Вверенное имущество в уголовном праве
Shedevr-24.ru

Юридический портал

Вверенное имущество в уголовном праве

Вверенное имущество как предмет присвоения или растраты

Предметом хищения может быть как движимое, так и недвижимое имущество. На практике, например, нередки случаи мошеннического, а порой путем насилия или угрозы завладения приватизированными квартирами, что полностью подпадает под признаки хищения чужого имущества. Вместе с тем предметом присвоения или растраты не может быть недвижимое имущество.

Несмотря на то, что предмет присвоения или растраты аналогичен предмету иных форм хищения, исследуемые формы могут быть дифференцированы, в силу своих специфических особенностей, которые заключаются в особом правовом положении похищаемого имущества. Общим для указанных форм хищения является особое отношение субъекта общественно опасного деяния к похищаемому им чужому имуществу, которое должно быть ему вверено Эриашвили Н.Д. Присвоение и растрата чужого имущества как форма хищения (уголовно-правовой анализ): Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2003. С. 15..

Действующее уголовное законодательство признает присвоение и растрату формами хищения чужого имущества. Подавляющее большинство ученых-правоведов справедливо полагают, что в ст. 160 УК РФ предусмотрена ответственность за хищение, совершение которого возможно в двух формах: присвоения и растраты.

Однако до принятия УК РФ 1996 г. хищение имущества, вверенного виновному, имело место и в других формах. Сегодня именно этим признаком присвоение и растрата отличаются от остальных форм хищения.

Понятия «присвоение» и «растрата» раскрываются через родовое понятие «хищение», под которым понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (примечание 1 к ст. 158 УК РФ) Братенков С.И., Широков В.А. Присвоение или растрата: проблемы квалификации и причины ошибок, допускаемых при постановлении приговоров//Российская юстиция. 2008. № 4. С. 18..

Относительно понятия «вверенное имущество» ни в научной литературе, ни в судебной практике пока нет единства мнений.

Судебная практика предлагает считать имущество вверенным при обстоятельствах, когда:

– такое имущество находится в правомерном владении субъекта преступления;

– владение связано с осуществлением виновным в отношении имущества правомочий по управлению, распоряжению, доставке или хранению;

– правомочия в отношении похищаемого имущества возникают у лица в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения со стороны собственника или владельца имущества.

Таким образом, понятие «вверенное имущество» раскрывается не исходя из особенностей или специфических признаков какого-либо имущества, хищение которого должно квалифицироваться по ст. 160 УК, а, по существу, характеризует положение субъекта данного посягательства по отношению к этому имуществу Бакрадзе А.А. Вверенное имущество как предмет присвоения или растраты//Российский следователь. 2009. № 8. С. 17..

Итак, понятие «хищение вверенного имущества» означает следующее: во-первых, похищается имущество, в отношении которого лицо наделено определенными правомочиями; во-вторых, именно это лицо совершает хищение такого имущества; в-третьих, виновное лицо использует свои правомочия в отношении имущества для его присвоения или растраты, т.е. злоупотребляет оказанным ему доверием со стороны собственника (владельца) имущества.

Э.Р. Хакимова отмечает, что «лицом, которому имущество вверено, признается материально ответственное лицо, с которым заключен договор о полной материальной ответственности» Хакимова Э.Р. Некоторые спорные положения о присвоении и растрате в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»//Российский судья. 2008. № 5. С. 15..

Наличие правомочий предполагает, что его обладатель может с определенной степенью свободы и собственного усмотрения распоряжаться или управлять вещами в интересах того, кто передал ему такого рода полномочия.

Не является субъектом присвоения и растраты лицо, которое на вокзале попросило присмотреть за имуществом, поскольку это не означает передачи права на владение имуществом. Не означает юридического права владения нахождение имущества у носильщика на вокзале Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под общ. ред. В.М. Лебедева. М., 2007. С. 413..

В то же время если лица наделяются правомочиями по приему и выдаче имущества, переданного под охрану и транспортировку, приему оплаты за выдаваемое имущество, то такое имущество следует считать вверенным.

При этом вовсе не обязательно, чтобы у субъекта был весь набор этих правомочий, достаточно любого из них. Такие правомочия возникают в силу должностных обязанностей, договорных отношений или даже в силу разового специального поручения. Передача имущества в правомерное владение представителю предприятия, учреждения, организации с наделением указанными правомочиями означает, что данный субъект стал материально ответственным лицом, причем им может быть и должностное, и не должностное лицо (кладовщик, экспедитор, продавец, кассир и др.).

Однако следует отметить, что материально ответственным лицо становится не с момента фактической передачи ему имущества в правомерное владение, а с момента заключения с ним письменного договора о полной материальной ответственности либо выдачи ему разовой доверенности или иного разового документа на получение товарно-материальных ценностей. А вверенным имущество становится именно с момента его фактической передачи виновному, даже если эта передача не была должным образом оформлена. Следовательно, прямой зависимости между понятиями «материально ответственное лицо» и «вверенное имущество» нет. Как правило, имущество вверяется материально ответственному лицу. Но возможны случаи, когда имущество может быть передано лицу, с которым договор о полной материальной ответственности вообще не заключен или заключен с нарушением закона. Например, в случае принятия на работу продавцом 16-17-летней девушки с заключением с ней договора о полной материальной ответственности, когда такой договор может быть заключен только с совершеннолетним лицом, и с фактической передачей ей товарно-материальных ценностей для работы. Присвоение или растрата вверенного ей товара или денежных средств, полученных от его реализации, следует квалифицировать по ст. 160 УК РФ, независимо от того, что она не является материально ответственным лицом Белокуров О.В. Проблемы квалификации хищения вверенного имущества. Ульяновск, 2003. С. 30 – 31..

Думается, буквальное толкование ст. 160 УК РФ позволяет сделать вывод о том, что законодатель однозначно определил предметом присвоения и растраты только такое имущество, которое вверено виновному. Однако при такой трактовке рассматриваемого понятия под действие ст. 160 УК РФ не подпадают действия лиц, которым имущество непосредственно не вверено, а находится в их ведении (руководители организаций, главные бухгалтеры и др.), т.е. вверено подчиненным им лицам (как правило, материально ответственным). И этимологически, и по содержанию понятия «находиться в ведении» и «быть вверенным» не одинаковы, их объемы не совпадают.

В русском языке слово «ведать» означает «заведовать или править, управлять, распоряжаться по праву», а «вверить» – «поручить, доверив».

При таком понимании сущности рассматриваемых терминов субъектами присвоения и растраты, думается, было бы правильным признавать также лиц, которым имущество непосредственно не вверено, но находится в их ведении. Однако во избежание распространительного толкования и искажения этимологического значения термина «вверенное имущество» было бы целесообразней диспозицию ч. 1 ст. 160 УК после слов «вверенного виновному» дополнить словами: «или находящегося в его ведении».

Такое предложение видится особенно актуальным в свете позиции Верховного Суда РФ. Так, обобщив судебную практику, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил понятие «вверенное имущество» следующим образом (пункт 18): «. похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества» Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. № 2. С. 57..

Уточнение указанного понятия позволит унифицировать следственно-судебную практику по данному вопросу.

Проблема вверенного имущества в уголовном праве

Дата публикации: 24.09.2018 2018-09-24

Статья просмотрена: 736 раз

Библиографическое описание:

Килепо С. М. Проблема вверенного имущества в уголовном праве // Молодой ученый. — 2018. — №38. — С. 121-123. — URL https://moluch.ru/archive/224/52754/ (дата обращения: 06.02.2020).

Как известно особенность таких форм хищения как присвоение и растрата заключается в специфическом предмете преступления — вверенное имущество. На практике зачастую возникают проблемы, что же понимать под вверенным имуществом?

Бойцов считает вверенным имущество, если лицо является: 1) фактическим обладателем 2) на определенном правовом основании 3) осуществляет в отношении имущества определенные правомочия по распоряжению, пользованию, управлению, доставке, хранению. [1, c. 70]

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» под вверенным имуществом необходимо понимать имущество, которое находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества. Сходной позиции придерживается Конституционный Суд РФ, изложенной в Определении от 23 декабря 2014 года N 2829-О

Проведя обобщение уголовных дел судов первой и вторых инстанций за период 2015–2017 г. в целом можно отметить неоднозначное применение ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата), в особенности различное понимание вверенного имущества и специального субъекта (лица, которому имущество вверили). Несмотря на неоднократное толкования ст. 160 УК РФ (в т. ч. Верховным Судом РФ) суды допускают ряд неточностей и ошибок при применении данной нормы. Таким образом, необходимо обратить внимание на следующие правоприменительные ошибки:

1) В целом необходимо заметить, что суды чрезмерно широко понимают понятие «вверенности» (и как следствие вверенного имущества), так в ряде судебных решений сказано, что вверенность означает передачу имущества на основе гражданско- правовых отношений. Стоит признать, что согласно действующей цивилистической концепцией основанием гражданско-правовых отношений являются юридические факты. Основаниями гражданских прав и обязанностей посвящена ст. 8 ГК РФ, которая объединяет самые разные их категории: разнообразные действия участников гражданского оборота, отдельные акты публичных органов, судебные решения, события и др. Однако по смыслу ст. 160 УК РФ — основанием является не в целом круг гражданско-правовых отношений, а договор. В связи с этим необходимо более узко понимать законодательную конструкцию состава, предусмотренного ст. 160 УК РФ

2) Суды чрезмерно широко понимают служебную деятельность по распоряжению имущества, исходя из смысла ст. 160 УК РФ, необходимо не только наличие служебной деятельности, но и факт вверения или закрепления этого имущества за работником. Так, в мотивировочной части необходима ссылка на нормативный или локальный акт, закрепляющий за работником то или иное имущество.

3) Факт закрепления имущества не обязательно должен быть основан на заключеннии письменного договора. Как правильно отмечают суды Ссылка на обязательность заключения письменного договора при вверении имущества в гражданско-правовых отношениях не является основанием для отсутствия признаков растраты как уголовно-правового понятия при отсутствии договора в письменной форме. Так, Первомайского районного судом города Омска от 06.12.2016 по делу N 1–531/2016 действия Чеботарева верно квалифицированы как присвоение. По материалам дела Чеботарев разместил объявление о поиске работы в качестве сборщика мебели. Ему позвонил Швабрин, предложил работу. Чеботарев согласился, никаких договоров не составлялось. Швабрин в свою очередь работал на ИП и занимался продажей мебели последнего. Чеботарев неоднократно выполнял поручения Швабрина по сборке реализуемой мебели у клиентов, при этом по поручению также забирал денежные средства у клиентов после завершения сборки. В один из рабочих дней Чеботарев позвонил Швабрину и сообщил, что не хватает деталей для сборки. При этом Швабрин попросил его забрать деньги у клиента. Он передал просьбу о расчете клиенту. Он забрал указанную сумму (25 тыс. руб) у клиента, пообещав последнему прийти и окончить сборку. После этого он отправился домой, а на следующий день решил похитить денежные средства, полученные от клиента в качестве оплаты за поставленную мебель, что и сделал, потратив их на спиртные напитки и продукты питания.

4) Необходимо различать факт вверения имущества по смыслу ст. 160 УК РФ, т.е правомерное владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества факт бытового вверения.Так, согласно приговору Канавинского районного суда города Нижнего Новгорода ФИО1 осужден по ч.2 ст. 160 УК РФ, согласно материалам дела между ним и потерпевшей был заключен договор найма жилого помещения, в пользование вместе с квартирой была передана находившаяся в квартире стиральная машина марки. ФИО1 данное имущество похитил. По нашему мнению, суд неверно квалифицировал действия ФИО1 поскольку наличие договора найма жилого помещения не предполагает факт вверения имущества находящегося в арендуемом помещении, таким образом действия ФИО1 необходимо квалифицировать как кражу чужого имущества (ст. 158 УК РФ)

Читать еще:  Передача лизингового имущества новому лизингополучателю

5) Не образует состава присвоения и соответственно не является вверенным имуществом, если такое имущество получено для осмотра, примерки, переноса, временного пользования. Так, как юридически и фактически оно остается у собственника. Тот, факт, что потерпевший в силу определенных причин открывает доступ к имуществу, наделяет правам временного использования также не говорит нам о составе преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ. Так, верно отметил Хабаровский краевой суд в своем Апелляционном постановлении переквалифицировав действия Иванисова с. ч.1 ст. 160 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ.Как видно из материалов дела Иванисову разрешили проживать в доме, где находилось, в том числе, и имущество Федосеева. Потерпевший позволил Иванисову лишь пользоваться своим имуществом, просил присматривать за своим имуществом. Вывод суда первой инстанции о том, что Иванисову имущество потерпевшим было вверено, является неверным, сделанным без исследования материалов дела

6) Помимо отграничения ст. 160 УК РФ от ст. 158 УК РФ, необходимо также отличать присвоение от мошенничества. В этом случае необходимо понимать, что помимо специального предмета преступления — вверенного имущества, необходим специальный субъект — лицо, которому это имущество вверено. По смыслу ст. 159 УК РФ — важен способ хищения, которым является обман или злоупотребление. При наличие признаков как присвоения, так и мошенничества, действия необходимо квалифицировать как присвоение.

  1. Бойцов А. И. Преступления против собственности. — СПб., 2002. 775 с.

Вверенное имущество как предмет присвоения или растраты

Бакрадзе А.А., кандидат юридических наук.

В статье автор анализирует такие понятия, как “присвоение” и “растрата”, анализирует действующее законодательство и судебную практику, приводит высказывания ученых относительно данных понятий.

Предметом хищения может быть как движимое, так и недвижимое имущество. На практике, например, нередки случаи мошеннического, а порой путем насилия или угрозы завладения приватизированными квартирами, что полностью подпадает под признаки хищения чужого имущества. Вместе с тем предметом присвоения или растраты не может быть недвижимое имущество.

Несмотря на то что предмет присвоения или растраты аналогичен предмету иных форм хищения, исследуемые формы могут быть дифференцированы, в силу своих специфических особенностей, которые заключаются не в физических свойствах вещи, ставшей предметом преступления, а в особом правовом положении похищаемого имущества. Общим для указанных форм хищения является особое отношение субъекта общественно опасного деяния к похищаемому им чужому имуществу, которое должно быть ему вверено .

См.: Эриашвили Н.Д. Присвоение и растрата чужого имущества как форма хищения (уголовно-правовой анализ): Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2003. С. 15.

Действующее уголовное законодательство признает присвоение и растрату формами хищения чужого имущества. Подавляющее большинство ученых-правоведов справедливо полагают, что в ст. 160 УК РФ предусмотрена ответственность за хищение, совершение которого возможно в двух формах: присвоения и растраты .

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И. Чучаева. М., 2009. С. 438.

Однако до принятия УК РФ 1996 г. хищение имущества, вверенного виновному, имело место и в других формах . Сегодня именно этим признаком присвоение и растрата отличаются от остальных форм хищения. Хотя при мошенничестве путем злоупотребления доверием имущество также доверительно передается (вверяется) виновному для осуществления каких-либо действий (хранения, пользования и др.).

См.: Пальчик М.В. Некоторые признаки предмета преступления, предусмотренного статьей 160 УК РФ // Российский следователь. 2008. N 13. С. 21.

Понятия “присвоение” и “растрата” раскрываются через родовое понятие “хищение”, под которым понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (примечание 1 к ст. 158 УК РФ) .

См.: Братенков С.И., Широков В.А. Присвоение или растрата: проблемы квалификации и причины ошибок, допускаемых при постановлении приговоров // Российская юстиция. 2008. N 4. С. 18.

Относительно понятия “вверенное имущество” ни в научной литературе, ни в судебной практике пока нет единства мнений.

В русском языке глагол “вверить”, от которого происходит прилагательное “вверенное”, означает “на основании доверия отдать в чье-либо распоряжение, поручить чьим-либо заботам, попечению” .

Словарь русского языка. М., 1985. Т. 1. С. 140.

Судебная практика предлагает считать имущество вверенным при обстоятельствах, когда:

  • такое имущество находится в правомерном владении субъекта преступления;
  • владение связано с осуществлением виновным в отношении имущества правомочий по управлению, распоряжению, доставке или хранению;
  • правомочия в отношении похищаемого имущества возникают у лица в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения со стороны собственника или владельца имущества.

Таким образом, понятие “вверенное имущество” раскрывается не исходя из особенностей или специфических признаков какого-либо имущества, хищение которого должно квалифицироваться по ст. 160 УК, а, по существу, характеризует положение субъекта данного посягательства по отношению к этому имуществу . “Чтобы признать имущество вверенным, – справедливо замечает Б.В. Волженкин, – мало установить, что субъект является его фактическим обладателем, “держателем”. Необходимо, чтобы он на определенном правовом основании владел этим имуществом, осуществлял в отношении его соответствующие правомочия” .

См.: Винокуров В.Н. Квалификация хищения вверенного имущества. Красноярск, 2006. С. 6.
Волженкин Б.В. Квалификация хищений государственного или общественного имущества путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением. Л., 1987. С. 6.

Итак, понятие “хищение вверенного имущества” означает следующее: во-первых, похищается имущество, в отношении которого лицо наделено определенными правомочиями ; во-вторых, именно это лицо совершает хищение такого имущества; в-третьих, виновное лицо использует свои правомочия в отношении имущества для его присвоения или растраты, т.е. злоупотребляет оказанным ему доверием со стороны собственника (владельца) имущества.

См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ). М., 2006. С. 147.

Э.Р. Хакимова отмечает, что “лицом, которому имущество вверено, признается материально ответственное лицо, с которым заключен договор о полной материальной ответственности” .

Хакимова Э.Р. Некоторые спорные положения о присвоении и растрате в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года N 51 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате” // Российский судья. 2008. N 5. С. 15.

Наличие правомочий предполагает, что его обладатель может с определенной степенью свободы и собственного усмотрения распоряжаться или управлять вещами в интересах того, кто передал ему такого рода полномочия .

См.: Векленко В.В. Квалификация хищений. Омск, 2002. С. 99.

С целью уяснения содержания указанных правомочий следует обратиться к положениям гражданского права. Владение – это хозяйственное господство над вещью. Во владении выражается статика отношений собственности. Пользование означает извлечение из вещи полезных свойств путем ее производственного или личного потребления. Распоряжение означает совершение в отношении имущества активных действий, определяющих ее судьбу. В пользовании и распоряжении выражается динамическая функция отношений собственности. Хранение заключается в том, что лицо получает имущество и обязано вернуть его владельцу через определенное время (хранение имущества на вокзалах в камерах хранения, принятие вещей в гардероб на хранение). Хранение может быть связано с перевозкой имущества. Правомочия лица в той или иной степени характеризуют права и обязанности лица. В некоторых случаях имущество может передаваться в так называемое пассивное владение – без наделения лица полномочиями. Сюда относится передача под охрану, для присмотра, транспортировки, примерки. Поэтому в случае завладения таким имуществом лицом, которое осуществляет охрану, присмотр, транспортировку, его действия следует квалифицировать как кражу.

См.: Винокуров В.Н. Указ. соч. С. 8.

Не является субъектом присвоения и растраты лицо, которое на вокзале попросило присмотреть за имуществом, поскольку это не означает передачи права на владение имуществом. Не означает юридического права владения нахождение имущества у носильщика на вокзале .

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М., 2007. С. 413.

В то же время если лица наделяются правомочиями по приему и выдаче имущества, переданного под охрану и транспортировку, приему оплаты за выдаваемое имущество, то такое имущество следует считать вверенным.

При этом вовсе не обязательно, чтобы у субъекта был весь набор этих правомочий, достаточно любого из них. Такие правомочия возникают в силу должностных обязанностей, договорных отношений или даже в силу разового специального поручения. Передача имущества в правомерное владение представителю предприятия, учреждения, организации с наделением указанными правомочиями означает, что данный субъект стал материально ответственным лицом, причем им может быть и должностное, и не должностное лицо (кладовщик, экспедитор, продавец, кассир и др.).

Однако следует отметить, что материально ответственным лицо становится не с момента фактической передачи ему имущества в правомерное владение, а с момента заключения с ним письменного договора о полной материальной ответственности либо выдачи ему разовой доверенности или иного разового документа на получение товарно-материальных ценностей. А вверенным имущество становится именно с момента его фактической передачи виновному, даже если эта передача не была должным образом оформлена. Следовательно, прямой зависимости между понятиями “материально ответственное лицо” и “вверенное имущество” нет. Как правило, имущество вверяется материально ответственному лицу. Но возможны случаи, когда имущество может быть передано лицу, с которым договор о полной материальной ответственности вообще не заключен или заключен с нарушением закона. Например, в случае принятия на работу продавцом 16 – 17-летней девушки с заключением с ней договора о полной материальной ответственности, когда такой договор может быть заключен только с совершеннолетним лицом, и с фактической передачей ей товарно-материальных ценностей для работы. Присвоение или растрата вверенного ей товара или денежных средств, полученных от его реализации, следует квалифицировать по ст. 160 УК РФ, независимо от того, что она не является материально ответственным лицом .

См.: Белокуров О.В. Проблемы квалификации хищения вверенного имущества. Ульяновск, 2003. С. 30 – 31.

Г.Н. Борзенков полагает, что “преступник завладевает имуществом, которое ему вверено для хранения, реализации, ремонта, обработки, перевозки, временного пользования и т.д., а значит, находится в его правомерном владении, либо виновный в силу служебного положения наделен правом отдавать распоряжения по поводу использования данного имущества, которое таким образом находится в его ведении, когда похищаемое имущество вверено не непосредственно виновному, а иным лицам” .

Курс уголовного права. Особенная часть. Т. 3: Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М.: ИКД “Зерцало”, 2002. С. 442 – 443.

В юридической литературе встречается точка зрения, согласно которой “при любых обстоятельствах субъект рассматриваемых преступлений – это лицо, которому имущество вверено. Поэтому вряд ли можно считать соответствующим закону утверждение о том, что субъектом преступления. может быть также лицо, которому чужое имущество “непосредственно” не вверено” .

Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., 2000. С. 196 – 197.

Думается, буквальное толкование ст. 160 УК РФ позволяет сделать вывод о том, что законодатель однозначно определил предметом присвоения и растраты только такое имущество, которое вверено виновному. Однако при такой трактовке рассматриваемого понятия под действие ст. 160 УК РФ не подпадают действия лиц, которым имущество непосредственно не вверено, а находится в их ведении (руководители организаций, главные бухгалтеры и др.), т.е. вверено подчиненным им лицам (как правило, материально ответственным). И этимологически, и по содержанию понятия “находиться в ведении” и “быть вверенным” не одинаковы, их объемы не совпадают. В русском языке слово “ведать” означает “заведовать или править, управлять, распоряжаться по праву”, а “вверить” – “поручить, доверив” .

Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Л.И. Скворцова. М., 2003. С. 70.

Читать еще:  Торги по приватизации государственного и муниципального имущества

В российском законодательстве термин “ведение” встречается в гражданском праве в понятии “право хозяйственного ведения”, что в соответствии с гл. 19 ГК РФ означает способ осуществления хозяйственной деятельности государственными и муниципальными унитарными предприятиями с вверенным им имуществом, при котором предприятие владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в соответствии с условиями, предметом и целями деятельности, которые установлены собственником при передаче имущества предприятию. Право хозяйственного ведения на имущество собственника возникает у предприятия с момента фактической передачи этого имущества, если иное не установлено законом, правовым актом или решением самого собственника (п. 1 ст. 299 ГК).

Очевидно, что в гражданском законодательстве используется термин “ведение” применительно к имуществу, вверенному юридическим лицам для осуществления в отношении его правомочий по владению, пользованию и распоряжению, а в уголовном праве понятие “вверенное” употребляется применительно к имуществу, переданному физическому лицу для выполнения тех же правомочий. Это означает, что собственник передает (вверяет) имущество предприятию (юридическому лицу) для хозяйственного ведения (владения, пользования, распоряжения) этим имуществом со стороны руководителей и управленцев предприятия (физических лиц). Руководитель предприятия и иные лица, выполняющие управленческие функции, как физические лица ведают всем имуществом, которое собственник доверил предприятию как юридическому лицу.

При таком понимании сущности рассматриваемых терминов субъектами присвоения и растраты, на наш взгляд, было бы правильным признавать также лиц, которым имущество непосредственно не вверено, но находится в их ведении. Однако во избежание распространительного толкования и искажения этимологического значения термина “вверенное имущество” было бы целесообразней диспозицию ч. 1 ст. 160 УК после слов “вверенного виновному” дополнить словами: “или находящегося в его ведении” .

См.: Винокуров В.Н. Квалификация хищения вверенного имущества. Красноярск, 2006. С. 15; Севрюков А.П. Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты. М., 2004. С. 120 – 125.

Такое предложение видится особенно актуальным в свете позиции Верховного Суда РФ. Так, обобщив судебную практику, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил понятие “вверенное имущество” следующим образом: “. похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества” .

Пункт 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате” // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 2.

Уточнение указанного понятия позволит унифицировать следственно-судебную практику по данному вопросу.

ВВЕРЕННОЕ ИМУЩЕСТВО В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

И. КЛЕПИЦКИЙ
И. Клепицкий, старший преподаватель Московской государственной юридической академии.
Нормы о присвоении вверенного имущества – плод более развитого правового сознания в сравнении с нормами о похищении (кража, грабеж, разбой, мошенническое похищение). Они возникли на почве достаточно развитых экономических отношений и тесно связаны с гражданско – правовым регулированием этих отношений. Изменение содержания экономических отношений и их правого регулирования влечет изменение содержания нормы о присвоении при видимой неизменности ее законодательной формулировки, а иногда и требует изменения этой формулировки, что происходит в последние годы в праве Российской Федерации.
Федеральным законом от 1 июля 1994 года проведена реформа нормы о присвоении вверенного имущества. Основное содержание реформы: распространение уголовной ответственности на присвоение вверенного негосударственного и необщественного имущества; определение хищения путем злоупотребления служебным положением в качестве квалифицированного присвоения вверенного имущества.
Еще до вступления этого Закона в силу (18 июля 1994 года) уголовная ответственность за присвоение вверенного частного имущества была фактически установлена в судебной практике по норме о мошенничестве. Статья 147 УК при этом применялась в сущности по аналогии. Дело в том, что ст. 147 предусматривала ответственность не за хищение путем злоупотребления доверием, но за “завладение. имуществом. или приобретение права на имущество путем. злоупотребления доверием”, что не имеет места при присвоении вверенного, когда виновный на момент присвоения уже имеет имущество в правомерном владении и не приобретает права на имущество, но обращает находящееся в его владении имущество в свою пользу либо в пользу другого лица. Это обстоятельство ранее неоднократно отмечалось в судебной практике, рассматривавшей присвоение вверенного личного имущества не в качестве мошенничества, но в качестве гражданского правонарушения. Развитие имущественных отношений потребовало криминализации присвоения вверенного частного имущества прежде всего в связи со злоупотреблениями служащих хозяйственных обществ и товариществ, что и повлекло применение к этим случаям ст. 147 УК. Принятие Закона от 1 июля 1994 года устранило потребность в аналогии, и законность была восстановлена.
Предметом присвоения вверенного традиционно считается движимое материальное имущество. Поэтому незаконное перемещение “безналичных” денег со счета одного юридического лица на счет другого еще в недавнее время не рассматривалось в качестве хищения. Такие действия влекли ответственность в случае, когда они были приготовлением к хищению. Применялись в случае подобных (иногда очень опасных – вспомним “хлопковые” дела) действий и нормы о приписках, должностных злоупотреблениях и подлогах. Сегодня нормы о приписках не действуют, действие норм о должностных преступлениях в экономической сфере жестко ограничено по кругу субъектов. С другой стороны, традиционные для европейского права нормы о злоупотреблениях управляющих чужим имуществом не восстановлены в праве России. Такое положение повлекло расширение понимания предмета присвоения вверенного имущества на “безналичные” деньги. Теперь незаконное перемещение денег на счет, например, хозяйственного товарищества может квалифицироваться как оконченное присвоение вверенного имущества (деньги могут быть и вовсе никогда не “обналичены” – преступник может расходовать их непосредственно с банковского счета).
Широкое понимание “вверенного имущества” создает предпосылку для понимания “хищения путем злоупотребления служебным положением” в качестве частного случая присвоения вверенного имущества. Если раньше под вверенным имуществом понимались физические (точнее – “телесные” вещи, переданные с определенной целью физическому лицу, то сегодня понятие вверенного имущества охватывает и вещи, переданные в ведение виновного (например, при присвоении директором хозяйственного товарищества принадлежащих товариществу вещей путем злоупотребления служебным положением), а также “безналичные” деньги (необходимо отметить, что деньги эти “вещами” не являются, но представляют собой обязательственное право требования).
Вещами и “безналичными” деньгами на сегодняшний день в праве России ограничивается предмет присвоения вверенного имущества. Злоупотребления управляющих с недвижимостью, объектами исключительных прав, кредитом и обязательствами в качестве присвоения вверенного имущества не рассматриваются. Для криминализации этих злоупотреблений целесообразно восстановление традиционной в европейском праве нормы о злоупотреблении доверием (такие нормы существовали и в дореволюционном русском праве, однако исчезли из законодательства в советское время за ненадобностью ввиду распространения на экономические отношения норм о должностных преступлениях, которые и сейчас могут в весьма ограниченном виде применяться к подобным злоупотреблениям).
Значительную сложность в настоящее время представляет отграничение присвоения вверенного имущества от кражи. Как уже отмечалось, в качестве присвоения вверенного рассматривается присвоение имущества, находящегося в ведении управляющего (даже негосударственным предприятием). Определенные сложности возникают при квалификации присвоения имущества, переданного с какой-либо целью рядовым работникам предприятия. Дело в том, что норма о присвоении вверенного – результат достаточно позднего развития правосознания (в России они впервые формулируются в петровском законодательстве).
Еще до возникновения норм о присвоении вверенного уголовная ответственность за отдельные случаи присвоения была распространена по норме о воровстве – краже на прислугу, мастеровых и других рядовых работников, что и определило понимание в качестве кражи подобных деяний в общественном правосознании и употребление слова “кража” в языке.
В правовой доктрине было сформулировано Положение, согласно которому не во всех случаях имущество, переданное лицу в правомерное владение, является “вверенным имуществом”. Так, рабочий, которому передается инструмент или материал с целью употребить его для выполнения какой-либо работы, как правило, не может его присвоить, но может украсть, хотя он фактически управляет процессом использования этого материала, обязан надлежащим образом хранить, расходовать и использовать этот инструмент или материал и несет ответственность за причинение имущественного ущерба предприятию (ст. 118 КЗоТ). Для обоснования наличия в подобных случаях признака кражи “изъятие из владения” применяется доктрина “опосредованного владения”, в соответствии с которой хозяин владеет переданной работнику вещью посредством работника (доктрина эта вполне обоснованна: так, допустим, юридические лица не могут владеть своим имуществом иначе как посредством своих работников).
Однако не во всех случаях изъятия из владения имеет место кража, а не присвоение. Для отграничения кражи от присвоения вверенного имущества господствующая в отечественном уголовном праве доктрина ставит констатацию наличия признака “вверенное имущество” в зависимость от факта оформления полномочия по имуществу. Так, в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР N 3 от 16 декабря 1986 года “О некоторых вопросах применения судами РСФСР законодательства, направленного на борьбу с хищениями. в системе агропромышленного комплекса” предложено квалифицировать как присвоение или растрату вверенного имущества действия шофера, тракториста, возчика и других, совершивших хищение сельскохозяйственной продукции, вверенной для транспортировки (доставки) на основании накладной или другого документа с указанием количества (веса) продукции (см. также: Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. М., 1974, с. 172).
Необходимо отметить, что отграничение кражи от присвоения вверенного имущества по факту документального оформления отношений, в силу которых вверяется имущество, не основано на сути возникающих правовых отношений. Несоблюдение письменной формы сделки имеет преимущественно процессуальное значение (в процессе доказывания) и лишь в случаях, прямо предусмотренных в Законе или соглашением сторон, влечет недействительность сделки. Но и в последнем случае реальное волеизъявление сторон должно оказывать в силу принципа субъективного вменения решающее влияние на квалификацию преступления.
Целесообразной представляется квалификация хищения по норме о присвоении вверенного во всех случаях, когда лицо присваивает имущество, находящееся в его правомерном владении (от владения следует отличать те случаи, когда лицо получает имущество не во владение, но лишь имеет к нему доступ, например, под присмотром или на охраняемом объекте). Такое решение является предпочтительным как ввиду того, что иной подход имеет в своих истоках идеологию сословной организации общества, так и ввиду того, то установить четкий критерий отличия имущества вверенного от находящегося в правомерном владении невверенного представляется невозможным. Господствующий критерий – факт письменного оформления передачи имущества – становится особенно упречным в современных условиях, когда форма и содержание подобных отношений в большей степени определяются не предписанием власти, но взаимным волеизъявлением сторон.
Определенные сложности вызывает отграничение присвоения вверенного имущества от гражданского правонарушения. В советское время ввиду того, что основная масса имущественных отношений распределялась между социалистическими организациями и реализовывалась действиями служащих этих организаций, наличие признака “вверенное имущество” связывалось с фактом передачи имущества в связи с трудовыми отношениями. Поэтому, например, присвоение вещи, взятой гражданином напрокат или во временное пользование, при отсутствии признаков мошенничества предлагалось рассматривать в качестве гражданского правонарушения (в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР N 4 от 11 июля 1972 года “О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества” прямо говорилось не об обязанности по доставке или хранению, но о правомочии по доставке или хранению). Современное состояние имущественных отношений требует отказаться от ограниченного понимания “вверенного имущества” как имущества, вверенного в связи с трудовыми отношениями. Преступление может быть совершено и не состоящим ни с какой организацией в трудовых отношениях частным кладовщиком, комиссионером и т.п.
Предметом присвоения вверенного является и имущество, переданное лицу, предоставившему залог в обеспечение обязательства вернуть это имущество. Однако в этом случае необходимо установить наличие общих признаков хищения (безвозмездность, причинение имущественного ущерба и другие).
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

“УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР”
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
“КОДЕКС ЗАКОНОВ О ТРУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ”
(утв. ВС РСФСР 09.12.1971)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 01.07.1994 N 10-ФЗ
“О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР И
УГОЛОВНО – ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР”
Законность, N 12, 1995

ХИЩЕНИЕ ИМУЩЕСТВА, ВВЕРЕННОГО ВИНОВНОМУ

Присвоение имущества: понятие, состав и виды

Уголовное законодательство советского периода предусматривало ответственность за присвоение имущества, т.е. самовольное удержание с корыстной целью имущества, вверенного частному или должностному лицу для определённой цели, соответственно статьями 185 и 186 УК РСФСР 1922 г.; за удержание с корыстной целью чужого имущества, вверенного лицу для определённой цели, в том числе за присвоение находки, — ст. 168 УК РСФСР 1926 г.; за присвоение чужого имущества, вверенного виновному, — ст. 147 1 УК РСФСР 1960 г., а за присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного чужого имущества — ст. 148 4 УК РСФСР 1960 г.

Читать еще:  Как продать имущество несовершеннолетнего ребенка?

В соответствии с доктриной отечественного уголовного права и действующим российским законодательством присвоение имущества — это предусмотренное ст. 160 УК РФ противоправное умышленное активное или пассивное поведение виновного, которое выражает безвозмездное обращение вверенного ему чужого имущества в свою пользу и причиняет ущерб собственнику или иному владельцу имущества.

Общественная опасность преступления заключается в нарушении права потерпевшего владеть, пользоваться, распоряжаться имуществом; подрыве гарантированного Конституцией России права частной, государственной, муниципальной, иной формы собственности. О количестве уличённых в присвоении/растрате имущества, вверенного виновным, и осуждённых за содеянное (по ст. 160 УК РФ) в период действия УК РФ см. в гистограмме 4*/**.

В общем количестве уличённых в совершении преступлений против собственности и осуждённых за эти преступления число виновных в присвоении/растрате имущества незначительно. О причинах и условиях изменения количества виновных в преступном поведении, предусмотренном ст. 160 УК РФ, см. в пояснении к гистограммам 1 (§ 1 гл. 2), 2 (§ 1 гл. 4)*/**.

Уличённые в присвоении/растрате имущества, вверенного виновному, и осуждённые за содеянное — преимущественно совершеннолетние лица как мужского, так и женского пола; постоянные жители местности, в которой совершены данные преступления; имеющие высшее или среднее общее/профессиональное образование; рабочие либо служащие коммерческих или иных организаций, реже — трудоспособные, но без определённого рода занятий*/**.

Наиболее часто суд назначал осуждённым в качестве наказания лишение свободы, притом условно; реже — штраф; ещё реже — обязательные 1 или исправительные работы. При этом гораздо чаще судом учитывались смягчающие, нежели отягчающие наказание обстоятельства. Судебное разбирательство осуществлялось, как правило, в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (см. гл. 40 УПК РФ). Нередко уголовные дела, уголовное преследование были прекращены в силу примирения виновных с потерпевшими.*/**

Статья 160 УК РФ состоит из четырёх частей. В ч. 1 закреплён основной состав преступления, в ч. 2 — квалифицированный, а в ч. 3 и 4 — особо квалифицированные составы преступления, которые охватывают умышленные общественно опасные деяния, относящиеся к категории преступлений небольшой (см. ч. 1), средней (см. ч. 2) тяжести или тяжких (см. ч. 3, 4) преступлений.

Основной объект преступного посягательства — чужая (частная, государственная, муниципальная, иная) собственность [1] [2] . Может пострадать факультативный объект — интересы службы (см. ч. 3 ст. 160 УК РФ).

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении № 6-Д04-12 по делу М. разъяснила, что для возбуждения уголовного дела о преступлении, предусмотренном ст. 160 УК РФ, не требуется получения заявления либо согласия руководителя организации, имущество которой присвоено или растрачено [3] . Однако с модификацией уголовно-процессуального законодательства изменена и следственно-судебная практика. В соответствии с ч. 3 ст. 20 УПК РФ (в ред. Федерального закона от 29.11.2012 № 207-ФЗ) по факту присвоения/ растраты имущества уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, если преступление совершено:

  • а) индивидуальным предпринимателем в силу осуществления им предпринимательской деятельности и (или) управления принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности;
  • б) членом органа управления коммерческой организации вследствие осуществления им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев,
  • —> если преступлением причинён вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо
  • —? если предметом преступного посягательства явилось государственное или муниципальное имущество (см. ч. 3 ст. 20 УПК РФ).

Предмет посягательства — чужое, т.е. не находящееся в собственности или законном владении виновного движимое либо недвижимое имущество.

Объективная сторона составов преступления выражается деянием в форме активного или пассивного поведения, которое заключено в хищении путём присвоения имущества, вверенного виновному. Активное поведение возможно при сокрытии вверенного виновному имущества путём подлога; пассивное — в случае неисполнения обязанности поместить вверенные ему денежные средства на банковский счёт собственника 1 .

Присвоение имущества состоит в безвозмездном, совершённом с корыстной целью, противоправном обращении лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника или иного владельца этого имущества [4] [5] .

Похищаемое имущество должно находиться в правомерном владении либо ведении указанного лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества. Наличие у лица названных полномочий позволяет отграничить присвоение (растрату) от кражи имущества [6] .

По законодательной конструкции составы преступления материальные. Присвоение имущества, вверенного виновному, окончено (составами) в момент, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным, это лицо осуществило поведение, направленное на обращение указанного имущества в свою пользу [4] .

На квалификацию содеянного могут повлиять такие способы поведения виновного: участие его в преступной группе (см. ч. 2,4 ст. 160 УК РФ), использование им своего служебного положения (см. ч. 3 ст. 160 УК РФ).

Субъект преступного посягательства — специальный, т.е. физическое вменяемое лицо, которое достигло к моменту его совершения 16-лет- него возраста и наделено дополнительным признаком — в силу обязанностей по службе, договорных отношений или специального поручения правомерно владеющее похищаемым имуществом, например, руководитель организации, продавец, кассир, кладовщик, экспедитор.

Субъект может быть наделён к тому же другим дополнительным признаком: является участником преступной группы — при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору (см. ч. 2 ст. 160 УК РФ) или организованной группой (см. ч. 4 ст. 160 УК РФ); выполняет служебно-профессиональные функции — при осуществлении преступления с помощью своего служебного положения (см. ч. 3 ст. 160 УК РФ).

Субъективная сторона составов преступления характеризуется виной в форме умысла. На квалификацию деяния как преступления влияет корыстная цель — стремление лица обратить вверенное ему имущество в свою пользу 1 .

Частичное возмещение ущерба потерпевшему само по себе не может свидетельствовать об отсутствии у виновного умысла на присвоение (или растрату) вверенного ему имущества [8] [9] .

Квалифицирующие признаки присвоения имущества закреплены в ч. 2 ст. 160 УК РФ: группа лиц, действующих по предварительному сговору (если в совершении преступления участвовали как минимум два соисполнителя [отвечающие признакам специального субъекта данного преступного посягательства], заранее договорившиеся об этом) [10] ; причинение значительного ущерба гражданину (который следует определять с учётом имущественного положения потерпевшего и который не может составлять менее 5 000 руб.) [11] .

Особо квалифицирующие признаки присвоения имущества закреплены в ч. 3 и 4 ст. 160 УК РФ: использование лицом своего служебного положения для совершения хищения вверенного ему имущества или присвоение имущества в крупном размере (см. ч. 3), организованной группой либо в особо крупном размере (см. ч. 4).

К лицам, использующим своё служебное положение, можно отнести должностных лиц, обладающих признаками, указанными в примечании 1 к ст. 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ 1 . Иные лица могут осуществлять правомочия в отношении вверенного им имущества, выполняя свои профессиональные (производственные) функции. Так, президиум Московского городского суда в постановлении от 19.04.2001 по делу Гнездилова указал на то, что водитель автобетоносмесителя осуществлял правомочия в отношении вверенного ему имущества (бетона), выполняя свои производственные функции по его перевозке и доставке на основании товарно-транспортной накладной, поэтому отсутствует квалифицирующий признак «совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения», его действия надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 160 УК РФ [12] [13] . Аналогично следует решить вопрос об ответственности экспедитора, выполняющего производственные функции по доставке продукции [14] .

Более того, согласно абз. 2 п. 29 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 48, признак «совершение лицом преступления с использованием своего служебного положения» отсутствует и присво- ение/растрату принадлежащего физическому лицу имущества, которое было вверено им другому физическому лицу на основании трудового договора или гражданско-правового договора аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения и т.д. необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 160 УК РФ [если в содеянном не содержится иных квалифицирующих признаков присвоения/растраты].

Если же лицо имеет допуск к имуществу в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей и при этом тайно похищает данное имущество, то содеянное нужно квалифицировать по соответствующим пункту и части ст. 158 УК РФ [15] .

Крупный размер соответствует стоимости имущества, превышающей 250 тыс. руб., а особо крупный размер — стоимости имущества, превышающей 1 млн руб. (см. примечание 4 к ст. 158 УК РФ).

Присвоение имущества признаётся совершённым организованной группой, если оно осуществлено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений [16] .

Пленум Верховного Суда РСФСР в п. 7 (до 06.02.2007 — признания пункта утратившим силу) постановления от 29.12.1980 № 6 «О практике применения судами Российской Федерации законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте» закрепил положение о необходимости квалификации содеянного а) как хищения имущества, если работник транспорта, уполномоченный на получение с граждан денег за проезд, провоз багажа и другие транспортные услуги, присвоил полученные деньги; б) как причинение имущественного ущерба путём обмана, если данный работник, присвоивший полученные деньги, не обладал указанными полномочиями. В настоящее время такое деяние в любом случае надлежит квалифицировать по ст. 165 УК РФ, поскольку работник транспорта причинил собственнику транспортных средств или иному лицу, оказывающему транспортные услуги, ущерб в виде упущенной выгоды, а не реальный ущерб.

Таким образом, присвоением имущества следует признать противоправное умышленное активное или пассивное поведение виновного, которое выражает безвозмездное обращение вверенного ему чужого имущества в свою пользу и причиняет ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Среди виновных в совершении преступлений против собственности количество уличённых в присвоении имущества и осуждённых за содеянное незначительно. Наиболее часто суд назначал осуждённым по ст. 160 УК РФ наказания в виде лишения свободы, притом условно.

Правоприменителю при квалификации деяния как присвоения имущества нужно учитывать следующие объективные обстоятельства:

  • а) наличие факультативного объекта преступного посягательства — интересов службы (наряду с основным объектом — чужой собственностью);
  • б) возможность применения частно-публичного порядка привлечения виновного к уголовной ответственности за содеянное в связи с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности;
  • в) принадлежность к предмету посягательства как движимого, так и недвижимого имущества, которое находится в правомерном владении либо ведении виновного;
  • г) осуществление деяния в форме не только активного, но и пассивного поведения виновного, которое выражено в хищении путём присвоения имущества, вверенного виновному; характеризуется причинением реального имущественного ущерба потерпевшему, в том числе значительного, в крупном или особо крупном размере;
  • д) зависимость окончания (составом) преступления от преобразования законного владения вверенным лицу имуществом в противоправное путём обращения указанного имущества в пользу этого лица;
  • е) влияние на квалификацию содеянного таких способов поведения виновного, как участие его в преступной группе или использование им своего служебного положения.

Также необходимо учитывать субъективные обстоятельства:

  • а) субъект преступного посягательства — специальный, т.е. физическое вменяемое лицо, которое достигло к моменту его совершения 16-летнего возраста и в силу обязанностей по службе, договорных отношений или специального поручения правомерно владело похищаемым имуществом; однако в некоторых случаях может быть наделён другим дополнительным признаком — является участником преступной группы или выполняет служебно-профессиональные функции;
  • б) виновный осуществил посягательство умышленно, притом с корыстной целью.

Квалифицирующие признаки присвоения имущества закреплены в ч. 2 ст. 160 УК РФ; особо квалифицирующие признаки — в ч. 3 и 4 ст. 160 УК РФ.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector