Подозрительные сделки в процессе несостоятельности
Shedevr-24.ru

Юридический портал

Подозрительные сделки в процессе несостоятельности

Сделки в банкротстве: все возможности при их оспаривании

Актуальность вопроса

Достаточно большое количество арбитражных споров занимают дела по оспариванию сделок должника в рамках процедур банкротства, в том числе по основанию неравноценности встречного исполнения.

В соответствии с п. 1 ст. 61.2 закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка).

Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

При этом ни законом о банкротстве, ни в Постановлении № 63 не установлены критерии существенности отличия цены оспариваемой сделки от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

Аналогии права

При определении существенности судами обычно применяются следующие аналогии права, в которых также упоминаются признаки кратности.

Анализ текущей судебной практики

Анализ решений арбитражных судов по вопросу «существенности расхождения» и неравноценности сделок в банкротстве уже проводился коллегами из юрфирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» в статье «Неравноценные сделки в банкротстве: ключевые проблемы оспаривания». Для оценки существенности отличия цены от рыночной в рассматриваемой работе был проведен анализ 93 дел, которые дошли до Верховного суда в 2017–2018 годах. В статье по итогам анализа выведены диапазоны отклонений, когда суды считали цену однозначно завышенной (более 66%) или заниженной (более 37%) либо не признавали существенно искаженной (от минус 18% до плюс 35%), а также выделены диапазоны неопределенных решений, когда решения судов были различными. При этом указанная работа не включала анализ в разрезе объектов сделок, их характеристик, а также рынка объектов сделок, что, как правило, существенно влияет на возможные рыночные диапазоны отклонений.

Мы провели более глубокий анализ подобных дел, расширив временной диапазон до середины 2019 года. Было отобрано для анализа только 79 арбитражных дел, дошедших до ВС, и в которых была раскрыта рыночная и фактическая стоимость предмета договора. Следует отметить, что ни один спор не был передан на рассмотрение в коллегию по экономическим спорам ВС.

Анализ существенности расхождений в разрезе объектов

Проведенный более глубокий анализ в целом показал достаточно однозначные пороговые значения в разрезе объектов оценки, представленные далее в таблице.

Так как наиболее часто при вынесении решений судами степень существенности определяется через признак многократности, анализ проводился по значениям кратности расхождений.

Таблица № 1. Существенность расхождений в разрезе объектов оценки

Как видно из представленной таблицы, по движимому имуществу имелось достаточно много наблюдений анализа, при этом была четкая отсечка перехода расхождения из несущественного (1,3 раза) в существенное (1,4 раза).

Рисунок 1. Распределение расхождений по движимому имуществу.

По недвижимости, как видно на диаграмме, наблюдается пересечение пяти наблюдений в диапазоне значений от 1,51 до 1,74.

Рисунок 2. Распределение расхождений по недвижимому имуществу.

Для понимания, является ли этот диапазон неким «диапазоном неопределенности» для судов или приведенные наблюдения имеют иные объяснения, детализируем их более подробно.

Представленная детализация позволяет говорить о следующем. Даже в отношении квартир расхождения в 1,56 и 1,74 раза признаны судами несущественными. Расхождения в размере 1,51 и 1,63, признанные судами существенными, выбиваются из логики кратности и не имеют простого объяснения. Однако обращает на себя внимание тот факт, что один объект находится в Москве, а другой – в Сочи, то есть в городах с достаточно развитыми рынками.

В отношении объектов, собранных в группу «Бизнес», и без графического анализа видно, что, с одной стороны, имеющихся наблюдений недостаточно для однозначных выводов, с другой – что они вписываются в общую логику распределения по признаку кратности. В частности, качественный переход наблюдается в значениях 1,4–2,5.

Можно сделать вывод, что в случае кратного (например, в два раза) отличия цен сделок от установленной судами рыночной стоимости расхождение с высокой степенью вероятности будет признано судом существенным и, соответственно, встречное исполнение – неравноценным. Для движимого имущества высока вероятность признания расхождения существенным уже на уровне 1,4 раза. Для недвижимости также существуют риски признания расхождения существенным от 1,5.

Типовой подход не всегда работает

Важно понимать, что такой упрощенный подход к оценке существенности расхождений не всегда экономически обоснован. Рыночная стоимость, как правило, устанавливается в рамках судебной экспертизы как расчетная величина на основе рыночных данных в рамках определенных подходов оценки, в которых погрешность расчетов связана с такими факторами, как неопределенность прогнозов денежных потоков, (не) развитость рынка, значительный размер корректировок в расчетах и т. д. Приведем несколько примеров, когда кратность может быть объективным следствием высокой погрешности расчетов:

1. Земельные участки, не имеющие развитого рынка, для которых стоимость определяется методами остатка, выделения или предполагаемого использования. В данных методах для получения стоимости земельного участка из стоимости объекта недвижимости вычитается стоимость строений, что при малой доле стоимости земельного участка дает значительную погрешность.

2. Специализированные объекты. Это могут быть как объекты производственного назначения (например, трансформаторные, насосные, бойлерные), так и непроизводственного (например, стадионы, детские садики).

3. При оценке нематериальных активов расчет часто проводится на основе модели оценки бизнеса с дальнейшим выделением доли, приходящейся на такой актив, при этом к погрешности прогнозов денежных потоков от бизнеса добавляется погрешность установления доли такого актива.

Возможна и обратная ситуация, когда на развитых рынках (например, автомобилей, типовых квартир) в крупных городах расхождение менее чем в два раза может также иметь признаки существенности.

Как можно устанавливать существенность расхождений в судебных спорах?

По итогам проведенного анализа можно сделать выводы, что, с одной стороны, имеют место некоторые сложившиеся ориентиры существенности расхождений, с другой – есть значительное количество неоднородной судебной практики из-за субъективности оценки судами.

Существенно ли расхождение рыночной цены и цены сделки по конкретному объекту на конкретную дату, в конкретном регионе и при прочих индивидуальных параметрах, это вопрос экономический. Так же, как определение величины рыночной стоимости и границ ее возможного интервала.

На практике такой подход может применяться следующим образом. Как правило, в рамках судебных споров по оспариванию сделок назначается судебная оценочная экспертиза по вопросу определения рыночной стоимости объекта оспариваемой сделки. Первый вариант – это ставить вместо одного два вопроса на судебную экспертизу:

Вопрос определения существенности расхождения двух значений цены для одного объекта оценки имеет несколько методических подходов к решению в оценочной практике и научно-методической литературе. Данный вопрос может успешно решаться оценщиком на основании экономической сути.

Второй вариант – это ставить один вопрос перед судебным экспертом:

Читать еще:  Как узнать кто управляет многоквартирным домом

В таком случае эксперт-оценщик определяет рыночную стоимость не как единственное значение, а интервал возможной рыночной стоимости. Решение относительно существенности отличия цены сделки от рыночной стоимости автоматически может приниматься судом в зависимости от нахождения цены сделки в этом определенном оценщиком интервале рыночной стоимости либо же вне его. Соответственно, если значение цены сделки лежит вне интервала возможной рыночной стоимости, расхождение существенное и сделка подлежит признанию недействительной. По сути, оценка расхождения в данном случае происходит между ценой сделки и значением середины интервала рыночной стоимости – это обычно то значение, которое определяется как единственное для рыночной стоимости. А границы интервала задают возможное несущественное отклонение от этого серединного значения рыночной стоимости.

Если же значение цены сделки лежит внутри интервала возможной рыночной стоимости, то цена сделки получается одним из вариантов рыночной стоимости и не имеет существенного отклонения от значения середины интервала.

Также отметим, что вопрос определения возможного интервала рыночной стоимости для всех видов объектов оценки имеет методические подходы к решению в оценочной практике и научно-методической литературе. Соответственно, может успешно решаться оценщиком.

Дополнительные возможности по оспариванию сделок по ст. 61.2

У сторон такого судебного спора появляется дополнительная возможность для борьбы. Как отмечалось выше, в ходатайстве о назначении судебной экспертизы можно указывать два вопроса либо один, но про интервал рыночной стоимости. Скорее всего, суды во многих случаях будут консервативны и будут назначать судебную экспертизу по одному вопросу об определении просто рыночной стоимости.

Но, во-первых, судебный эксперт может определить рыночную стоимость в виде интервала, а тогда можно будет соответствующим образом сформировать позицию, как было описано выше.

Во-вторых, в случае определения рыночной стоимости в консервативном варианте в виде конкретного значения можно привлекать специалиста по вопросу определения существенности отличия цены сделки от определенной рыночной стоимости. Заключение специалиста на эту тему можно приобщить к материалам дела и тем самым либо повлиять на мнение суда относительно вопроса существенности, либо спровоцировать назначение дополнительной экспертизы по вопросу, существенно ли отличие цен.

Дополнительная возможность реализуется в том, что помимо борьбы за определение рыночной стоимости через досудебные оценки, рецензии, судебные экспертизы, оспаривание судебных экспертиз и назначение повторных судебных экспертиз появляется возможность с использованием тех же самых инструментов открыть «второй фронт» по вопросу существенности отклонения, если первый по вопросу величины рыночной стоимости проигран.

Авторы:

Владимир Лебединский
Первый вице-президент Ассоциации «СРОО «Экспертный совет»

Подозрительные сделки при банкротстве

podozritelnye_sdelki_pri_bankrotstve.jpg

Похожие публикации

Процедура банкротства для многих должников – единственный вариант выти из проблемной ситуации с наименьшими потерями. Но далеко не во всех случаях это возможно, поскольку положения законодательства о несостоятельности (банкротстве) значительно сократили возможность избежать ответственности владельцами и руководителями бизнеса, которая наступает в случае недобросовестного поведения в предбанкротном состоянии.

Что такое подозрительные сделки при банкротстве

Длительное время собственники банкротящейся компании проводили своеобразную «подготовку» к процедуре и выводили до её начала все более-менее ценные активы. В результате сформировать конкурсную массу было не из чего, и кредиторы не могли удовлетворить свои требования.

Сейчас ситуация несколько иная: появилось понятие «сделки подозрительные», закон о банкротстве определяет их как сделки, совершенные должником с целью причинения вреда кредиторам, а также предусматривающие неравноценное встречное исполнение обязательств. Арбитражный управляющий при выявлении подозрительной сделки обращается в суд с иском о признании таковой недействительной. Как показывает практика, оспаривание подозрительных сделок должника часто позволяет значительно увеличить конкурсную массу или вовсе сформировать её полностью, а значит, кредиторы получают возможность удовлетворить свои требования.

Признаки подозрительных сделок

Исходя из положений ст. 61.2 закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 27.12.2018), признание сделки подозрительной возможно только в следующих случаях:

Неравноценность встречного исполнения, например, продажа техники по цене в несколько раз ниже рыночной, либо оплата работ, услуг в размере, превышающем обычную стоимость таких работ или услуг;

Причинение вреда имущественным правам кредиторов – сделка, при которой имущественное положение должника значительно ухудшается, в том числе возникают признаки несостоятельности, и исполнить свои обязательства перед кредиторами должник не может.

Признание сделки подозрительной во втором случае возможно только, если контрагент по такой сделке знал, что её совершение должником повлечет за собой негативные последствия для кредиторов должника. На практике именно доказывание данного обстоятельства вызывает наибольшие трудности. По данному признаку возможно признать недействительными и безвозмездные сделки, например, дарения, но при выявлении любого из следующих обстоятельств:

Стоимость имущества отчужденного по такой сделке – от двадцати процентов балансовой стоимости всех активов должника;

Изменение места нахождения в период совершения сделки, а так же после неё, при этом о новом адресе кредиторы не уведомлены;

Сокрытие имущества, а также уничтожение/искажение документов, относящихся к нему, либо бухгалтерской документации;

Отчужденное в ходе сделки имущество остается в пользовании должника, он распоряжается им по своему усмотрению путем передачи распоряжений формальному собственнику.

Арбитражный управляющий должен доказать эти обстоятельства и их связь с наступившими неблагоприятными последствиями.

Период подозрительности сделок

Статья 61.2 об оспаривании подозрительных сделок должника, предусматривает, что сделки, совершенные с целью нанесения вреда имущественным правам кредиторов, могут быть оспорены и признаны арбитражным судом недействительными:

если они совершены уже после принятия заявления о признании банкротом,

при совершении их в течение 3-х лет до принятия такого заявления.

Для неравноценных сделок срок оспаривания ограничен одним годом до момента принятия судом заявления о банкротстве, и также распространяется на сделки, совершенные после принятия заявления.

Подозрительная сделка должника: последствия

Любая сделка признанная подозрительной может быть оспорена с применением к ней последствий недействительной сделки т.е. контрагент должен будет вернуть должнику имущество или денежные средства, полученные в ходе такой операции для включения их в конкурсную массу. Например, определением Арбитражного суда Ульяновской области по делу № А72-7843-13/2017 были признаны недействительными операции по снятию наличных денежных средств на хознужды с расчетного счета организации-банкрота. Бухгалтер организации-должника, которая осуществляла снятие средств по чекам в трехлетний период перед принятием заявления о признании компании банкротом (т.е., в пределах «периода подозрительности»), теперь обязана вернуть сумму в размере 640 тысяч рублей. Кстати, такие последствия возможны для любого работника организации, который участвовал в подобных хозяйственных операциях должника. Кроме того, должностные и контролирующие лица должника могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, если будет невозможным вернуть утраченное в ходе подозрительной сделки в конкурсную массу.

При этом необходимо доказать вину данных лиц, в совершении действий, повлекших негативные последствия, например, что умышленно были совершены безвозмездные, подозрительные сделки. Судебная практика носит неоднозначный характер по таким делам, хотя в большинстве случаев суд поддерживает обоснованные доводы арбитражного управляющего и конкурсного кредитора, когда очевидна ситуация, что руководство и собственники бизнеса перед процедурой банкротства предпринимали действия по выводу активов и не стремились к погашению задолженности перед кредиторами. Часто выявленные подозрительные сделки при банкротстве юридических лиц становятся основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Отметим, что подозрительные сделки при банкротстве физических лиц ничем не отличаются от аналогичных сделок в отношении должников-организаций. Практика показывает, что граждане-банкроты также ищут пути скрыть имущество от кредиторов, либо от процедуры реализации, чаще всего это делается через договора дарения, залога. Но практически все такие сделки признаются недействительными.

Читать еще:  Где можно заказать проект перепланировки квартиры?

Подозрительные сделки

К подозрительным сделкам Закон о банкротстве относит два вида сделок.

1. Сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цепы и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

При этом неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

В случае если продажа имущества, выполнение работы, оказание услуги осуществляются по государственным регулируемым ценам (тарифам), установленным в соответствии с законодательством РФ, в целях настоящей статьи при определении соответствующей цены применяются указанные цены (тарифы).

2. Сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

При этом предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Как разъяснил Пленум ВАС РФ, в силу абз. 1 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Данные презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.

При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Согласно абз. 2 п. 3 ст. 28 Закона о банкротстве сведения о введении наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства подлежат обязательному опубликованию в порядке, предусмотренном названной статьей.

В связи с этим при наличии таких публикаций в случае оспаривания на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделок, совершенных после этих публикаций, надлежит исходить из следующего: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности (п. 5—7 постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63).

При этом цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии следующих условий:

  • а) стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет 20 и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — 10 и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;
  • б) должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской отчетности или иные учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством РФ, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по храпению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;
  • в) после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Причины появления в российском законодательстве о банкротстве данных конструкций выявила Е. П. Себякина: в римском праве выделялись три основания для опровержения действий должника: объективный фактор наличия ущерба (eventus damni), субъективное намерение должника (consilium fraudis) и осведомленность третьего лица о намерении должника причинить вред другим кредиторам (causa lucrativa). Эти основания были заимствованы законодательством континентальной Европы.

Кроме того, как отмечает указанный автор, в США при оспаривании юридических действий должника была выработана конструкция badge of fraud, предусматривающая, что вина считается доказанной при наличии определенных обстоятельств (например, должник скрылся, несостоятельность наступила сразу после передачи имущества и т.д., всего 11 признаков). По тому же пути пошел и российский законодатель.

Однако внесистемное заимствование указанного подхода из американского права представляется весьма сомнительным, поскольку он смешивает понятия противоправности и вины, устраняет необходимость исследования причинной связи и тем самым превращает состав правонарушения в одноэлементный (совершение одного действия автоматически превращает совершение другого действия в виновное правонарушение). Кроме того, это приводит к возникновению в российском праве парадоксальной ситуации, когда не только в разных отраслях права, но и внутри одной отрасли (гражданского права) действует несколько разных подходов к определению вины.

В правоприменительной практике также возник вопрос о соотношении п. 1 и 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, т.е. в каких случаях применяется первый пункт, а в каких — второй. По данному вопросу Пленум ВАС РФ разъяснил, что надлежит исходить из следующего.

Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных п. 2 дайной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств (п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63).

При определении соотношения п. 2 ст. 61.2 и ст. 61.3 Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего.

Читать еще:  Устав управляющей компании многоквартирным домом образец

Если сделка с предпочтением была совершена в течение шести месяцев до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в ст. 61.3 Закона о банкротстве, а потому доказывание иных обстоятельств, определенных п. 2 ст. 61.2 (в частности, цели причинить вред), не требуется.

Если же сделка с предпочтением была совершена не ранее чем за три года, но не позднее чем за шесть месяцев до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве при доказанности всех предусмотренных им обстоятельств. При этом, применяя такой признак наличия цели причинить вред имущественным правам кредиторов, как безвозмездность оспариваемой сделки, необходимо учитывать, что для целей определения этого признака платеж во исполнение как денежного обязательства, так и обязательного платежа приравнивается к возмездной сделке (кроме платежа во исполнение обещания дарения).

Если, исходя из доводов оспаривающего сделку лица и имеющихся в деле доказательств, суд придет к выводу о наличии иного правового основания недействительности сделки, чем то, на которое ссылается истец (например, и. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве вместо ст. 61.3 или наоборот), то на основании ч. 1 ст. 133 и ч. 1 ст. 168 АПК РФ суд должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами, а также нормы права, подлежащие применению (дать правовую квалификацию), и признать сделку недействительной в соответствии с надлежащей нормой права (п. 9.1 постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63).

Согласно п. 2 и 3 ст. 61.4 Закона о банкротстве не могут быть оспорены по п. 1 ст. 61.2 этого же Закона сделки, совершенные в рамках обычной хозяйственной деятельности, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает 1% стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период, а также сделки должника, направленные на исполнение обязательств, по которым должник получил равноценное встречное исполнение обязательств непосредственно после заключения договора.

К сделкам по принятию обязательств или обязанностей относятся, в частности, любые договоры, предусматривающие уплату должником денег, в том числе договоры купли-продажи (для покупателя), подряда (для заказчика), кредита (для заемщика), а также договоры поручительства, залога и т.п.

При этом при определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени.

Совершение сделки в сфере, отнесенной к основным видам деятельности должника в соответствии с его учредительными документами, само по себе не является достаточным для признания ее совершенной в процессе его обычной хозяйственной деятельности (п. 14 постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63).

Кроме того, арбитражный суд может отказать в признании сделки недействительной в случае, если стоимость имущества, приобретенного должником в результате оспариваемой сделки, превышает стоимость того, что может быть возвращено в конкурсную массу в результате оспаривания сделки, или если приобретатель по недействительной сделке вернул все исполненное в конкурсную массу (ст. 61.7 Закона о банкротстве).

Оспаривание сделок на основании Закона о несостоятельности (банкротстве): практические и проблемные аспекты

Оспаривание сделок должника является одним из самых актуальных и сложных аспектов банкротного права. Тысячи сделок ежегодно оспаривается в рамках процедур банкротства российских компаний и граждан. Эта практика не всегда соответствует разумному балансу интересов сторон, но без этого института банкротство не могло бы эффективно работать. Поэтому законодательство и судебная практика находятся в этой сфере в постоянном движении и пытаются нащупать наиболее приемлемые компромиссы.

Обзор данного вопроса нацелен на детальный разбор данной проблематики, выявление сложных и неоднозначных вопросов, поиск их решений и выработку рекомендаций в отношении более эффективного применения норм об оспаривании сделок «по банкротным основаниям».

Основные вопросы:

1. Общие положения о конкурсном оспаривании. Понятие сделки для целей конкурсного оспаривания. Недостатки регулирования, повлекшие за собой реформирование института. Соотношение оснований конкурсного оспаривания и оспаривания сделок по общегражданским основаниям (ст.ст. 10, 168 ГК РФ), позиции Экономколлегии ВС РФ.

2. Возможность оспаривания любых юридических фактов, негативно влияющих на имущественную массу должника. Возможность признания недействительными сделок, совершенных не самим должником, но другими лицами за счет должника (п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63). Возможность начисления процентов (договорных, за пользование чужими денежными средствами) на сумму признанного недействительным денежного исполнения. Формальность оснований для оспаривания. Оспаривание цепочки сделок, виндикационный иск.

3. Круг лиц, уполномоченных на оспаривание. Какие лица и по каким основаниям могут оспаривать сделки должника в рамках дела о банкротстве, а кому придется оспаривать сделки в исковом порядке? Применяются ли положения п. 5 ст. 166 ГК РФ при оспаривании сделок по специальным банкротным основаниям?

4. Виды конкурсного оспаривания. Разновидности подозрительных сделок и сделок с предпочтением. Какие категории сделок могут быть оспорены по специальным основаниям главы III.1 Закона о банкротстве.

4.1. Сделки с неравноценным встречным предоставлением (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Существенная неравноценность. Реституционные последствия эффективного оспаривания данного вида сделок.

4.2. Сделки, совершенны должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве): условия недействительности и последствия признания их таковыми. Оспаривание сделок, не предполагающих встречного предоставления.

4.3. Сделки с предпочтением (ст. 61.3 Закона о банкротстве): виды применительно к бремени доказывания по соответствующим категориям споров. Соотношение принципа пропорциональности удовлетворения требований кредиторов и общего принципа гражданского права – принципа добросовестности.

5. Период подозрительности. Дата совершения разных видов сделок для определения периода подозрительности (сделки под условием, сделки, подлежащие государственной регистрации)? Недобросовестное изменение течения периода подозрительности.

6. Добросовестность и осведомленность. Обычная хозяйственная деятельность: как применять данный критерий? Как определить выход сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности Необходимость доказывания недобросовестности контрагента в случае совершения сделки в процессе обычной хозяйственной деятельности.

7. Распределение бремени доказывания, презумпции. Повышенный стандарт доказывания: опровержение контрагентом должника по сделке обоснованных доводов независимых кредиторов. Может ли применяться стандарт доказывания, аналогичный стандарту доказывания для контрагента по сделке, к конкурирующим кредиторам?

8. Последствия признания сделок недействительными, особенности реституции. Обусловленность применения различных механизмов реституции применительно к каждой категории оспаривания сделок, предусмотренных главой III.1 Закона о банкротстве, степенью общественной опасности поведения стороны сделки. Возможность кредитора избежать негативных последствий реституции. Реституционный иммунитет. Переход долга по реституционному требованию в рамках наследственного правопреемства.

9. Оспаривание сделок должника при трансграничном банкротстве: применимое право.

10. Внеконкурсное оспаривание сделок должника в практике гражданской коллегии ВС РФ. Возможность оспаривания сделок в процедуре наблюдения, при санации кредитных организаций и до ее начала. Подведомственность оспаривания сделок при санации.

11. Комментарий практики ВАС РФ и ВС РФ о банкротном оспаривании сделок.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector