводу о том, что собственник (РФ в лице Управления Росимущества), передав имущество в хозяйственное ведение ФГУП, не может являться ссудодателем такого имущества, поскольку это сопряжено с необходимостью совершения действий по распоряжению данным имуществом, следовательно, права ссудодателя перешли к ФГУП правомерно, спорная сделка не противоречит закону, поскольку направлена, по сути, на документальное оформление существующего в силу закона положения ФГУП в правоотношениях, связанных с имуществом, находящимся в безвозмездном пользовании Управления Росреестра.

1.2. Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 26.01.2015 N 04АП-6439/2014 по делу N А10-3417/2014

Исковые требования:

Прокурор обратился в суд с иском в интересах Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации к ТСЖ “Звездочка” (ссудодателю) и ООО “УК “Звездочка” (ссудополучателю) с требованиями о признании недействительным договора безвозмездного пользования нежилыми помещениями, обязании ООО “УК “Звездочка” освободить занимаемые помещения и передать их ФГКУ “СибТУИО”.

Решение суда:

Исковые требования удовлетворены.

Позиция суда:

Читать еще:  Приобретательская давность на недвижимое имущество судебная практика

Отметив, что согласно части 1 статьи 690 ГК РФ право передачи вещи в безвозмездное пользование принадлежит ее собственнику и иным лицам, управомоченным на то законом или собственником, при этом непрекращенное право федеральной собственности на спорные помещения установлено вступившими в силу решениями судов по другим делам, установив, что восстановлено право оперативного управления правопредшественника ФГКУ “СибТУИО”, а впоследствии спорные помещения переданы ФГКУ “СибТУИО”, которое в соответствии с передаточным актом, распоряжается данным имуществом, закрепленным за ним на праве оперативного управления, суд пришел к выводу о том, что полномочия собственника спорного имущества осуществляет Министерство обороны в соответствии с законодательством Российской Федерации, а ФГКУ “СибТУИО” осуществляет свою деятельность в целях обеспечения реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий Министерства обороны в сфере управления и распоряжения имуществом Вооруженных сил (пункт 12 статьи 1 Федерального закона от 31.05.96 N 61-ФЗ “Об обороне”), в свою очередь, отсутствие согласия собственника – Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации – на передачу в безвозмездное пользование нежилых помещений по оспариваемому договору является основанием для признания договора недействительной сделкой на основании статьи 168 ГК РФ.

1.3. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.06.2015 N 13АП-12290/2015 по делу N А56-79725/2014

Исковые требования:

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Безвозмездное пользование имуществом: проблемы решаются только в системе

Ни для кого не секрет, пожалуй, что любое упоминание безвозмездности в договорах, заключенных налогоплательщиком, становится объектом повышенного внимания налоговых органов. Что и говорить, договор безвозмездного пользования имуществом в этом перечне вообще играет роль «красного плаща».

– как средства стимулирования (например, предоставление торгового, витринного оборудования за выборку определенного количества товара);

– как средства снижения постоянных издержек налогоплательщика (например, передача права безвозмездного пользования «неликвидным» недвижимым имуществом с целью возложить на пользователя всех расходов на содержание данного имущества)

– для эффективного управления собственностью в группе компаний.

Давайте разберемся, в чем все-таки состоит камень преткновения и, что самое главное, как нам всем с этим жить По большому счету, налоговые органы предъявляют две претензии:

– поскольку кто-то чем-то воспользовался и ничего за это не заплатил, у этого кого-то возник некий доход в виде экономии и, стало быть, надо заплатить налог на прибыль;

– если одно лицо реализовало другому лицу нечто, пусть даже безвозмездно и неосязаемо, надо начислить и заплатить НДС.

Чтобы уважаемый читатель мог для себя выстроить систему превентивных мер и снизить налоговые риски, позволим себе привести несколько правовых тезисов. Без них, видимо, не обойтись.

Итак, по договору безвозмездного пользования имуществом (или, как его именуют иначе, ссуды) одна сторона обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне, а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором (ст.689 ГК РФ).

Что из этого следует?

1. По договору безвозмездного пользования (далее для краткости – ссуды) можно передать только имущество, наделенное, как говорят юристы, индивидуально-определенными признаками. Другими словами, только то, что можно выделить в массе подобных вещей. Автомобиль, китайская ваза или бабушкин сундук подойдут, а вот 10 тонн металлопроката – нет. Почему так? Потому что, по определению, ссудополучатель обязан вернуть не такую же, а ту же вещь.

2. Договор ссуды, равно как и договор купли-продажи, мены, аренды или жилищного найма относятся к договорам о передаче имущества. Что это означает? Все эти договоры включают в себя одновременно права и обязанности сторон и, собственно, имущество. Только в одних случаях имущество переходит в собственность (купля-продажа, мена), а в других – в пользование (аренда, ссуда, наем жилья).

Так вот, в связи с тем, что названные договоры имеют много общих черт, стало возможным использование правил об одних типах договоров для регулирования иных типов договоров. В частности, правила о договоре аренды применимы к отношениям, возникающим из договора безвозмездного пользования (п.2 ст.689 ГК РФ);

3. Термин «безвозмездное» указывает лишь на то, что лицо, передающее в пользование имущество, не имеет прямого имущественного интереса в сделке. Обращаю внимание – только прямого и только имущественного. Разумеется, об отсутствии всякого прочего интереса в сделке у передающей стороны говорить не приходится – ведь никто просто так своим имуществом пользоваться не позволит! Просто интерес этот чаще всего неочевиден, либо только подразумевается, либо передающая сторона не желает его афишировать. Однако здесь важно понять главное: интерес есть.

Теперь собственно о претензиях.

налог на прибыль

Суть: в соответствии с п.8 ст.250 НК в состав внереализационных доходов включаются доходы «в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав».

Не вдаваясь в подробности развития противостояний налоговых органов и налогоплательщиков, отметим, что точку здесь поставил Президиум ВАС РФ в Информационном письме №98 от 22.12.05 г., фактически предложив налогоплательщикам формировать виртуальный доход от экономии на пользовании чужим имуществом.

Часть специалистов в смущении: предлагается оценивать этот доход по аналогии с арендой. Но если договор аренды по сути своей возмездный, то договор ссуды – безвозмездный от природы. Однако не зря мы привели правила п.2 ст.689 ГК РФ. Действительно, договор аренды и договор ссуды – однородные, что позволяет применять правила ст.40 НК РФ.

Есть, конечно, и некоторый технический нюанс законодателя. Пункт 8 ст.250 НК РФ содержит отсылку к применению ст.40 НК РФ в отношении оценки полученного дохода от экономии только для товаров, работ и услуг. Но не в отношении имущественных прав. А, как мы увидели, мы имеем дело именно с передачей имущественных прав (это отметил и ВАС РФ в информационном письме №98: «Применение пункта 8 статьи 250 НК РФ не ограничено только имущественными правами, представляющими собой требования к третьим лицам. Данное положение подлежит применению также и при безвозмездном получении права пользования вещью»). Однако оценить исход подобной аргументации в суде хотя бы с какой-нибудь практической оценкой рисков невозможно.

«Что-то здесь не вяжется» – скажете вы, и будете правы. Ведь мы выяснили, что в совершении сделки по предоставлению имущества в безвозмездное пользование имеется взаимный интерес. То есть каждый и так получает то, что хочет. Откуда же тогда берется доход?

К сожалению, появляется он благодаря беспечности предпринимателей при заключении договоров или благодаря порой излишне формализованному подходу юристов. Далеко не все участники хозяйственной деятельности отдают себе отчет в том, что договоры нужны не потому, что этого требует главный бухгалтер, и не потому, что юрист должен отработать свою заработную плату. Детальное договорное моделирование отношений способно не только сберечь нервы руководителям, предотвратив возможные конфликты (возникающие, кстати сказать, из-за отсутствия элементарной детализации всех аспектов взаимоотношений сторон), но и сберечь нервы бухгалтеру, исключив возможные претензии со стороны налоговиков.

Пример 1.

Типичный пример хозяйственной практики: предоставление чего-нибудь контрагенту в пользование без взимания дополнительной платы. Случается это по разным причинам: просто он хороший (с позиции стратегии предприятия) и нам нужно поддержать тесные отношения (а то к конкурентам уйдет); мы можем стимулировать его таким образом за активность (хорошо продвигает наш бренд); а в некоторых отраслях и товарных группах по-другому вообще не бывает – обычай такой сложился.

Уважаемые коллеги! Где здесь экономическая безвозмездность? А ведь в практике правового аудита мы именно с договорами безвозмездного пользования и встречаемся! Ну почему все перечисленное не может стать частью предмета возмездного договора: поставки, подряда, комиссии (агентского)? Достаточно лишь описать в качестве прав и обязанностей сторон действительность, и все встает на свои места.

Пример 2.

Сотрудник (например, руководитель) предоставляет предприятию в пользование собственное транспортное средство. Красивое и дорогое. Или не очень. Всем понятно, что такая ситуация возможна только в случае, если система вознаграждения сотрудника (кем бы он ни был) построена с учетом использования в служебных целях личного транспортного средства. Следовательно, и выходы очевидны: либо уменьшить размер вознаграждения сотрудника, а пользование автомобилем для организации сделать платным; либо в трудовом контракте предусмотреть данную особенность, что уже исключает безвозмездность отношений как таковую.

Читать еще:  Налог на имущество с какой даты начислять?

Пример 3.

Для группы компаний, с появлением необходимости регулирования взаимоотношений между входящими в нее субъектами, в том числе и в отношении пользования имуществом, требуется уже системный подход.

Одной из характерных черт российских холдингов как раз и является отсутствие отлаженных системных связей. Российские группы компаний формировались стихийно – успешный бизнес просто начинал новое направление. Первоначальная компания обрастала, как снежный ком, связями с взаимозависимыми субъектами (а иногда и не очень).

Наш опыт постановки системы управления налоговыми рисками в группах компаний обязывает меня напомнить о необходимости планировать функции отдельных субъектов группы в отношении других ее членов. В частности, это касается и выделения управляющей компании, и компании, аккумулирующей и реинвестриующей прибыль (к счастью для налогоплательщиков, вопрос в отношении беспроцентных займов к настоящему времени получил свое положительное для них разрешение в устойчивой судебной практике – см., напр., Постановление Президиума ВАС РФ от 03.08.04 г. №3009/04). Тем более для рассматриваемой темы актуально и выделение функции «держателя активов».

При тщательном подходе к построению группы компаний вопрос о применении договоров безвозмездного пользования имуществом становится неактуальным, поскольку «безвозмездность» противоречит самой природе организации группы компаний. Появление такой категории уже сигнализирует о неуравновешенности хозяйственных связей и недостатках в организационном проектировании.

Не могу, однако, при этом не отметить потенциальную возможность применения договора ссуды между взаимозависимыми лицами. Ее непротивление требованиям налогового и гражданского законодательства отметил ФАС МО в любопытном постановлении от 28.01.04 г. №КА-А41/11444-03.

Налог на добавленную стоимость

Что касается данного налога, то и здесь законодателя подводит юридическая техника. Статья 146 НК РФ действительно относит передачу имущественных прав к объекту налогообложения. Однако при специальном упоминании о реализации на безвозмездной основе «передачу имущественных прав» вновь (как и в случае с п.8 ст.250 НК РФ) опустили.

Формально налогоплательщик вправе не увеличивать базу по НДС на сумму «виртуально-безвозмездной» операции. Однако следует иметь в виду, что некоторые суды берут на себя исправление ошибок законодателя. Делают они это весьма специфическим образом – предлагая рассматривать безвозмездное пользование имуществом для целей налогообложения не как передачу имущественных прав, а как оказание безвозмездных услуг.

Показательно в этом смысле Постановление ФАС СЗО от 21.07.06 г. №А26-2227/2006-211. Суд не только разделил понятие услуги для целей гражданского и налогового законодательства, но даже разделил саму правовую природу договора ссуды для НДС и налога на прибыль, указав что «…отклоняет ссылку Общества на информационное письмо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 г. №98, поскольку в данном письме рассматривается порядок обложения операций по предоставлению имущества в безвозмездное пользование в целях исчисления налога на прибыль, а не НДС». Забавно. Другого слова и не подобрать.

Выводы:

Наверное, каждый налогоплательщик отдает себе отчет в том, что связь между хозяйственной деятельностью и налогообложением – двусторонняя. Выявление подобных «болезненных» тем для обсуждений свидетельствует о том, что многолетняя практика бизнеса по утаиванию действительных целей хозяйственных операций в конечном итоге приводит к все новым «головным болям» бухгалтера. В теории систем это именуется усиливающей петлей обратной связи.

Конечно, приведенные рекомендации нельзя пытаться применять без нюансировки под потребности конкретной организации. Последние, как и люди, бесконечны в своем многообразии. Однако, мы надеемся, что данный материал еще раз подтолкнет бизнес к лечению зубной боли не пилюлями, а зубной щеткой. Остается при этом только уповать на то, что бухгалтерам в очередной раз хватит сил для первого шага в этом направлении.

Договор безвозмездного пользования имуществом в группе компаний

При ведении бизнеса возникают ситуации, когда для передачи имущества в рамках группы компаний используют не привычный договор аренды, а договор безвозмездного пользования имуществом (ссуды). Исходя из названия договора и в соответствии с ГК РФ следует, что плата за пользование имуществом по нему не взымается. Вместе с тем, включение такого договора в Гражданский кодекс РФ продиктовано вполне разумными причинами, и безвозмездность не означает отсутствия экономической выгоды. У передающей стороны есть выгода, прежде всего в освобождении от обязанности несения расходов на содержание имущества.

Так, договор безвозмездного пользования имуществом позволяет:

  1. снизить постоянные издержки собственника имущества и возложить все расходы на содержание данного имущества на компанию – пользователя;
  2. исключить необходимость перечисления денежных средств в счет исполнения договора «из кармана в карман», если собственнику бизнеса не нужны источники дополнительного дохода.

Например, на этапе активного инвестирования по договору безвозмездного пользования может быть передано имущество, содержание которого весьма затратно: заброшенные производственные помещения, инженерные сети, трубопроводы, котельные и т.д. Заключение такого договора обусловлено тем, что собственник имущества хочет поскорее освободиться от своего бремени, а пользователь имущества не готов за него еще дополнительно платить арендную плату, поскольку вынужден будет при его использовании нести большие расходы на содержание. Ведь на основании ГК РФ именно ссудополучатель обязан поддерживать вещь, полученную в безвозмездное пользование, в исправном состоянии, включая осуществление текущего и капитального ремонта, и нести все расходы на ее содержание. Таким образом, экономическая заинтересованность сторон в заключении договора очевидна.

Наши рассуждения носят совсем не праздный характер, а напрямую соотносятся с налоговыми последствиями такой сделки. И, прежде всего, речь идет о возникновении у получателя имущества внереализационного дохода в размере рыночной стоимости платы за использование имущества, т.е. фактически той выгоды, которую организация (ИП) получили в связи с получением в пользование имущества по договору ссуды.

Забегая немного вперед, отметим, что арбитражные суды в целом поддерживают обозначенный выше подход к оценке безвозмездности договора с позиции экономической составляющей. Разберемся по порядку.

Если договором на пользователя имущества возложены только текущие расходы на содержание имущества и поддержание его в исправном состоянии в процессе нормальной эксплуатации, включая осуществление текущего ремонта, то с большей долей вероятности суд поддержит налоговый орган в попытке доначислить внереализационный доход. Выполнение только таких обязанностей не считается встречным предоставлением за переданное собственником право пользования имуществом. К этому выводу еще пришел Президиум ВАС РФ в п. 2 своего информационного письма от 22.12.2005 № 98 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений гл. 25 НК РФ». На текущий момент судебная практика вслед за Информационным письмом Президиума ВАС продолжает придерживаться такого же подхода.

Заключенный между сторонами договор аренды, предусматривающий небольшую выплату арендной платы арендодателю, которая представляет из себя только компенсацию коммунальных платежей, или непосредственно оплату арендатором коммунальных платежей, также может быть переквалифицирован в договор безвозмездного пользования имуществом. Как отмечают суды, возложение на арендатора расходов по оплате коммунальных услуг не может рассматриваться как полноценная арендная плата (п. 12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 г. №66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой», Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2016 г. № 17АП-7180/16 по делу № А50-24058/2015).

В тоже время, если в договоре предусмотреть обязанность лица, получающего имущество в безвозмездное пользование, произвести капитальный ремонт, реконструкцию или обновление полученного имущества, то договор будет содержать в себе признаки возмездности. В таком случае есть реальная возможность избежать доначисления налоговыми органами налога на прибыль по причине признания безвозмездно полученного имущества внереализационным доходом по п. 8 ст. 250 НК РФ.

Иными словами, договор ссуды (безвозмездного пользования имуществом) должен содержать расширенный, по сравнению с договором аренды, перечень обязанностей получателя имущества.

В связи с этим интересной представляется ситуация по использованию муниципального имущества. По инвестиционному договору в сфере оказания коммунальных услуг компании-инвестору были переданы муниципальные объекты освещения, трансформаторные подстанции, объекты низковольтных сетей, электроснабжения на возмездной основе. При этом возмездность данного договора заключалась в возложении на инвестора бремени содержания переданного ему имущества, обязанности проводить капитальный и текущий ремонт переданного ему имущества.

Налоговый орган посчитал указанный договор договором безвозмездного пользования, а стоимость переданного компании имущества внереализационным доходом в целях налогообложения прибыли.

Однако Арбитражный суд Чувашской республики, рассматривая указанный спор в своем решении от 16 января 2014 г. по делу № А79-7373/2013, не поддержал позицию налогового органа. По мнению суда, такой договор содержит в себе признаки как безвозмездного, так и возмездного договора. Несение компанией-инвестором расходов на содержание имущества, включая осуществление текущего ремонта, в процессе обычного использования имущества не свидетельствует о возмездности самого пользования. Но предусмотренная условиями договора обязанность инвестора нести затраты по капитальному ремонту, реконструкции и обновления полученного имущества, говорят о его возмездности. Данная позиция была поддержана судами в апелляционной и кассационной инстанциях.

Читать еще:  Раздел имущества без документов

Подводя итог, отметим, что при оценке возможности использования договора безвозмездного пользования имуществом для урегулирования отношений по передаче имущества в группе компаний и сокращения денежных перечислений, надо тщательно разграничить обязанности сторон, обосновать экономическую возмездность и целесообразность договора. Если договором возложить на пользователя имущества бремя несения расходов по капитальному ремонту, реконструкции, обновлению, модернизации полученного имущества, то договор будет считаться возмездным. В этом случае у пользователя имущества не возникнет внереализационного дохода. Если же пользователь фактически будет нести расходы только по содержанию и текущему ремонту имущества, то лучше сторонам заключить договор аренды и предусмотреть символическую арендную плату, которая должна быть несколько больше компенсации коммунальных расходов, или же передать имущество в уставный капитал общества.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВАС РФ N 10678/05 от 12.12.2005 Дело по иску о взыскании долга за предоставленное в безвозмездное пользование оборудование направлено на новое рассмотрение, поскольку, возлагая на ссудополучателя ответственность за утрату вещи, суды не приняли во внимание положения Гражданского кодекса РФ о риске случайной гибели имущества, переданного по договору безвозмездного пользования, не учли доводов ответчика об обстоятельствах гибели оборудования.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 12 декабря 2005 г. N 10678/05
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего – Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;
членов Президиума: Андреевой Т.К., Валявиной Е.Ю., Витрянского В.В., Вышняк Н.Г., Иванниковой Н.П., Исайчева В.Н., Киреева Ю.А., Козловой А.С., Козловой О.А., Маковской А.А., Новоселовой Л.А., Слесарева В.Л., Стрелова И.М., Суховой Г.И., Юхнея М.Ф. –
рассмотрел заявление индивидуального предпринимателя Петерайтене Т.Б. о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18.11.2004 по делу N А56-25613/2004, постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.02.2005 и постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.05.2005 по тому же делу.
В заседании приняли участие представители:
от заявителя (ответчика) – индивидуальный предприниматель Петерайтене Т.Б.;
от закрытого акционерного общества “ТАЛОСТО” (истца) – Тимошенко А.Л.
Заслушав и обсудив доклад судьи Новоселовой Л.А., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.
ЗАО “ТАЛОСТО” обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к индивидуальному предпринимателю Петерайтене Т.Б. о взыскании 14510 рублей долга за предоставленное в безвозмездное пользование холодильное оборудование.
Решением суда первой инстанции от 18.11.2004 исковое требование удовлетворено.
Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.02.2005 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.05.2005 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.
В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора названных судебных актов Петерайтене Т.Б. просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и выступлениях присутствующих в заседании представителей сторон, Президиум считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.
Между ЗАО “ТАЛОСТО” (поставщиком) и индивидуальным предпринимателем Петерайтене Т.Б. (покупателем) 15.05.2002 заключен договор поставки N 5659 на срок до 31.12.2002 и дополнительное соглашение к этому договору, в соответствии с которым ЗАО “ТАЛОСТО” предоставило Петерайтене Т.Б. во временное (на срок до 31.12.2002) безвозмездное пользование холодильное оборудование. По условиям данного соглашения холодильное оборудование по истечении указанного срока подлежит возврату в рабочем состоянии и без механических повреждений, а в случае утраты или невозврата оборудования Петерайтене Т.Б. обязана возместить его стоимость в предусмотренном соглашением размере.
Судами установлено, что по истечении срока действия договора и дополнительного соглашения холодильное оборудование не было возвращено. Ответчиком не представлены суду доказательства расторжения договорных обязательств или совершения действий по возврату холодильного оборудования.
Как отмечено судом апелляционной инстанции, 25.12.2003 оборудование было утрачено в результате пожара, возникшего в торговом павильоне.
Удовлетворяя заявленное требование, суды исходили из того, что договором определена обязанность ссудополучателя возместить ссудодателю стоимость оборудования в случае его утраты. При этом суды признали необоснованным довод Петерайтене Т.Б. о необходимости применения к спорным правоотношениям норм Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающих возложение риска случайной гибели или случайного повреждения имущества на собственника, поскольку обязанность по возврату оборудования и возмещения его стоимости в случае его утраты или невозврата предусмотрена дополнительным соглашением.
Вместе с тем при вынесении судебных актов суды не учли следующее.
Правоотношения сторон по настоящему спору, возникшие из дополнительного соглашения, регулируются главой 36 Гражданского кодекса Российской Федерации (безвозмездное пользование).
В соответствии с пунктом 1 статьи 689 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору безвозмездного пользования (договору ссуды) одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.
При неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства по возврату вещи ссудополучатель несет ответственность перед ссудодателем.
Рассматривая спор, суды руководствовались пунктом 2.6 дополнительного соглашения, предусматривающим, что в случае утраты или невозврата оборудования покупатель возмещает поставщику его стоимость в рублях, эквивалентную 500 долларам США по курсу Центрального банка Российской Федерации на дату оплаты.
Согласно статье 211 Гражданского кодекса Российской Федерации риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.
Применительно к отношениям по договору безвозмездного пользования статьей 696 Гражданского кодекса Российской Федерации определяются условия, при которых ссудополучатель несет риск случайной гибели или случайного повреждения вещи, а именно: в случае, если вещь погибла или была испорчена в связи с тем, что использовалась не в соответствии с договором и назначением вещи или была передана третьему лицу без согласия ссудодателя; в случае если с учетом фактических обстоятельств ссудополучатель мог предотвратить ее гибель или порчу, пожертвовав своей вещью, но предпочел сохранить свою вещь.
В силу положений пунктов 1 и 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации ссудополучатель отвечает за утрату вещи либо при наличии вины, либо при наличии оснований, при которых риск случайной гибели закон возлагает на него.
Возлагая на ссудополучателя ответственность за утрату вещи, суды не приняли во внимание изложенных положений закона, не учли доводов ответчика об обстоятельствах гибели оборудования и возложили на ссудополучателя ответственность за неисполнение обязательства по возврату вещи, не указав, имеются ли для этого упомянутые основания.
Ссылка судов на пункт 2.6 дополнительного соглашения в данном случае необоснованна, поскольку это условие не может рассматриваться как условие о переложении на ссудополучателя риска случайной гибели вещи.
Императивный характер положений статьи 696 Гражданского кодекса Российской Федерации исключает право сторон договора безвозмездного пользования предусмотреть иное распределение рисков случайной гибели или случайного повреждения вещи.
Соответственно судами не применены нормы, подлежащие применению в данном деле, что повлекло принятие необоснованного решения.
Таким образом, оспариваемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, что в соответствии пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для их отмены.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
постановил:
решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18.11.2004 по делу N А56-25613/2004, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.02.2005 и постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.05.2005 по тому же делу отменить.
Дело передать на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.
Председательствующий
А.А.ИВАНОВ

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector