Вывод имущества перед банкротством
Shedevr-24.ru

Юридический портал

Вывод имущества перед банкротством

Преднамеренное банкротство: идеи несанкционированного обогащения

Последняя редакция 20 января 2020

Время на прочтение 7 минут

Банкротство является весьма выгодной процедурой, если накопилось много долгов и их нечем возвращать. Оно позволяет полностью избавиться от долгового бремени, освободив себя от каких-либо финансовых обязательств. С другой стороны, процедура предоставляет и ряд возможностей для недобросовестных лиц: «зачем платить кредиты, если их можно потом списать?» Иными словами, речь идет о преднамеренном банкротстве – осуществлении преступных действий, направленных на наращивание задолженности с целью ее дальнейшего списания.

Насколько это реально? В Уголовном кодексе такие действия регламентируются ст. 196, которая устанавливает, что следует считать преднамеренностью, и какие последствия могут повлечь подобные действия. Давайте рассмотрим эту тему подробнее.

Что такое преднамеренное банкротство гражданина?

Давайте представим типичную ситуацию: Петров Петр работает менеджером в офисе средней компании. У него есть жена, находящаяся в декрете, в семье растут двое прекрасных детей. В какой-то момент супруги решили сделать ремонт в квартире и взяли кредит. Год они своевременно выплачивали все платежи, но затем наступил кризис – компания объявила о своем банкротстве, начались перебои с финансами, выплачивать кредит нечем.

С надеждами на улучшение материального положения Петров берет еще один кредит, чтобы рассчитываться по первому кредиту и содержать семью. Однако в отношении компании идет судебное производство, зарплаты по-прежнему не платят, Петров от безысходности берет еще кредит, и еще. И одновременно подыскивает другую работу, которую, к слову, найти не так уж и просто. Через какое-то время становится понятно, что выхода больше нет, кроме признания собственной несостоятельности.

Это типичный пример добросовестного банкрота, который, обратившись в Арбитражный суд, сумеет доказать свою порядочность и спишет все задолженности по кредитам.

Теперь представим другую ситуацию: Иванов Иван работает в свободном режиме, толком надежного источника доходов у него нет. Тем не менее, он обращается к услугам кредитных брокеров для подделки справки о доходах, и получает хороший кредит, потом – еще один, и еще. Деньги тратятся на приобретение вещей, на поездки и так далее. Платежи по кредитам не выплачиваются, спустя 1-2 месяца банки начинают требовать обратно свои средства, но не получают их от заемщика. Подождав еще несколько месяцев, Иванов обращается в Арбитражный суд за признанием банкротства с целью избавления от кредитов.

Рассмотрение всех обстоятельств кредитования этого заемщика покажет, что намерения Иванова изначально были недобросовестными, что речь идет о преднамеренном банкротстве. Это повлечет соответствующие последствия.

Представленные примеры показывают, чем конкретно отличаются добросовестное и преднамеренное банкротство.

И все же, хотелось бы более подробно поговорить о признаках преднамеренного банкротства. Таковым считаются следующие факторы:

  • организация процесса отчуждения имущества перед банкротством. Иными словами, человек за пару месяцев до банкротства оформил договоры купли-продажи, дарственные или иные сделки, которыми передает свое имущество в собственность третьим лицам. Кстати, именно по этой причине крайне не рекомендуется перед банкротством пытаться «спасти имущество», то есть дарить квартиры и автомобили своим близким и дальним родственникам или друзьям. Такие действия могут быть расценены как мошенничество. Более того, финансовый управляющий, скорее всего, оспорит сделку и вернет имущество в конкурсную массу;
  • продажа имущества по низким ценам. Например, перед банкротством человек продал автомобиль 2017 года выпуска марки BMW по цене 20-летнего ВАЗа. Разумеется, такая сделка сразу же вызовет обоснованные сомнения в ее разумности и целесообразности. И скорее всего она будет немедленно оспорена;
  • подделка документов. Типичный пример – обращение к услугам кредитных брокеров на момент взятия кредитов. Человек официально числится разнорабочим, заработная плата по документам компании у него составляет 20 000 рублей, но при этом в банк предоставляются справки о доходах в 80 000 рублей в месяц. Несомненно, банк выдаст кредит, но в случае банкротства эти справки будут проверяться финансовым управляющим, и обман быстро раскроется. Это повлечет негативные последствия;
  • вывод средств. Это ситуации, когда должник выводит на какие-то заграничные или чужие счета средства перед банкротством. Например, деньги в крупных суммах перечисляются на счет бывшей супруги, проживающей за границей, несмотря на огромные долги по кредитам. На юридическом языке такие действия получили название «вывод активов». Финансовый управляющий обязательно проверяет такие факты при реализации имущества, и в случае выявления доказательств предоставляет их на рассмотрение суда;
  • банкротство носит иррациональный характер. Имеются в виду ситуации, когда в принципе несостоятельности можно избежать, но она все равно заявляется в суде. Например, человек набрал кредитов на 2 миллиона рублей, потом уволился с хорошей работы по собственному решению, и спустя несколько месяцев заявил о своем банкротстве. Естественно, что тут возникает вопрос: почему он уволился сам, почему он не нашел другой источник дохода? То есть принципиально человек сам провоцирует ухудшение материального положения;
  • уничтожение или порча ценных документов. Например, человек уничтожает свои свидетельства о праве собственности, другие документы, имеющие отношение к делу. Такие действия носят неразумный характер, они затрудняют проверку финансового и материального положения должника, и, соответственно, вызывают здоровые подозрения;
  • уклонение от своих обязательств. Имеются в виду случаи уклонения от уплаты налогов и или сборов с физического лица, от алиментных плат и других начислений. Но следует знать, что при банкротстве списываются налоги, но не списываются алименты и ряд других начислений. В любом случае, если человек, имеющий возможность платить, злостно уклоняется от своих финансовых обязательств, это непременно вызовет вопросы в суде.

Закон о банкротстве предусматривает, что банкротство в принципе является механизмом для списания непосильных долгов, но при этом тщательно проверяются признаки фиктивности и преднамеренности, чтобы исключить случаи злоупотребления.

Фиктивное банкротство и преднамеренность: разница

Основные особенности преднамеренного банкротства мы рассмотрели выше, теперь давайте разберемся с фиктивным банкротством. Если преднамеренность – это умышленное доведение финансового положения до кризиса, то фиктивность – это иллюзия банкротства, обман.

Фиктивное банкротство регламентируется ст. 197 УК РФ, которая предусматривает действия, направленные на уход от финансовой ответственности. Иными словами, банкротство в данном случае ненастоящее, в реальности человек (или юридическое лицо) может себе позволить рассчитываться с кредиторами, но всячески пытается воссоздать плачевную картину кризиса.

Для чего инициировать фиктивную несостоятельность? Это могут быть следующие мотивы:

  • уменьшение суммы долга;
  • списание всего долга;
  • отсрочка выплаты долга.

Заметим, что чаще всего к фикции прибегают компании, у которых есть веские мотивы скрывать доходы. То есть, как правило, в таких преступлениях замешана группа руководящих лиц – на юридическом языке они именуются как «контролирующие должника лица»/КДЛ.

Интересно, что диапазон возможного возмездия за такие действия варьируется от штрафных санкций в 100 000 рублей, до реального срока лишения свободы. Еще несколько лет назад к наказаниям многие руководители относились со скептицизмом, однако с недавних пор положение дел изменилось – наказания стали более жесткими. Судебная практика свидетельствует, что чаще такие преступления квалифицируются правоохранительными органами как мошенничество.

Наиболее явные признаки предполагаемого фиктивного банкротства:

  • оформление сделок, которые являются невыгодными для компании-должника;
  • изменения в составе учредителей;
  • оформление новых афиллированных компаний с подконтрольными органами правления в них.

Еще инициаторы фиктивного и преднамеренного банкротства часто прибегают к попыткам захватить контроль над процедурой банкротства. Легче всего это сделать через «своего» финансового управляющего. Главное условие – необходимо успеть самостоятельно инициировать процедуру, тогда будет возможность предложить свою кандидатуру. Еще один альтернативный способ – создание искусственных долгов. То есть в реестре кредиторов внезапно появляется, например, физическое лицо-предприниматель с долговой распиской на 5 миллионов рублей.

Как доказать неправомерность действий при банкротстве?

Это основная проблема кредиторов – бороться с фиктивностью или неправомерностью на практике весьма тяжело. Как правило, привлекаются хорошие юристы и адвокаты, тщательно готовится материально-доказательная база, анализируются все проведенные сделки за последние годы, материальное положение должника и контролирующих его лиц. И только, если удастся удачно провести подготовительную работу, подается заявление о фиктивном банкротстве.

Как доказывается фиктивность или преднамеренность? Давайте рассмотрим на примере банкротства компаний.

  1. Анализ документов. Тщательному анализу подвергаются все заключенные сделки должника за последние 3 года (в некоторых случаях срок может составлять больше). То есть изучается, насколько заключенные договоры и контракты были выгодными для компании, какой был уровень закредитованности, например, 5 лет назад и перед банкротством.
  2. Порядок в документах. Имеет значение, насколько упорядоченно содержалась и велась бухгалтерия. Если часть документов отсутствует или содержит ложные данные, это является поводом для подозрений.
  3. Протоколы собраний и решений. Изучается, какие решения принимались руководством перед банкротством, как обстояли дела с увольнением персонала и так далее. Например, если руководитель отдал приказ о наборе штата, хотя компания уже имела крупные долги, и не могла себе позволить «роскошь» в виде расширения штата, изучаются дополнительные факторы – насколько расширение штата могло улучшить положение дел компании?
  4. Вывод средств. Отдельно изучается, куда тратились деньги. В частности, проверяется приток средств в афиллированные компании и фирмы, в дочерние предприятия, на заграничные счета.
  5. Использование доходов (целевое/нецелевое). Наиболее типичный пример – берется рабочий контракт на предоставление услуг и оценивается адекватность оплаты. Например, если компания нанимала рабочих для проведения косметического ремонта 2-х помещений в офисе, и по контракту заплатила 100 000 миллионов рублей, это вызывает подозрения, в результате чего инициируются дополнительные проверки.

Последствия: уголовная или административная ответственность?

Примерно так же проверяются признаки фиктивности и преднамеренности в случае с банкротством физ. лиц: сделки, материальное положение, наличие скрытых активов и так далее. Если кредиторам удается доказать умышленное банкротство физического лица, то наступают определенные последствия:

  • штрафные санкции;
  • заведение уголовного дела в правоохранительных органах;
  • отказ в списании долгов и прекращение дела о банкротстве.

Заметим, что такие же последствия будут в случае преднамеренного банкротства ИП, но тут есть отдельный пункт – если у ИП были наемные сотрудники, и он с ними не рассчитался, надеясь списать причитающиеся им выплаты в банкротстве, они не спишутся, то есть рассчитываться придется в любом случае.

Что касается компаний, то в случае, если будет доказано, что банкротство носило фиктивный или преднамеренный характер, последствия предусматривают возбуждение уголовного процесса, отсутствие списания долгов и возникновение субсидиарной ответственности.

То есть выявляются виновные в таком банкротстве лица – например, директор, бухгалтер и учредитель, которые принимали соответствующие негативные решения и довели компанию до банкротства. Далее долг компании переходит на них лично. Интересно, что субсидиарная ответственность не подлежит списанию, она так и остается висеть на должнике.

Дело о банкротстве рассматривается судом, и все обстоятельства тщательно проверяются. Об этом следует помнить – все слова и действия должника будут подвержены самому пристальному анализу. Причем в проверке заинтересован не только финансовый управляющий, но и кредиторы. Таким образом, если вы надумали банкротиться – позаботьтесь заранее о качественной юридической поддержке, которая минимизирует существующие риски и поможет справиться с любыми неожиданными ситуациями в суде!

Читать еще:  Как переписать имущество на другого человека?

Мы решим вашу проблему с долгами.
Бесплатная консультация юриста.

Есть Telegram? Узнайте свою задолженность у судебных приставов через бота — @dolginetbot

Как инспекторы пресекают вывод имущества при банкротстве

Как инспекторы пресекают вывод имущества при банкротстве

Налоговики вправе оспорить даже сделку трехлетней давности

План действий инспекций по борьбе с выводом имущества

Контролеры вправе взыскать долг и после окончания банкротства

Если компания не способна расплатиться по своим обязательствам, кредиторы могут подать заявление на ее банкротство (см. врезку ниже). В том числе это вправе сделать и налоговая инспекция. В преддверии банкротства многие собственники пытаются вывести активы из неплатежеспособного общества. Чем меньше будет конкурсная масса, тем больше долгов спишут без погашения (Федеральный закон от 26.10.02 № 127‑ФЗ «О несостоятельности (банкротсве)», далее — Закон № 127-ФЗ). Это выгодно собственнику бизнеса.

Однако налоговики заинтересованы в том, чтобы пресечь вывод активов. Тогда они смогут получить больше денежных средств в погашение налоговой недоимки.

Когда в отношении компании можно начать процедуру банкротства

Признак 1. Арбитражный суд вправе возбудить производство по делу о банкротстве при условии, что требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее 300 тыс. рублей (п. 2 ст. 6 Закона № 127-ФЗ).

Признак 2. Просрочка с оплатой обязательств превышает три месяца (п. 2 ст. 3 Закона № 127-ФЗ).

Налоговики намерены лучше защищать активы банкротов от вывода

В распоряжении редакции «ПНП» оказался документ УФНС России по г. Москве, посвященный незаконному выводу имущества при банкротстве. В нем налоговое руководство направляет нижестоящим инспекциям копию определения ВС РФ от 12.09.16 № 306-ЭС16-4837.

В этом деле компания продала объект незавершенного строительства за 6,5 млн рублей. Через несколько недель в отношении нее возбудили дело о банкротстве. Переход права собственности на незавершенное строительство зарегистрировали уже после начала процедуры наблюдения. Управляющий изучил сделку и признал ее правомерной. Ведь деньги в полном объеме поступили на счет компании-должника.

Однако меньше чем через четыре месяца новый собственник незавершенки продал объект за 111 млн рублей, то есть дороже в 17 раз. Кредиторы посчитали, что компания-должник незаконно вывела активы. И обвинили временного управляющего в бездействии. Он обязан был принять меры по возврату имущества в конкурсную массу.

Первая судебная инстанция отклонила претензии. А вот все остальные инстанции, включая Верховный суд, признали их правомерными. По их мнению, управляющий обязан был проанализировать договор и провести независимую оценку объекта. И в случае существенного занижения цены оспорить подозрительную сделку в порядке статьи 61.2 Закона № 127‑ФЗ. Но управляющий аналитическую работу не провел. В итоге суд отстранил его от исполнения обязанностей управляющего.

Какие подозрительные сделки вправе оспорить управляющий

Сделка совершена с лицом, которое не является кредитором компании. Основной критерий подозрительности — существенное занижение рыночной цены сделки. Закон № 127‑ФЗ не раскрывает понятие «существенность», оно остается на усмотрение управляющего и суда. Управляющий вправе оспорить подозрительные сделки, если они проведены в течение одного года до или после принятия заявления о банкротстве (п. 1 ст. 61.2 Закона № 127‑ФЗ). Так, если заявление о банкротстве было подано 10 января 2017 года, то оспорить могут сделки, совершенные после 10 января 2016 года.

Период оспаривания может быть расширен до трех лет (п. 2 ст. 61.2 Закона № 127‑ФЗ). В нашем примере это период после 10 января 2014 года. Такое расширение возможно, если налоговики докажут наличие трех обстоятельств (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.10 № 63):

· целью сделки было причинение вреда имущественным правам кредиторов;

· кредиторам был причинен имущественный вред;

· контрагент знал или должен был знать об этой цели должника.

Если хотя бы одно из этих обстоятельств не будет доказано, суд откажет в признании сделки недействительной. О том, что целью сделки было причинение вреда кредиторам, свидетельствует тот факт, что в результате сделки должник передал более 20 процентов своих активов. Об этом также говорит то, что должник уничтожил (исказил) первичные документы или продолжал распоряжаться переданным активом.

Кредиторы вправе оспаривать сделки, если ее цена существенно отличается от рыночной. Таблица на стр. 70 содержит примеры разниц в ценах, которую арбитры считают существенной.

Сделка совершена с кредитором компании. Здесь основная причина оспаривания — этому кредитору компания оказала предпочтение при оплате долгов. Рыночность цены не имеет значения. Если кредитор докажет, что не знал о признаках неплатежеспособности должника, то управляющий вправе оспорить сделку, совершенную в пределах месяца до подачи заявления или после его подачи (п. 1 ст. 61.2 Закона № 127‑ФЗ).

Однако по умолчанию считается, что кредитор был в курсе финансовых проблем должника. Если он не докажет обратного, то управляющий вправе оспорить сделку с ним, совершенную в пределах шести месяцев до подачи заявления или после нее (п. 2 ст. 61.2 Закона № 127‑ФЗ). Более ранние сделки оспорить не получится (определение ВС РФ от 08.10.14 № 301-ЭС14-1302).

План действий налоговиков

Описанный случай УФНС привело в качестве примера того, как много средств не поступает в конкурсную массу, из-за чего бюджет недополучает деньги. В итоге налоговое руководство обязало инспекции заранее выявлять подобные случаи на стадиях:

· появления признаков неплатежеспособности;

· инициирования процедуры банкротства налоговиками;

· наблюдения, если банкротство инициировал сам должник или другой кредитор.

Перед первым собранием кредиторов инспекторы обязаны тщательно проанализировать отчетность арбитражного управляющего. Если инспекторы обнаружат основания для оспаривания сделок, то они обязаны незамедлительно обратиться к управляющему и предложить оспорить сделку (п. 1 ст. 61.9 Закона № 127‑ФЗ). По сделкам, признанным недействительными, все имущество возвращается в конкурсную массу (п. 1 ст. 61.6 Закона № 127‑ФЗ).

Если налоговые долги превышают 10 процентов от общей кредиторки должника, то УФНС рекомендует налоговикам подавать заявление об оспаривании в суд самостоятельно (п. 2 ст. 61.9 Закона № 127‑ФЗ). Если налоговая недоимка меньше 10-процентного порога, УФНС советует объединиться с другими кредиторами. Вместе они также смогут подать заявление об оспаривании (определение ВС РФ от 10.05.16 № 304-ЭС15-17156).

Срок исковой давности для оспаривания сделки — один год (п. 2 ст. 181 ГК РФ, п. 32 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.10 № 63). Он исчисляется с момента, когда управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания.

Если конкурсный управляющий будет бездействовать, налоговые инспекторы обязаны в кратчайшие сроки направить в суд жалобу о его отстранении (п. 31 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.10 № 63). А затем рассмотреть вопрос о взыскании с него убытков. То есть настроены проверяющие очень решительно.

Налоговики контролируют оспаривание сделок до возврата имущества в конкурсную массу

Подать заявление об оспаривании сделки в суде — это только полдела. Основная цель налоговиков — вернуть активы должнику. На практике управляющие иногда пытаются оспорить сделку, другая ее сторона подает встречный иск, а затем они заключают мировое соглашение. В нем сумма, которую получает компания-должник, все равно меньше рыночной цены переданного актива.

В одном таком случае на практике налоговики оспаривали факт заключения мирового соглашения. Инспекторы настаивали, что такое соглашение нарушает права кредиторов на наиболее полное погашение требований, включенных в реестр. А управляющий не доказал, что спорные активы нельзя вернуть в конкурсную массу и продать по рыночной цене. К тому же Закон № 127‑ФЗ не предусматривает возможность заключения мирового соглашения по обособленному спору.

Верховный суд нашел аргументы налоговиков веским основанием для пересмотра дела (определение от 24.04.15 № 303-ЭС14-8747). А при повторном рассмотрении кассация постановила вернуть активы в конкурсную массу, не утвердив мировое соглашение (постановление АС Дальневосточного округа от 17.08.15 № Ф03-2883/2015, оставлено в силе определением ВС РФ от 09.11.15 № 303-ЭС14-8747).

Инспекторы иногда завышают свои требования, включенные в реестр

В одном из дел проверяющие оспаривали сделку компании, которая подарила несколько квартир перед банкротством. Однако одариваемые в свою очередь оспорили право налоговиков вообще требовать что-либо. Они заявили, что налоговая недоимка в реестре сильно завышена. Якобы, когда суд рассматривал вопрос о включении их в реестр, инспекторы представили требования об уплате налога, удвоенные или утроенные. Суд, не разобравшись в сути претензий, просто суммировал все требования. Но Верховный суд РФ счел, что такие обвинения требуют повторного рассмотрения дела (определение от 29.09.14 № 302-ЭС14-3).

Таким образом, если налоговики оспаривают подозрительную сделку по своей инициативе, в первую очередь проверьте, вправе ли они подавать такие иски. Для этого их доля (или общая доля нескольких объединившихся кредиторов) в реестре требований должна превышать 10 процентов. При этом не учитывается размер требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц. Возможно, отказ от включения в реестр небольшого требования, которое само по себе не существенно, лишит налоговых инспекторов права на самостоятельное оспаривание сделки.

Пример:

Реестр кредиторов включает в себя требований на 100 млн рублей. Налоговики намерены оспорить сделку с одним из кредиторов, чья доля в реестре — 18 млн рублей. Инспекторы вправе это сделать, только если их доля превышает 8,2 млн рублей ((100 млн руб. – 18 млн руб.) × 10%)).

Предположим, что требования налоговиков в реестре равны 8 200 200 рублей и состоят из нескольких налоговых долгов. Один из них — штраф за непредставление документов на сумму 600 рублей. Признание его недействительным и исключение 600 рублей из реестра требований лишит инспекторов права самостоятельно оспаривать любые подозрительные сделки. Ведь тогда их доля в реестре составит лишь 8 199 600 рублей, что меньше 10-процентного лимита.

Торги не всегда спасают компанию от оспаривания сделки

В пункте 1 статьи 61.4 Закона № 127‑ФЗ прямо прописано, что сделки на организованных торгах не могут быть оспорены на основании статей 61.2 и 61.3 Закона № 127‑ФЗ. Главное, чтобы заявка компании-должника была адресована неограниченному кругу лиц.

Чтобы обойти этот запрет, проверяющие иногда оспаривают сами торги. Так, АС Волго-Вятского округа рассматривал дело, в котором инспекторы заявляли, что заявка на торги не была адресована неопределенному кругу лиц. Значит, торги не являются организованными, поэтому запрет на оспаривание сделки не действует.

И суд согласился с налоговиками, что запрет не применяется, но уже по другому основанию. Организованными признаются торги, проводимые на регулярной основе по установленным правилам, предусматривающим порядок допуска лиц к участию в торгах (п. 7 ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 21.11.11 № 325‑ФЗ «Об организованных торгах»). А компания-должник продала имущество в ходе разовых, а не регулярных торгов. Поэтому сделки могут быть оспорены (постановление АС Волго-Вятского округа от 05.09.16 № Ф01-3007/2016). В этом деле налоговики проиграли лишь потому, что не доказали занижение цены актива или предпочтение одного из кредиторов.

Инспекторы не вправе самостоятельно списывать деньги со счета компании на стадии банкротства

Стремясь пополнить бюджет, инспекторы выписывают инкассовые поручения на средства компании, находящейся в стадии банкротства. Однако этим они нарушают очередность платежей, поэтому иногда им приходится возвращать уже списанные деньги. Так произошло в деле, рассмотренном АС Волго-Вятского округа. Поскольку из-за принудительного списания денег в пользу бюджета у компании не хватило средств на погашение долгов кредиторам с приоритетными очередями.

Читать еще:  Акции это движимое или недвижимое имущество

Суд встал на сторону компании. Налоговикам пришлось вернуть больше 2 млн рублей (постановление от 30.03.15 № Ф01-459/2015).

Налоговики могут взыскать имущество даже после окончания процедуры банкротства

По общему правилу с юридического лица, которое уже исключено из ЕГРЮЛ, ничего не взыщешь. В случае с банкротством это не так. Кредиторы, чьи требования не были удовлетворены, вправе взыскивать средства с третьих лиц, которые незаконно получили имущество обанкротившейся компании (п. 11 ст. 142 Закона № 127‑ФЗ). И налоговики этим пользуются. Если они смогут доказать незаконность передачи активов, то суд поддержит их требования. Например, если директор неплатежеспособной компании намеренно действовал в ущерб юрлицу (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 22.12.15 № Ф02-6579/2015).

Есть неясность, в течение какого срока после завершения банкротства кредитор вправе оспорить сделку. В общем случае срок исковой давности по оспоримым сделкам — один год (п. 2 ст. 181 ГК РФ). Однако в упомянутом деле АС Восточно-Сибирского округа применил срок исковой давности как для последствий недействительной сделки — три года (п. 1 ст. 181 ГК РФ).

Какие способы используют компании, чтобы вывести активы

Зачет фиктивной кредиторки. Некоторые компании используют зачет требований для вывода активов перед банкротством. Порядок действия прост. Сначала они создают кредиторскую задолженность на бумаге. Затем в ее погашение передают имущество по рыночной цене. Поскольку сделка возмездна и стоимость активов не занижена, то оспорить ее гораздо труднее.

Суды в каждом случае решают индивидуально. Так, АС Дальневосточного округа признал зачет правомерным, несмотря на то что о долге не было известно ни прежнему руководству, ни налоговикам, которые проводили выездную проверку в этот период. Суд убедил тот факт, что контрагент по сделке был давним, с ним часто проводили зачеты, по другим сделкам претензий не было (постановление от 21.11.16 № Ф03-5242/2016).

Выплата дивидендов. АС Московского округа рассматривал дело, в котором компания в преддверии банкротства выплатила дивиденды своему кипрскому акционеру в сумме 75 млн рублей. Кроме этого, она уступила право требования на 170 млн рублей другой кипрской компании из своего же холдинга. После этих сделок активы российского общества сократились в 12 раз. Проделано это было сразу после вынесения решения налоговиками о доначислении налога на прибыль. Эти факты убедили суд, что выплата дивидендов и уступка были направлены на вывод активов перед банкротством. Кроме того, именно в результате заключения договоров уступки должник стал отвечать признакам несостоятельности (банкротства). Суд признал сделки недействительными (постановление от 03.11.16 № Ф05-4387/2015).

Неполучение денег по якобы возмездной сделке. Если по подозрительной сделке компания-должник так и не получит деньги, то конкурсный управляющий, скорее всего, ее оспорит. И суд может его поддержать. Так, АС Московского округа признал недействительной продажу товарных знаков на сумму 30 тыс. рублей из-за неполучения денег (постановление от 18.07.16 № Ф05-17723/2015). Хотя сделка была совершена в пределах трех лет до подачи заявления и ее сумма была небольшой, конкурсный управляющий дошел до кассационной инстанции, чтобы вернуть товарные знаки.

Ответственность за вывод активов

В последнее время все активнее стало наблюдаться такое явление как вывод активов из ООО одним из его учредителей или несколькими. В принципе, распоряжаться активами компании по своему усмотрению – это права руководства, но в некоторых случаях такие действия могут рассматриваться как попытка скрыть доходы и избежать выплаты долгов в схеме при банкротстве юридического лица, и за них могут быть санкции, вплоть до уголовного преследования. В данной статье мы рассмотрим, в каких ситуациях предусмотрена ответственность за вывод активов из ООО и как защитить себя, если выдвинуты обвинения в выводе средств.

Что считается выводом активов?

Последствием банкротства юридического лица, нередко становится вывод активов, которым может считаться любая сделка, в результате которой средства или материальные ценности предприятия выводятся из-под юрисдикции данного юридического лица и его руководства. Виды вывода активов могут быть различными: перевод денег на счета, принадлежащие третьим лицам, продажа недвижимости или другого имущества, переоформление на новое юрлицо, создание дочерней компании и передача активов ей (чаще всего безвозмездно) и т. д. Внешне это выглядит вполне безобидно – все перечисленные операции вполне законны и регулярно проводятся юридическими лицами. В чем же подвох?

Дело в том, что о выводе капитала речь идет в том случае, если конечной целью является вывести средства из оборота предприятия с целью личного обогащения или другой выгоды (например, утаить их от государственных органов или кредиторов). К примеру, очень распространен вывод активов при банкротстве : по закону все имущество компании-должника должно пойти на погашение долговых обязательств, а если перед этим руководство выведет активы, кредиторы останутся ни с чем. Схемы вывода бывают очень различными: от простых, которые несложно распознать, до очень сложных и запутанных, где применяются десятки подставных компаний (часто зарубежных) и сотни людей, и найти виновных и материальные ценности бывает очень сложно.

Какая ответственность предусмотрена за вывод активов?

Специальной статьи Уголовного кодекса, направленной на санкции за вывод активов, не существует, потому в судебной практике в подобных делах применяются схожие статьи – например, ст. 159 «Мошенничество». В принципе, это вполне логично – махинации с имуществом и денежными средствами с целью введения в заблуждение (кредиторов, государственных и регулирующих органов) вполне подходят под определение вывода активов. По этой статье виновным назначают как штрафы (с суммами до 2 миллионов рублей), так и условные и реальные сроки лишения свободы – как известно, санкции за мошенничество предусматривают до 10 лет тюремного заключения.

Кроме того, применяется также статья 201 «Злоупотребление полномочиями». Здесь мотивация следующая: действия руководства компании должны быть направлены на ее развитие и создание оптимальных условий ведения деятельности, для чего и выдаются соответствующие полномочия для принятия решения и распоряжения имуществом. А вывод средств противоречит поставленной цели и является источником собственного обогащения вопреки интересам вверенного предприятия. По этой статье за вывод активов из ООО уголовная ответственность ненамного менее строгая – для виновного наказание предусматривается в виде штрафов до миллиона рублей, а также лишение свободы на срок до 10 лет. Строгость зависит от размера нанесенного ущерба, наличия или отсутствия организованной преступной группы и других факторов.

Кроме того, подозреваемым могут вменять и другие экономические статьи – за легализацию (отмывание) денег, неправомерный оборот средств, неправомерные действия при банкротстве, уклонении от уплаты налогов и т. д. Часто обвинения применяют в комплексе, в зависимости от совершенных руководством действий. Соответственно, и санкции сильно отличаются – можно отделаться штрафом, хоть и немаленьким, но есть и вероятность получить тюремное заключение, в том числе на продолжительные сроки (от 5 лет).

Кроме уголовной, виновных может ждать и субсидиарная ответственность. Если кредиторы не получат от компании всех необходимых средств для погашения задолженности (а они их не получат, ведь деньги выведены, активы распроданы или переданы третьим лицам), они имеют право через суд требовать возмещения своих убытков с виновных – в первую очередь, с генерального директора предприятия-банкрота. Конечно, доказать, что именно его действия привели к неблагоприятному финансовому состоянию компании, достаточно сложно, но если против руководителя параллельно открыто уголовное дело, связанное с банкротством (в том числе по выводу денег), процедура существенно упрощается. Потому нужно быть готовым отвечать не только перед законом, но и перед кредиторами компании.

Защита по уголовным делам о выводе активов

Что же нужно делать, если вас обвиняют в выводе средств? В первую очередь, нужно оценить ситуацию: каков оцениваемый ущерб действий, какие доказательства есть у правоохранительных органов и т. д. – от этого во многом будет зависеть линия защиты. Рекомендуется сразу обращаться к адвокату по уголовным делам , он проанализирует сложившиеся обстоятельства и предложит оптимальную стратегию и тактику поведения.

Непосредственно линия защиты обычно включает в себя доказательства того, что совершенные операции, в которых правоохранители увидели преступный вывод средств являются обычными сделками в рамках ведения деятельности предприятия и не связаны с банкротством или личным обогащением руководства ООО. При этом нужно помнить, что доказывать преступный умысел потребуется именно следствию, и пока он не доказан, сделки не могут считаться незаконными, а значит, и нет состава преступления, вменяемого подозреваемым. Если при оформлении вывода активов не были допущены грубые ошибки, скорее всего, дело будет закрыто, особенно если вы заранее воспользуетесь юридическими услугами – помощью адвоката по банкротству , который оформит все сделки в полном соответствии с законодательством, чем исключит уголовное преследование.

Вывод средств, особенно во время процедуры банкротства, считается экономическим преступлением, и за него полагается серьезное наказание – миллионные штрафы и лишение свободы на срок до 10 лет. Однако доказать, что руководство занималось именно выведением средств, а не своей обычной деятельностью, достаточно сложно, особенно если вы заручитесь поддержкой квалифицированных адвокатов .

Понравилась статья? Сохрани в своей соцсети!

Каковы признаки вывода активов при банкротстве юрлица, и какую ответственность несут руководители должника?

Под выводом активов банкротящегося юрлица понимаются действия его руководителей или учредителей, направленные на незаконное переоформление собственности компании на себя или аффилированных лиц.

Целью вывода активов является уклонение от расчета с кредиторами, так как при нехватке средств компании для погашения всех претензий кредиторов долги списываются, а присвоенное имущество фирмы остается у учредителей.

  • 8 (800) 600-36-07 – Регионы
  • +7 (499) 110-86-72 –Москва
  • +7 (812) 245-61-57 –Санкт-Петербург

Что может считаться выводом активов

Выводом активов может считаться любое отчуждение имущества по заниженной цене в преддверии банкротства, а также подозрительные сделки, в результате которых уставной капитал фирмы уменьшается без получения равноценной выгоды. Согласно положениям ст. 61.2 закона о банкротстве, в целях пресечения вывода активов оспариваться могут подозрительные сделки, совершенные в течение трех лет до открытия дела о банкротстве и после открытия.

По каким признакам можно определить

Вывод активов можно определить по следующим признакам:

  • заключение заведомо невыгодных сделок, подписание сомнительных контрактов;
  • отсутствие актов приема-передачи денежных средств по договорам приобретения имущества;
  • аффилированность контрагентов по сделкам с руководством фирмы должника;
  • резкое увеличение прибыли, положенной участникам юрлица;
  • преференции одному из кредиторов перед другими.

К заведомо невыгодным относятся сделки по неравноценному обмену обязательствами, по продаже собственности компании по цене значительно ниже рыночной, а также по приобретению низколиквидного имущества.

Увеличение прибыли, распределяемой между участниками юрлица, при одновременном падении доходности и росте долговой нагрузки также может свидетельствовать о попытке вывести средства компании перед банкротством. Аффилированность контрагентов по подозрительным сделкам также является косвенным признаком сговора с целью нарушения прав кредиторов.

Читать еще:  Платится ли налог на имущество при УСН?

Пункт 2 ст. 61.2 закона 127-ФЗ определяет, что сделка совершена с целью причинения имущественного вреда кредиторам при любом из следующих условий:

  • цена сделки, совершенной в преддверии банкротства, составляла более 20% от стоимости активов (для банков – более 10%);
  • представитель должника сменил место жительства без уведомления кредитора вскоре после заключения сделки;
  • представитель должника скрыл или уничтожил существенные правоустанавливающие документы на имущество, полученное по сделке, или иные важные бухгалтерские документы;
  • проданное имущество продолжало находиться в фактическом пользовании компанией должника.

Также сделка считается совершенной с причинением умышленного вреда, если она была совершена при признаках банкротства, или такие признаки возникли, как последствия сделки.

Способы вывода активов и меры противодействия

Профилактика и выявление вывода активов при банкротстве юрлица осуществляется арбитражным управляющим. Чаще всего активы банкротящейся организации выводятся следующими способами:

  • активы продаются аффилированному с должником лицу по заниженной цене;
  • оформляется договор с фиктивным кредитором;
  • активы переводятся в дочернее ОАО с последующей продажей акций;
  • сделки совершаются третьим лицом по поручительству;
  • участникам юрлица выплачиваются сверхприбыли.

После продажи активов по заниженной цене контрагент выплачивает должнику разницу между реальной и указанной в договоре стоимостью проданного имущества наличными деньгами.

При фиктивном кредите оформляется крупный заем в аффилированной с должником кредитной организации, которая при конкурсном производстве получает право на удовлетворение своих претензий вместе с реальными кредиторами и при получении средств передает их часть заключившему сделку участнику юрлица-должника.

Выявляется такая схема оценкой надежности всех кредиторов юрлица, в частности, проверяется:

  • наличие у кредитора других крупных заемщиков;
  • аффилированность кредитора с участниками компании должника;
  • капитализация и дефолтность;
  • длительность представления на рынке финансовых услуг.

Также проверяется, не было ли оказано одному кредитору необоснованного предпочтения перед другими.

Иногда участник должника оформляет доверенность на третье лицо для совершения сделок по выводу крупных активов, после чего такое лицо объявляется в розыск, и устанавливаются факты связанности между участником должника и обладателем доверенности, осуществившим вывод активов. В судебной практике применяется презумпция виновности участника должника, оформившего передачу полномочий правонарушителю.

Существуют и более сложные комбинированные способы вывода активов с многократной сменой владельцев проданного имущества и переменой лиц в кредитных обязательствах. Отслеживание многоходовых схем вывода активов происходит путем анализа экономической целесообразности каждой сделки и поиска взаимосвязанных цепочек сделок с аффилированными лицами.

Ответственность

Вывод активов расценивается судом как преднамеренное банкротство и неправомерные действия при банкротстве, в частности, сокрытие сведений об отчуждаемом имуществе.

За преднамеренное банкротство руководителям должника полагается штраф в размере 5000-10000 рублей или дисквалификация на срок 1-3 года, а если при этом кредиторам был причинен ущерб, превышающий 2250000 рублей, то наступает уголовная ответственность по ст. 196 УК, предполагающая одно из следующих наказаний:

  • штраф в размере 200000-500000 рублей или зарплаты за 1-3 года;
  • принудительные работы до 5 лет;
  • тюремное заключение до 6 лет со штрафом в 200000 рублей или без штрафа.

Если при выводе активов должностное лицо скрывало информацию об отчуждаемой собственности компании или о документах на такую собственность, то такое лицо приговаривается к штрафу в размере 50-100 тысяч рублей (п. 1 ст. 14.13 КоАП), а если при этом кредиторам был причинен крупный ущерб, то правонарушитель подвергается одному из наказаний (ст. 195 УК):

  • штраф в размере 100000-500000 рублей или дохода за 1-3 года;
  • принудительные работы до 3 лет;
  • арест на полгода;
  • лишение свободы до 3 лет со штрафом до 200000 рублей или без штрафа.

Вывод активов должника банкрота. Замкнутый круг для кредитора

Арбитражный суд Краснодарского края своим Определением от 31.08.2016 г. ( http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/50869009-74d2-4a23-96d7-efa933e1652a/A32-18553-2014_20160912_Opredelenie.pdf) отказал в удовлетворении заявления КУ об оспаривании сделок должника.
Фабула дела такова:
Учредитель ООО «РВ Транс Трейдинг» (далее – должник), он же и Гендиректор – Теслин Р.К. , в течение полтора года перечисляет ОАО «Кубаньэнергосбыт» денежные средства в размере 3,66 млн. рублей в пользу другого юр. лица – ООО “РВ Транс” ( далее- 3-е лицо), в счет погашения задолженности 3-го лица перед ответчиком за поставленное электричество.
Гендиректор Должника является так же соучредителем и директором 3-го лица, а сам Должник какое либо встречное исполнение не получает.

После введения конкурсного производства КУ подает о признании данных сделок недействительными по основаниям п. 1 61.2 и 61.3 ЗоБ.

АС КК отказывает в признании сделок недействительными, ссылаясь на Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и мотивирет следующим:
“Для оспаривания действий по осуществлению платежа по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, конкурсному управляющему необходимо доказать, а суду на основании представленных доказательств установить наличие у должника гражданско-правового обязательства, на прекращение которого был направлен совершенный платеж (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.02.2015 № Ф08-570/2015 по делу № А32-40387/2012).”
“В результате перечисления денежных средств без правовых оснований, либо без представления встречного исполнения у их получателя возникает обязательство из неосновательного обогащения (гл. 60 ГК РФ). Конкурсный управляющий имеет право обратиться в установленном законом порядке с иском о возврате неосновательно полученных денежных средств, в отношении которых не представлено встречного исполнения”

В итоге, суд считает перечень сделок, указанных в Постановлении ВАС № 63 закрытым, из-за отсутствия гражданско-правовых отношений между Должником и Ответчиком или 3-им лицом, оценивает ситуацию как неосновательное обогащение и отправляет КУ подавать кондикционный иск в общем порядке.
Тут возникают два вопроса:

1. Может ли КУ вернуть имущество как неосновательное обогащение? Читаем ГК:
Статья 1102. Обязанность возвратить неосновательное обогащение
1. Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Теперь смотрим ст. 1109 куда нас ссылает ст. 1102 в качестве исключения:
Статья 1109. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату
Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:
п.4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Еще один печальный момент для КУ и кредиторов заключается в том, что, согласно ст. 61.9 ЗоБ:
“Заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, при этом срок исковой давности исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных настоящим Федеральным законом”.

Соответственно, в случае оспаривания сделок должника или подачи искового требования по общим основаниям ГК срок исковой давности будет начислятся не с момента назначения КУ, а с момента совершения сделки (ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА от 7 апреля 2016 г. по делу N А32-19527/2015).

2.) Однако, возникает вопрос: можно ли вовсе считать оплату за 3-е лицо неосновательным обогащением, на что указывает суд?

На мой взгляд такой подход неправильный, так как, это ни что иное, как дарение посредством перевода дарителем на себя долга одаряемого перед третьим лицом, п. 4. ст. 576 ГК РФ.
Очевидно, что Должник совершил дарение 3-му лицу, оплатив его долг перед Ответчиком. Согласно же п.4 ст.575 ГК РФ, запрещено дарение между юр. лицами.

Согласно ст. 168 ГК РФ:
1. За исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
2. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Абзац 2 п. 1 ст. 167 ГК РФ устанавливает, что “Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.”

Очевидно, что Ответчик знал о незаконных основаниях перечисления денежных средств Должником, так как отстутствуют какие либо акты взаимозачета, акты сверок между Должником и Ответчиком или 3-им лицом, так же Ответчик был осведомлен о том, что 3-е лицо является 100% аффилированным по отношению к должнику.

Уже указанное и хорошо знакомое всем банкротным юристам Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 в п.4 устанавливает следующее:
“В то же время наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.”

Данный пункт нашел свое отражение в Постановлении Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.05.2015 по делу N А08-3936/2013

“Суд указал, что согласно абз. 4 п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 наличие в ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных ст. ст. 61.2 и 61.3 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. ст. 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке. При этом суд пояснил, что норма ст. 10 ГК РФ закрепляет принцип недопустимости (недозволенности) злоупотребления правом и определяет общие границы (пределы) гражданских прав и обязанностей. Действия в пределах предоставленных прав, но причиняющие вред другим лицам, являются в силу данного принципа недозволенными (неправомерными) и признаются злоупотреблением правом. В рассматриваемом случае произошло отчуждение имущества должника безвозмездно, что напрямую затрагивало права кредиторов должника (увеличение риска неполучения удовлетворения за счет конкурсной массы). Как подчеркнул суд, необоснованное уменьшение имущества, подлежащего включению в конкурсную массу должника, приводит к частичной или полной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.”
То есть в рамках данного дела, суд мог удовлетворить заявление КУ, придерживаясь (ст. ст. 10 и 168 ГК РФ), а не отправлять его на подачу сомнительного кондикционного иска с исковой давностью – “как повезет”.

В российских конкурсных реалях кредиторам приходится несладко. Слишком продолжниковая конкурсная система, почему-то позаимствованная у французов, и так предусматривает скупой перечень механизмов по защите интересов кредиторов. Оспаривание сделок должника, наверное, единственный, более или менее значемый механизм, на который возлагаются тусклые надежды кредиторов хоть что-то получить. Не придерживаясь принципа добросовестности и загоняя в гроб этот механизм такими определениями, суды окончательно загубят доверие к банкротству, как к правовому инструменту.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector